Военно-грузинское ущелье

На минувшей неделе в мире могло стать одной “горячей точкой” больше

6 августа 2002 в 00:00, просмотров: 685
  В субботу в Воронеже на аллее Славы Коминтерновского кладбища хоронили подполковника Эдуарда Ладыгина. Офицер-пограничник погиб от пули боевика на чеченском участке российско-грузинской границы при отражении попытки проникновения из Панкисского ущелья крупного бандформирования. Вполне вероятно, что именно ценой его жизни и еще семерых российских пограничников была предотвращена новая Кавказская война — с Грузией. А в том, что она могла начаться, — нет особых сомнений. На минувшей неделе затяжная “позиционная война” Москвы и Тбилиси грозила обернуться форменными военными действиями с высадкой российского десанта в нашпигованное чеченскими боевиками, но являющееся территорией Грузии Панкисское ущелье. Зыбкое балансирование на грани мира было готово склонить свою чашу в объятия бога войны Марса. Впрочем, все ограничилось дипломатической перестрелкой. Но это только пока... Военные и политические аналитики не исключают, что российско-грузинский конфликт будет иметь свое продолжение. И камнем раздора на этот раз будет не Абхазия, а Панкисское ущелье. Есть и еще один потенциальный участник сражения в “военно-грузинском ущелье” — США, которые проявляют на Кавказе небывалую активность.
    
