Тбилиси боится Москвы больше боевиков

На тринадцатый год “холодной войны” — стало жарко

6 августа 2002 в 00:00, просмотров: 195
  Россия и Грузия. Если вспоминать, когда отношения двух государств перешли от заверений в вечной дружбе к взаимным упрекам и недоверию, придется заглянуть на десятилетие назад. Пожалуй, началом “холодной войны” можно считать 9 апреля 1989 года, когда впервые по толпе демонстрантов прошлись саперными лопатками. Дальше были требования к Верховному Совету разобраться в причинах уличного кровопролития, толпы грузин на Арбате... И как следствие — поборник независимости Звиад Гамсахурдиа, получивший грузинский “престол” и положивший начало “расколу” между Грузией и Россией. Пришедший ему на смену экс-министр иностранных дел Шеварднадзе очень скоро понял, что в исторический момент передела собственности “игра на суверенитете” гораздо выгоднее любой “вечной дружбы”. Южная Осетия, Абхазия, где интересы грузинских и российских политиков разошлись окончательно, стали очередной вехой. Так на протяжении десятилетия российско-грузинские отношения и курсировали по траектории качелей: никогда при этом не взлетая слишком высоко, но и не падая до самого низу.
     Но если прежде российские политики смотрели на грузинские выпады сквозь пальцы, то ситуация изменилась, когда речь зашла напрямую о национальных интересах самой России. Иметь открытые границы со страной, через которую в Чечню и далее в Россию гонят оружие, наркотики и... боевиков — не слишком логично. Но введение визового режима и усиление пограничных постов не нашло понимания у грузинской стороны. Проблемы Панкисского ущелья они предпочли решать при помощи американских инструкторов, всячески игнорируя предложения России о совместных действиях. Более того, воспринимая их как прямую угрозу вторжения.
     Естественно, когда со стороны Грузии последовало “вторжение” чеченских боевиков, Россия не стеснялась ни в средствах, ни в выражениях. Минувшая неделя была, пожалуй, самой острой по накалу страстей. Военные всерьез обговаривали планы ответной операции на сопредельной грузинской территории, спикер верхней палаты заведомо дал президенту “добро” на ввод войск в Грузию и пообещал спорое содействие всей палаты А некоторые сенаторы уже готовы обратиться с запросом в СБ ООН.
     Означает ли это, что от слов Россия готова перейти к делу не только в дипломатической, но и в военной сфере? И если это так, то какой будет реакция Запада, на дружбу с которым последнее время так уповает господин Шеварднадзе? Ситуацию комментируют наши эксперты.
     Андрей ЦУНСКИЙ, эксперт Центра политических технологий:
     — Решительный тон российского руководства говорит о высокой степени вероятности военной операции наших войск в Панкисском ущелье. Однако начать такую операцию без поддержки мирового сообщества — значит, навлечь на себя обвинения в агрессии. А поддержка мирового сообщества в решающей степени зависит от США. И как раз в этот момент между Россией и США пробегает иранская ядерная кошка. Случайность? Говорилось и о возможности проведения совместной американо-российской или грузино-американо-российской военной операции против засевших в Панкисии боевиков. Однако можно почти со стопроцентной уверенностью сказать, что этого не будет. Антитеррористическая коалиция, весомая роль в ней России — это, конечно, да. Но чтобы американские солдаты погибали за российские интересы — это уж слишком.
     Грузия с боевиками ничего сделать не может. Немногочисленные боеспособные подразделения грузинской армии выполняют другую сложную задачу — охраняют персону “президента Тбилиси” Шеварднадзе. Эдуарда Амвросиевича можно понять: его главная задача — удержаться у власти. Но его провокационные заявления в адрес России — это игра в “русскую рулетку”. Россия поставляет Грузии энергоносители и электричество по бросовым ценам (Тбилиси и того не платит), Россия приютила около двух миллионов грузинских гастарбайтеров, которые дают возможность выживать своим семьям.
     Игорь ЯКОВЛЕВ, вице-президент Российской ассоциации политической науки:
     — Нынешний конфликт, связанный с нахождением чеченских боевиков в Панкисском ущелье, носит давний и непростой характер. Вопрос заключается в том, пойдет ли Россия на то, чтобы вводить свои войска в Панкисское ущелье. Думаю, что нет. Это не выгодно России и приведет к слишком широкому резонансу со стороны иностранных государств, таких, как, например, США. Другой вопрос, когда речь идет о так называемом боевом преследовании противника. Тогда всякие случайности возможны. И военные это прекрасно понимают. Важным моментом также является то, что Грузия сейчас настолько слаба, что выставить некие серьезные силы против бандитов, которые занимаются грабежами и торговлей наркотиками и оружием в Панкисском ущелье, она абсолютно неспособна. Так что в определенном смысле действия российских войск в Панкисии — это облегчение для правительства Грузии.
     Есть еще одна деталь: по инициативе грузинской стороны обсуждался вопрос о применении международных сил в Панкисском ущелье, где Россия выступает лишь как один из участников. Поэтому я считаю, что речи о войне, так, как о ней упоминал пресс-секретарь Шеварднадзе, вообще не идет. Как можно говорить о войне, когда такая гигантская страна, как Россия, грубо говоря, осуществляет контроль за деятельностью бандформирований численностью в несколько сот человек! Это смешно! Такие конфликты войнами не называются.
     Геннадий ГУДКОВ, депутат Госдумы:
     — Очевидно, что Россия без согласия Грузии свои войска на территорию Панкисии никогда не введет. При этом вполне могу допустить возможность каких-нибудь приграничных столкновений или боев. С другой стороны, совершенно очевидно, что с проблемой Панкисского ущелья в одиночку Грузия не справится. И не справится даже в том случае, если обратится за помощью к другим странам Будет очень тяжелая, затяжная военная операция в Панкисском ущелье. Ни американцы, ни французы, не готовы рисковать своими людьми. Только Россия, которая заинтересована в прекращении чеченского конфликта (а сегодня в значительной степени источник чеченского конфликта существует за счет проблем в Панкиси), способна оказать эффективную помощь.
     В пятницу я присутствовал на совещании в МИДе. Там шла речь о том, что Генштаб России просто подставляет президента и всю страну, проводя свою собственную политику в Грузии, абсолютно не совпадающую с линией правительства. В тиши кабинетов принимаются штабные решения. Это решение о сокращении российских баз и управленческих структур на территории Грузии. При этом я получал сообщение о том, что резолюции, направленной на сокращение наших войск в Грузии, не существует. Я могу предположить только две причины, объясняющие поведение Генштаба. Либо в Генштабе сидят предатели, либо коррупционеры, которые получают за подобные действия взятки.
    


Партнеры