Кровавый мальчишник

На память о холостяцкой жизни жених оставил себе труп школьницы

4 августа 2002 в 00:00, просмотров: 819
  У жителя Тверской области 27-летнего Дмитрия Качалина в апреле 2001 года намечалась свадьба. Расставание с холостой бесшабашной жизнью будущий молодожен решил отметить так, чтобы событие запомнилось навсегда. На свою беду, на пути жениха повстречались две школьницы-москвички, которых он пригласил на свой кровавый мальчишник. Одна из них была изнасилована и убита, другой удалось бежать от мучителя. Не так давно злодей был осужден на 18 лет лишения свободы.

     Москвички Ольга Петрова и Татьяна Макеева (фамилии потерпевших изменены) считались закадычными подружками: ходили друг к дружке в гости, менялись одеждой, обсуждали кавалеров. 10 апреля 2001 года Оля навестила приятельницу, которая жила в Докучаевом переулке, и осталась у нее ночевать. На следующий день у подружек было намечено много дел. Они намеревались сначала походить по магазинам, а потом просто пошататься по улицам в поисках приключений.
     Вечером 17-летняя Оля и 15-летняя Таня бесцельно топтались на трамвайной остановке неподалеку от станции Каланчевская. Здесь к ним подошли двое работников вагонно-пассажирского депо “Николаевка” — автослесарь Дмитрий Качалин и обходчик Николай Фокин (фамилия изменена).
     — Отдыхаете, девчонки? — поинтересовался Дмитрий, заинтересованно обшаривая взглядом хрупкие фигурки подружек. — Может, вина выпьем вместе?
     Приятельницы не отказались. Новый знакомый им не приглянулся, но выпивка со взрослыми парнями показалась достойным завершением вечера. Тяга к приключениям впоследствии дорого обошлась подружкам.
     Дмитрий купил вина, и компания направилась на платформу. Здесь, сидя на скамеечке, Качалин, Петрова и Макеева осушили бутылку. Фокин отказался от угощения, поскольку его рабочая смена не закончилась. Качалину показалось мало спиртного. Он приобрел еще и бутылку водки, которую осушил в одиночку. Фокин же презентовал компании бутылку вина и удалился, оставив Качалина с девушками. Развлекаться с малолетками сам он не хотел, а в намерениях друга нисколько не сомневался.

