Плевок Дьявола

Если бы Тунгусский метеорит прилетел сегодня, нас бы даже не предупредили...

4 августа 2002 в 00:00, просмотров: 253
  Совсем недавно всем нам было не по себе. Новость, которую преподнес “голубой ящик”, который, кажется, уверовал в то, что знает все, ошарашила: жить нам осталось около 17 лет. Потому как 1 февраля 2019 года прилетит нечто из космоса, у которого даже нет названия, а просто номер в каталоге астероидов — 2002 NT 7, — и бац! Нет цивилизации. Нет меня, вас, даже всезнающего “голубого ящика”.
     А на следующий день все тот же мастер голубых иллюзий — ТВ — посмеивался, вытащив на экран никому не известных доселе экспертов: ничего страшного, мол, эта штука пролетит мимо, Земля — она маленькая, и попасть в нее даже булыжником 2 км в диаметре — шанс один на миллион.
     От сердца отлегло? Но дело в том, что ОНО — по-прежнему там. ОНО никуда не делось и продолжает свой путь к нам со скоростью 96000 км в час. И с ним — 2000 таких же незваных гостей. И с каждым годом их все больше.

     Незадолго до того, как 2002 NT 7 озадачил нас перспективой отсутствия полной перспективы, тоже в июле сего года, в одном из зданий Вашингтона собрались люди, которые были отнюдь не склонны смеяться по пустякам. А именно: крупные шишки из NASA (Национальное аэрокосмическое агентство США), глава сенатского подкомитета по космосу и аэронавтике, глава Центра изучения малых планет и прочие не менее важные лица. Маячила даже одна фигура в мундире — бригадный генерал Саймон Т.Уорден, представлявший космическое командование армии США. Он был по-военному прямолинеен:
     — Несколько недель назад мы были свидетелями, как едва не началась ядерная война — Пакистан и Индия готовы были нажать ядерные кнопки.
     Своим заявлением генерал никого не удивил — это всем было известно. Но затем Уорден поведал коллегам по “круглому столу” то, что до сего момента знали лишь немногие в высших эшелонах американской военной иерархии. В разгар индо-пакистанского противостояния спутники раннего оповещения США засекли в небе мощную вспышку, по выбросу энергии сопоставимую со взрывом бомбы, сброшенной на Хиросиму.
     — Мы наблюдаем до 30 таких вспышек ежегодно, — добавил Уорден. — Всему виной — астероиды. Небольшие, 5—10 метров в диаметре. К счастью, они сгорают и взрываются в атмосфере, а если бы такой достиг поверхности Земли — взрывная волна опрокинула бы средней величины военный корабль. Вообразите, что известие о такой вспышке поступило бы в Дели или Исламабад, которые не располагают должными средствами распознавания. Результат — паника в штабах двух ядерных держав, взаимный обмен ударами — война, последствия которой затронут полмира...
     К счастью, астероид, по словам генерала, взорвался, не долетев до зоны потенциальных военных действий, и вообще, это представительное (хотя и не имевшее статуса официальных слушаний) заседание, выдержку из отчетов которого я позволил себе процитировать, прошло довольно мирно. Разговор так или иначе вращался вокруг “NEO” (Near Earth Objects — сближающиеся с Землей объекты).
     Меня на том вашингтонском совещании, разумеется, не было, но, чтобы получить эти “секретные файлы”, достаточно заглянуть на сайт НАСА, где открыто публикуются материалы подобного рода за разные годы, начиная с начала 90-х.
     Покопавшись в этом покрытом космическом пылью архиве, я сделал небольшое открытие. А именно: как родилась эта кошмарная новость под именем 2002 NT 7 и кому мы обязаны теми 24 часами растерянности, пока всезнающее ТВ дезавуировало собственную сенсацию. Зовут этого человека — Дэвид Моррисон.

