Чужие здесь ходят

Боевики не рассчитывали на встречу с пограничниками

6 августа 2002 в 00:00, просмотров: 324
  Боевики шли в полный рост, особо не таясь. Они были уверены в том, что переход через границу завершился успешно. С собой боевики несли оружие, питание и теплую одежду. Чувствовалось, что в ущелье Кериго, как, впрочем, и по всему маршруту своего передвижения из Грузии в Россию, они ориентировались превосходно. Спокойствие боевиков объяснить можно одним: пограничников на своем пути они не ждали. А зря...
     На заставу “Грозтхой” я попал на “вертушке” вместе с продуктами питания. Бойцы быстро разгрузили мешки и пакеты, “вертушка” взмыла вверх и улетела куда-то по своим делам. Высота — 2150 метров над уровнем моря. Напротив, через ущелье, склон горы, покрытой лесом, в котором можно передвигаться безопасно.
     ...Майор Владимир Молодцов сидит напротив и рассказывает, как это было. Воспоминания даются ему нелегко, так как в том бою он потерял своего командира и боевого товарища — начальника заставы майора Сергея Попова:
     — Пограннаряд обнаружил боевиков в 6 часов 20 минут 27 июля. Вначале одного, потом пятерых, потом еще небольшую группу — не более 20—25 человек. За ними было организовано скрытое наблюдение, доложили командиру погранотряда полковнику Ивану Агеенко.
     Сергей Попов разбил нас на две группы. Одна должна была перекрыть пути отступления боевиков к границе, а вторая — закрыть выход из ущелья. В 9 часов 5 минут вступили в бой.
     “Боевой контакт” — так на сухом языке оперативного донесения называется начало боя. Бандиты дрались профессионально. Расстояние между воюющими сторонами временами достигало 10—15 метров — на бросок гранаты. Стреляли в упор...
     — Они все грамотно рассчитали, — продолжает Молодцов. — Посадили снайпера на дерево, который выбирал специальные цели: командира, санинструктора и нашего снайпера. Именно от его пули и погиб Сергей Попов. Потом мы по вспышкам его обнаружили и уничтожили.
     Так закончился первый, самый тяжелый день ликвидации прорвавшейся банды. До полного ее разгрома оставалось еще 6 дней. Уже позже Молодцов, который сейчас исполняет обязанности начальника заставы, узнал, что на штурм границы шла группа из 60 человек. Через их участок прорывался авангард из 30 “штыков”.
     Всего за время проведения операции по уничтожению бандгруппы погибли 8 пограничников, в том числе и четыре с заставы “Грозтхой”.
     — Мы просили командование отряда ходатайствовать о присвоении Сергею Попову звания Героя России, а также назвать заставу его именем. Он бесстрашно сражался и погиб, выполняя свой долг. Бандиты не смогли убить его в честном бою. Попова могла остановить только пуля снайпера...
     Пограничники пришли в Итум-Кале в декабре 1999 года, перекрыли Аргунское ущелье, а заодно и 80 с хвостиком километров чеченского участка границы. На той стороне — беспокойное Панкисское ущелье. Погранцы расположились на том же месте, где раньше находился лагерь боевиков, в Тусхорое. Сейчас погранотряд — небольшой палаточный городок, условия службы в котором мало чем отличаются от партизанских. Что тогда говорить о заставах и комендатурах, расположенных в горных ущельях? О том, что границу нужно охранять надежно, пограничники знают без всяких напоминаний. Только как охранять? Средствам связи боевиков погранцы могут только позавидовать. Как, впрочем, и экипировке. Бойцы ходят в сапогах, хотя в горах нужны специальные ботинки. Офицеры покупают их за свои кровные, ну а рядовому что делать? В разгаре лето, а бойцов кормят консервами...
     — Служба в нашем отряде, пожалуй, самая боевая в погранвойсках, — рассказывает полковник Иван Агеенко. — Столкновения с боевиками происходят практически ежедневно, как на линии фронта. Есть потери и у нас...
     В принципе пограничники были готовы принять последний удар из Панкиси. Самое главное — они связали огнем бандгруппу, лишили ее маневренности в горах. А уж потом подтянулась авиация, которая накрыла горные ущелья “ковровыми бомбардировками”. Теперь погранотряд укрепили приданными подразделениями, подкинули артиллерии.
     — Прогноз на будущее не самый оптимистичный, — вздыхает полковник Агеенко. — Не думаю, что попытки прорыва через границу со стороны Грузии теперь прекратятся. И нам, как в той сказке про Мальчиша-Кибальчиша, нужно будет опять “день простоять да ночь продержаться”. Прорвемся...
     ...На обратном пути из Итум-Кале во Владикавказском аэропорту разговорился с местным жителем. Узнав, что я журналист из Москвы, он по-южному горячо и с плохо скрываемым акцентом спросил:
     — Почему вы, журналисты, пишете, что в Чечне все хорошо? Мы же каждый день видим, как отсюда отсылают гробы. Значит, солдаты гибнут!
     Я промолчал, потому что нечего было сказать этому пожилому осетину. Особенно после того как узнал, что нашим служебным бортом летит “груз-200” — тела двух пограничников, погибших в бою с бандитами: младшего сержанта Сергея Смирнова и младшего сержанта Рамиля Гафурова...
    


Партнеры