* * *
     Троица шагала вдоль железнодорожных путей. Захмелевшие девушки как в тумане брели за своим кавалером. Едва компания поравнялась с территорией, огороженной небольшим забором, Дмитрий ударил Ольгу кулаком по голове.
     — Лезьте через забор, а то убью! — прошипел он.
     Девочки поняли, что Качалин не шутит. У подружек еще была возможность спастись от насильника, стоило только закричать или попытаться отбиться от мужчины. Однако подруги были настолько перепуганы, что беспрекословно подчинились и перелезли на огороженную территорию. Теперь у них не осталось пути к отступлению.
     Дальнейшее походило на страшный сон. Злодей еще раз ударил Петрову, и девочка, крича от страха, упала на землю. Макеева попыталась бежать из западни, но насильник стащил ее с забора и ударом в челюсть тоже сбил с ног. Затем Дмитрий не спеша вынул из брюк ремень и накинул на Олину шею.
     Качалин дважды изнасиловал несчастную. В отуманенном спиртным сознании пронеслось: девчонка все расскажет, ее надо убить. Насильник сильнее затянул петлю на тоненькой шее, но Оля еще хрипела. Озлобленный мучитель несколько раз пнул ногой худенькое тело, потом огляделся и обнаружил под ногами пустые бутылки. В исступлении садист хватал их одну за другой и разбивал о голову несчастной. Под руку убийцы попался кирпич, который он трижды опустил на искаженное, истерзанное лицо девочки. Несчастная продолжала цепляться за жизнь. Тогда злодей схватил железную болванку и ею добил жертву. Этот кошмар продолжался более двух часов. Позднее описание травм, от которых погибла Оля, займет в уголовном деле три страницы...
     Татьяна в оцепенении следила за расправой. Попытки вступиться за подругу только вызывали у насильника приступы злобы. Дмитрий посоветовал девочке замолчать, иначе он убьет ее.
     Тане повезло. Качалин решил развлечься с нею напоследок, в гараже, расположенном на территории вагонного депо, где часто оставался ночевать после работы. Когда Оля затихла, убийца снял с трупа ботинки, а потом деловито поднял с земли рюкзак с косметичкой и кошельком. Поступить иначе Качалин не мог — привычку брать чужое он впитал, похоже, с молоком матери и несколько лет назад уже был судим за кражу. Дмитрий закинул добычу за спину, а после велел Тане подняться с земли и идти следом за ним.
     Дрожа от страха, девочка шла рядом с мучителем, словно загипнотизированная. Насильник привел жертву в гараж. Здесь он изнасиловал Татьяну, а затем затащил девушку в “Газель”. Злодей закрыл двери машины и, переполненный впечатлениями, заснул, обхватив жертву рукой. Когда Качалин захрапел, Таня осторожно выскользнула из смертельных объятий и, выбравшись на волю, убежала домой.
* * *
     Грязная, с разбитой губой, Татьяна пришла домой и бессвязно, плача и вздрагивая, рассказала все матери. Та сообщила о трагедии Петровым. Обе родительницы бросились в милицию. В ОВД “Красносельский” женщин приняли прохладно и даже не стали регистрировать заявление об убийстве, сославшись на то, что инцидент случился не на их территории. Мол, это — земля Московско-Октябрьского ЛУВД, туда и ступайте со своими проблемами. Впрочем, и в этом управлении с обезумевшей от горя матерью церемониться не стали. Снова прозвучали слова: “Это не наша территория”.
     Между тем, согласно инструкции МВД РФ “О едином учете преступлений”, сотрудники милиции были обязаны зарегистрировать сообщение об убийстве независимо от того, где оно было совершено. А время уходило, и оставалось все меньше шансов раскрыть преступление по горячим следам. Кстати, все, кто “пинал” посетителей по инстанциям, позднее были наказаны по представлению прокуратуры.
     После длительных хождений у женщин все-таки приняли заявление в ЛОВД на станции Москва-Курская. К делу подключились лучшие розыскники отдела. Однако девочка не могла толком ни вспомнить место, где мучитель издевался над нею и подругой, ни указать гараж, из которого чудом спаслась. Требовалось если не отыскать убийцу, то хотя бы установить личность рабочего, который вместе с ним познакомился с девушками в роковой вечер. Этот человек наверняка знал о том, где искать приятеля.
     Сыщики вместе с Таней в который раз прохаживались по платформе Каланчевская, когда девочка узнала в одном из пассажиров Николая Фокина. Он как раз садился в электричку. В последний момент оперативник прыгнул в кабину электропоезда и велел машинисту подождать с отправлением состава. Фокин заметил слежку и бросился бежать по вагонам, но вскоре оказался в руках оперативников.
     В тот же день на территории депо было обнаружено истерзанное тело Ольги Петровой.
     Николай Фокин вывел сыщиков на своего приятеля, и те повязали убийцу. Дмитрий не пытался скрываться. После расправы он лишь снял с себя окровавленную одежду и забросил в вагон, стоявший в одном из железнодорожных тупиков. А Олин рюкзак так и остался лежать в кузове ЗИЛа, стоявшего в гараже.
     В участке Качалин держался уверенно, своей вины не признавал. По словам злодея, девочки сами отозвали его за огороженную территорию, а потом попросили... найти им наркотики. Дмитрий заявил, что это обстоятельство возмутило его, и он несколько раз ударил Ольгу, чтобы проучить. Когда же девочка упала, ее якобы насмерть забила подружка, которая потом забрала вещи своей приятельницы...
     Впрочем, убийце не удалось сбить с толку оперативников, а также сотрудников Московско-Курской транспортной прокуратуры и прокуратуры г. Москвы, проводивших расследование. Вскоре он был изобличен в совершении преступлений по семи статьям Уголовного кодекса. В конце прошлого года Мосгорсуд приговорил насильника к 18 годам лишения свободы. Преступник даже обжаловал приговор в Верховном суде. Однако высшая инстанция оставила решение в силе.
     Редакция выражает благодарность за помощь в подготовке материала сотрудникам прокуратуры г. Москвы: начальнику отдела по надзору за расследованием преступлений на транспорте Андрею Шелковскому, начальнику отдела по расследованию особо важных дел Игорю Парфеновичу и следователю по особо важным делам Артему Кененову.
ПРЕДСВАДЕБНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
     Май 2000 года — 44-летняя москвичка в доме по 6-му Новоподмосковному переулку убила жениха, нанеся более 30 ножевых ранений. В тот день мужчина пришел в загс пьяным, и регистрировать брак отказались. Невеста получила 4 года колонии.
     Июль 2000 года — 24-летний житель Подмосковья, нуждаясь в деньгах, перед свадьбой совершил нападение на ювелирный магазин “Эдельвейс” на улице Грекова. Операция провалилась: преступник хотя и ранил охранника магазина, сам получил пулю, причем пострадали гениталии злоумышленника. Суд приговорил его к 11 годам тюрьмы.
     Сентябрь 2000 года — 27-летний рабочий мебельной фабрики убил свою невесту за то, что она не пришла в назначенный час к дверям загса. Девушка сомневалась в правильности своего выбора. Жених выследил суженую в Балакиревском переулке и зарезал ее.
КОММЕНТАРИЙ ПСИХИАТРА
     Поскольку в последнее время увеличилось и количество свадеб, и число преступлений, в которых фигурируют молодожены, “МК” обратился за комментарием к специалисту по межличностным отношениям врачу-психотерапевту Максу Дворкину.
     — Сложно оценить на сто процентов, повлияла ли в данном случае на действия мужчины предсвадебная суматоха или же он совершил преступление независимо от этой перемены в жизни. Тем не менее нельзя оспорить тот факт, что заключение брака оказывает серьезное воздействие на психическое состояние мужчины. Многие представители сильного пола в большинстве своем консервативны и с неохотой ломают традиционный уклад жизни. Если их привычной атмосфере угрожает вторжение (в данном случае — официальное оформление брака и связанная с ним ответственность), то молодые люди попросту пасуют, отмахиваются от перемен. Чаще всего в число завзятых консерваторов входят два типа мужчин — так называемые “маменькины сынки” и “мачо”. Первые подсознательно сопротивляются всему, что связано с детским представлением о семье: я, мама, папа (если семья полная), сестра или брат (если есть). Все остальные люди видятся таким мужчинам “приходящими”. В качестве гостьи они могут воспринимать и гражданскую жену, даже если она годами делит с ним и жилплощадь, и совместные радости-горести. Официальная регистрация переводит женщину в члены семьи, а это уже переживается “сынком” болезненно. Второй тип просто в открытую дорожит своей свободой и сопротивляется окольцовыванию. Его цель — охватить как можно больше женщин, не зацикливаясь на отношениях с одной из них.
     Подсознательное сопротивление браку теоретически может обернуться банальной агрессией, и жених выплеснет негативные эмоции на окружающих. А если под руку попадется представительница слабого пола, то он сорвет на ней недовольство тем, что попал под каблук. Однако это скорее не правило, тем более что мужчин, которые адекватно воспринимают женитьбу, в мире гораздо больше.
    




Партнеры