Охотник за астероидами
     Это прозвище прилепилось к Моррисону, когда в начале 90-х он возглавил комитет ученых, подготовивших доклад “Космическая стража”, который советовал NASA и конгрессу организовать слежку за всеми NEO свыше 1 км в диаметре, блуждающими в космосе и угрожающими Земле. По мнению авторов “Космической стражи”, именно таким размером должен обладать астероид, способный убить нашу цивилизацию.
     — Удар из космоса так же реален, как любой другой природный катаклизм, — вещал Моррисон перед конгрессменами. — Что случилось с динозаврами, может случиться с нами.
     На тот момент, утверждал ученый муж, таких космических агрессоров было известно около 100 из предположительно 2000 им подобных.
     Конгрессмены вняли гласу науки и решили выделить средства на специальные исследования. Сначала $1 млн, позднее — $3,5 млн. ежегодно. И поставили задачу: вычислить как все NEO, так и траектории их полета.
     Ученые прильнули к телескопам, и когда 21 мая 1998 года на новых слушаниях в конгрессе доктор Кларк Чэпмен докладывал, на что ушли деньги налогоплательщиков, он утверждал, что уже 1800 опасных космических булыжников от километра и больше в диаметре взяты на карандаш и что в среднем каждые две недели выявляется новый NEO.
     Но при этом траектории изучены только у 245 из этой тучи летающих камней, то есть у 12%. Находки не скрывают от публики — информация о них моментально появляется на сайте NASA: параметры движения, вероятность столкновения с Землей и т.д.
     Так 9 июля был открыт — сначала астрономами из обсерватории в Нью-Мексико, а затем безымянным журналистом уже на сайте NASA — и злополучный “астероид-убийца” 2002 NT 7.
     Но где же доктор Мориссон, зачинатель и “крестный отец” всей этой астероидной эпидемии? Что он думает по поводу 2002 NT 7? Да, собственно, ничего конкретного, для него это всего лишь очередной открытый NEO.
     — Я думаю, что к 2008 году, когда мы будем иметь данные практически на все NEO, возможно, выяснится, что ни один из них не представляет реальной угрозы, — говорил охотник за астероидами на июльском симпозиуме в Институте астробиологии NASA, где его и подловили репортеры. Было это за 7 дней до появления 2002 NT 7.
     — Но мы постоянно слышим, что рано или поздно Земля снова подвергнется удару из космоса... — допытывался журналист. — КОГДА?
     — Большой удар вряд ли последует при нашей жизни и даже жизни наших внуков, — отвечал мэтр. — Хотя... случиться это может в любое время.
     Вот так — ни больше ни меньше. Скорее всего — “никогда”, и одновременно — “в любое время”.
Жить или не жить?
     Мир так взволновался появлением 2002 NT 7, что 26 июля представитель NASA Дон Йеманс поспешил успокоить:
     — Угроза минимальна — 1 шанс из 250000.
     Публика охотно проглотила успокоительную таблетку.
     — Я эксперт по астероидам и изучению кратеров от их ударов на поверхности Земли, — бьет себя в грудь уже известный нам доктор Чэпмен. — Я принимал участие в миссии космического аппарата “Галилео” NASA. Я также в составе команды, которая участвует в запуске аппарата на орбиту астероида Эрос, который ударит с вероятностью 5—10% по Земле через несколько миллионов лет...
     Остается снять шляпу: все эти “я” ученого мужа привожу лишь к тому, что такому авторитету, очевидно, можно верить. Так вот, уважаемый доктор Чэпмен тоже дает статистику вероятности нашей гибели от астероида в сравнении с вероятностью гибели при других рисковых обстоятельств. Не только от 2002 NT 7, а вообще.
“А мы тут плюшками балуемся!”
     Но и у нас, как говорится, не лаптем щи хлебают. Понятно, что космическая наука в России в финансовом плане сидит в глубокой калоше и до масштабных исследований американцев нам как от Земли до Луны. Или до пресловутого 2002 NT 7, который пока еще находится от Земли на расстоянии 135 млн. км.
     Однако в 1998 году Министерство чрезвычайных ситуаций в России заказало Институту астрономии Российской Академии наук (РАН) анализ “Угрозы падения на Землю небесных тел”. Такой доклад был подготовлен. А что касается наблюдения за “камнями, падающими с неба”, то наблюдение в России за ними ведется постоянно, благо наши, хотя и устаревшие и не столь мощные, как в США, средства слежения вполне годятся, чтобы находить именно такие NEO, как 2002 NT 7, то есть — крупные “камешки”, способные в одночасье стереть в порошок все достижения человечества. Российские специалисты дают статистику, несколько отличную от американской.
     Хотелось бы кое-что уточнить у ученых: как это получается, что шанс погибнуть от глобального удара больше, чем шанс от падения “локального” объекта, которые сыплются на Землю чуть ли не ежедневно? Вспомните хотя бы доклад генерала Уордена...
