В Зальцбурге Пуччини дописали

А Моцарта отредактировали

6 августа 2002 в 00:00, просмотров: 265
  Самый престижный музыкальный фестиваль — Зальцбургский — может потерять свою богатую публику. Основание для этого дала опера Моцарта “Дон Жуан”, которую играли на открытии фестиваля.
     На открытие столь значительного форума припасают, как правило, изысканное блюдо и цены назначают соответствующие. Билетов на “Дон Жуана” было не достать, даже при том, что партер стоил 1000 евро. Эта цифра не останавливала ни поклонников оперы, ни тем более тех, кто первым отмечается на пафосных мероприятиях. Последние преобладали над истинными меломанами, которым с трудом удалось за 100 евро устроиться на ярусах. Оттуда до начала спектакля зрители наблюдали отдельный спектакль под названием “ярмарка тщеславия”. Шум пронесся по рядам, когда в зале появился известный модельер Лагерфельд в окружении своих манекенщиц. Их очаровательные головки были украшены корзинами из даров природы — цветов, фруктов. Можно было только пожалеть тех, кому достались места сзади лагерфельдовской команды. Тяжелая артиллерия из потомков Габсбургов и Гогенцоллернов усиливала впечатление от бомонда.
     Режиссер Мартин Кусей предложил радикальное решение “Дон Жуана” — смесь космической одиссеи с виртуального вида моргом. Белые декорации с множеством дверей, холодный свет, ползущий дым только усиливали эти впечатления. Хотя костюмы в исполнении Хайда Кестлера явно возвращали публику на землю: они имели абсолютно уличный вид. Жертвы любовных похождений Дон Жуана, заявленные вначале как полуманекены, полузомби, в знаменитой арии Лепорелло, обращенной к донне Эльвире, представали во всей своей красе. Эту сцену можно назвать самой эффектной в опере, и выглядела она так: на быстро вращающемся сценическом круге возникали представительницы разных сословий и народов, соблазненных вечным любовником. Поломойки, нагло выставив зады, замерли в позе, широко известной в народе как поза ракообразных. Представительницы высшего света, задрав юбки, валялись на стульях. Сцена несла явно моралистический характер и служила утешением брошенной донне Эльвире: мол, не одна ты такая.
     Партию донны Анны пела солистка Мариинского театра Анна Нетребко — голос ее звучал великолепно, а о драматических способностях певицы можно сказать только то, что она в очередной раз подтвердила свой класс хорошей актрисы. Намного бледнее звучал баритон Томаса Хампсона в роли Дон Жуана. Не меньше претензий вызвал и дирижер Арнонкурт, растянувший трехчасовую оперу Моцарта аж на 4,5 часа. В его интерпретации моцартовская легкость обернулась вагнеровской тяжестью.
     Но последней каплей, разозлившей зальцбургскую публику, стал финал, который авторы оперы переписали по своему усмотрению — Дона Жуана не позволили увести Командору в преисподнюю, потому что его, Дон Жуана, заколол Лепорелло.
     Фестиваль продлится до конца августа, и большие надежды возлагаются на три постановки — “Волшебную флейту” опять же Моцарта: режиссер Иоахим Фреер превратил ее в сказочное цирковое шоу еще несколько лет назад, и, по сути, публика с нетерпением ждет возобновления. “Турандот” Пуччини будет дирижировать Валерий Гергиев. Интересно, что Пуччини скончался в 1924 году после того, как написал арию Лиу для третьего акта. Его работу заканчивал уже композитор Альфано. И сейчас другой соотечественник Пуччини — Лучано Берио — заявил, что пафосный финал, дописанный Альфано, вряд ли был предусмотрен Пуччини, и предложил свою версию, которую сделал по оставшимся наброскам покойного маэстро.
     Ну и на десерт в Зальцбурге предложены “Ромео и Джульетта” Гуно в концертном исполнении знаменитого оперного дуэта Роберто Аланья и Анжелы Георгиу.
    


    Партнеры