     После долгих звонков в Институт астрономии РАН мне и вправду удалось застать если не главного, то одного из главных по астероидам. Доктора наук! Остальные разъехались по причине летних отпусков. Научное светило, однако, ворчливо пожаловалось на назойливость журналистов, которые достают в тот момент, когда оно как раз готовится к научной конференции (или к поездке на дачу?).
     — И вообще, молодой человек, все ответы вы можете найти в наших научных работах. Они опубликованы и продаются...
     — Я бы рад, но где?
     Оказалось, только в одном месте — Московском институте технической информации ВИНИТИ. Правда, туда пришлось снарядить целых две экспедиции из редакции, прежде чем плод коллективного разума ученых из РАН под названием “Угроза с неба: рок или случайность” по 35 р. за экземпляр все же попал ко мне в руки. Книжка, несмотря на мизерный тираж, и вправду оказалась весьма интересной. И, похоже, единственной в своем роде, которая у нас издавалась на сей смертоносный предмет. Из нее я и выдернул, максимально упростив, сократив и округлив, последнюю табличку.
     Поскольку авторы оперировали замысловатыми формулами типа “умножение вероятности падения тела, вызывающего пороговый эффект... на вероятность гибели индивидуума”, попытаюсь изложить читателю ситуацию несколько проще.
     Как я понял, поскольку при падении астероид типа 2002 NT 7 убьет все человечество, то поэтому и чисто теоретически “риск, связанный с глобальной катастрофой, доминирует” для отдельно взятого человека над риском попасть под Тунгусский метеорит.
     Или под тот, что упал на ногу крестьянке Кучеренкиной — единственной известной по имени российской жертвы такого рода. И было это еще в 1925 году, когда упомянутая товарищ Кучеренкина сидела под навесом в своем родном селе Карманово Омской губернии — тут-то ее и вдарила прилетевшая с небес “плюшка” весом около 1,2 кг. Небеса пошутили: нога Кучеренкиной “впоследствии зажила”, и это радует. А вот другие известные науке случаи — не очень...
Против лома нет приема
     Когда Колумб открыл Америку, он нашел там индейцев и немного золота. Когда последователи Колумба извели индейцев и реквизировали из недр все золото, они занялись поиском более высоких материй и открыли Аризонский кратер, самый крупный из известных науке следов удара космического пришельца.
     Диаметр этого “Каньона дьявола”, как его называют, — 1240 м, а глубина — 170. Бесспорно доказано, что образовался он вследствие падения метеорита диаметром порядка 60 м, летевшего со скоростью 20 км/сек. (72000 км/час, то есть меньше даже, чем скорость напугавшего всех 2002 NT 7). Это значит, аризонский “подарочек”, ударивший Землю подобно атомной бомбе мощностью 10—20 мегатонн, очень близок к тем особо опасным NEO, исследованием которых сейчас заняты “охотники за астероидами”.
     Можно ли защититься от них? С уверенностью можно сказать лишь одно: от метеорита типа Тунгусского, который по диаметру и разрушительным последствиям был предположительно равен аризонскому, спасения нет никакого. Прилети он сейчас — ни нас, ни американцев никто бы не предупредил. Слишком мал такой объект и слишком велика его скорость, чтобы его смогли засечь военные или даже асы из американской “Космической стражи”.
     Другое дело — чудовища вроде 2002 NT 7. Их-то как раз почти все пересчитали. Или скоро пересчитают: доктора Чэпмен, Моррисон и К° обещают составить полный каталог к 2008 году. Что тогда?
     — Я бы учредил интернациональный приз первому, кто реально сможет изменить скорость астероида хотя бы на 2 см в секунду, — шутит (или говорит всерьез) Дэвид Моррисон.
     Из всех проектов, что, опять-таки чисто теоретически, предлагают ученые, наиболее реальный — отклонить космического пришельца с его опасной траектории. Но как?!
     Пока называют только три метода: ядерный заряд, реактивный двигатель или солнечный парус. Последние два надо еще прицепить к NEO. Проще говоря, выслать космический корабль ему навстречу задолго до столкновения.
     Насколько задолго? За 66 лет для объекта диаметром 100 м, при этом нужен парус в 400 тыс. кв. м, — утверждают наши спецы из РАН. За 49 лет — если установить на астероид двигатель “большой мощности”. За 9,7 года для такого же объекта, если пытаться сбить его с курса ракетой, то есть как бы ударить космическим молотком. Ну а для объекта диаметром 1000 м? Такого, как 2002 NT 7? За... 49000 лет! Мы пропали!..
     В окно моей московский квартиры виднелось звездное небо. Где-то там находился и потенциально опасный 2002 NT 7. Тут мне и пришло в голову: почему бы не испарить его, просто сжечь выстрелом лазерной пушки?! Такой идеи ни у наших, ни у американских астрономов я что-то не встречал.
     Премию мне, господин Моррисон! За лучший проект. Нет, за лучший сценарий для фантастического романа. Если не в России, так, может, в Голливуде заинтересуются. Ведь был же у них нашумевший блокбастер “Армагеддон” с Брюсом Уиллисом. Если спасти Землю в реальной жизни пока не получается, будем спасать ее в кино...
по материалам NASA и РАН.


Партнеры