     Информация к сведению. Панкисское ущелье, протяженность которого всего 18 километров, а ширина не превышает двух тысяч метров, находится на севере Грузии. От России, вернее, от чеченского участка границы, его отделяет один горный хребет. Местное население — большей частью этнические чеченцы-кистины, около 10 тысяч человек, которые переселились в Грузию более 100 лет назад. За время двух чеченских кампаний население в Панкисском ущелье практически удвоилось за счет беженцев. Есть в ущелье и боевики, причем часть из них из местных чеченцев. По признанным данным их — около 300 “штыков”, хотя только группировка полевого командира Гелаева, обосновавшегося в Панкиси, насчитывает более 600 человек. Российская разведка располагает данными о двух-трех тысячах боевиков. Грузинские власти, в том числе и “силовики”, остерегаются появляться на этой “суверенной” чеченской территории. Полицейских не раз самих брали в плен и в заложники, как только они появлялись в ущелье. “Черная дыра”, одним словом...
     Панкисское ущелье не случайно стало “яблоком раздора” между Москвой и Тбилиси — незатухающая чеченская война подпитывается именно через это “окно”. Да и еще, как выяснилось, не без благословения грузинских властей. А посредник, как известно, получает свой процент, хотя и старается не афишировать подобный источник дохода. После перекрытия российскими десантниками и пограничниками Аргунского ущелья (через которое проходила “дорога жизни” из Чечни в Грузию) у боевиков остались лишь труднодоступные горные тропы, на которые грузинские погранцы закрыли глаза. Все российские обвинения в пособничестве чеченским боевикам в Панкисском ущелье грузинская сторона отвергала уже неоднократно. Даже после печально знаменитого рейда гелаевской банды в Кодорское ущелье, который едва не спровоцировал новую войну в Абхазии. Тогда вместе с чеченскими боевиками в одном строю шли и грузинские экстремисты. Впрочем, у “коллег” были разные цели : первым нужно было прорваться в Кабардино-Балкарию, чтобы “взорвать” эту северокавказскую российскую республику во имя идеи джихада, вторые ограничивались сведением старых счетов с непокорным Сухуми. Обоюдная акция провалилась, но ее корни так и остались в Панкиси.
     Наличие “гнезда международного терроризма” в Панкисском ущелье признали даже американцы, которые взялись было помочь Грузии в подготовке спецназа, предназначенного именно для борьбы с боевиками в отдаленном ущелье. Сами янки туда сунуться не рискнули, а вот с грузинскими коммандос у них не особо-то все и получилось — местные военные не хотят рисковать своей жизнью в борьбе с террористами. США, как всегда, “мудро” переложили ответственность за ситуацию в Панкисском ущелье на плечи Тбилиси и Москвы, не забыв при этом и о своей “руководящей и координирующей” роли в разрешении конфликта. Сейчас Вашингтон мнит себя в роли посредника-миротворца, не забывая высказать позицию о невмешательстве суверенных государств во внутренние дела друг друга. Американцы понимают, что делать что-то нужно, а вот что и как — им не совсем понятно. Главное — держать две другие стороны, российскую и грузинскую, в состоянии некоторого напряжения и навязать просьбу о помощи.
     ...Нарыв лопнул в конце прошлого месяца, когда отряд чеченских боевиков со стороны Панкисского ущелья стал прорываться на российскую территорию. Силами пограничников и фронтовой операции началась операция по их уничтожению. Операция, заметим, по военным меркам весьма обычная, в Чечне были и более серьезные бои по сравнению с ликвидацией бандгруппы в 60 “штыков”. Итум-Калинский погранотряд сумел блокировать боевиков в горах и практически полностью их уничтожить, не без помощи, правда, авиации, которая применяла в горах бомбы повышенной мощности. В другой обстановке подобная операция на воюющей территории Чечни могла бы остаться практически незамеченной. Однако то обстоятельство, что боевики пришли из Грузии, придало “маленькой горной войне” совершенно иной акцент — ее статус поднялся до уровня международного конфликта.
     Вслед за первыми выстрелами на чеченской границе раздались мощные дипломатические залпы со стороны Москвы, а вслед за ними — не менее громкие раскаты из Тбилиси. В “войну” ввязались политики и военные двух стран — судя по многочисленным громким заявлениям, до начала настоящих боевых действий осталось совсем чуть-чуть. Претензии России, заметим, были вполне логичны и обоснованны: если Тбилиси контролирует Панкисское ущелье, то власти Грузии должны нейтрализовать действия террористов, угрожающих безопасности соседнего государства, ежели нет — то Панкиси может рассматриваться де-факто как не грузинская территория. Со всеми вытекающими последствиями. А вот позиция грузинского президента Эдуарда Шеварднадзе, мягко говоря, выглядела странно: “Боевиков в Грузию загнали вместе с чеченскими беженцами, чтобы втянуть страну в конфликт”. Эти слова не произвели должного впечатления даже на делегацию американского конгресса, прибывшую на прошлой неделе в Тбилиси.
     Масла в огонь подлили слова командующего ВДВ России генерал-полковника Георгия Шпака, заявившего о готовности подчиненных ему десантников провести эффективную боевую операцию в нашпигованном чеченскими боевиками ущелье. Вряд ли бы весьма выдержанный в выражениях российский генерал сам стал оглашать “ястребиную” позицию, за его словами скрывалась официальная линия Кремля. В Тбилиси явно занервничали — реальность вооруженного вторжения стала более чем вероятна. И там пошли на попятную...
     В Москве этот шаг оценили и тоже слегка снизили накал страстей, оставив, правда, за собой право голоса “победителя”.
     — К сожалению, кроме заявлений общего характера, содержащих обещания покончить с терроризмом, на практике ничего не делается. Как показывают последние события, международные наемники чувствуют себя в Панкисском ущелье как у себя дома, — высказался российский министр иностранных дел Игорь Иванов.
     Впрочем, глава МИДа подчеркнул, что Россия готова развивать добрососедские, дружеские отношения с Грузией. Вслед за этим и российский Генштаб объявил, что не планирует проводить операцию в Панкисском ущелье. Оговорки на то, что “не планирует именно сейчас”, сделано не было, однако подобная фраза витает в воздухе и держит грузинские власти в явном напряжении.
     — Если последует команда, то подразделения Воздушно-десантных войск в силах провести специальную операцию по нейтрализации бандформирований в Панкисском ущелье, — подтвердил командующий ВДВ Георгий Шпак в беседе с корреспондентом “МК”. — Подобные решения принимаются на уровне правительства, а наша задача — лишь четко выполнить приказ. Сил и средств для этого достаточно.
     В состоянии ли Российская армия и в самом деле провести некий аналог натовской “Решительной силы” (операция в Югославии) в Грузии? По мнению наших военных экспертов, может. Несмотря на общее снижение боеготовности армии, в ней сохранились подразделения, которые способны на участие в локальных вооруженных конфликтах. Подобная задача по силам подразделениям ВДВ, которые имеют опыт ведения боевых действий в горах. Для участия в российской “Буре в Панкиси” потребуется две-три тысячи военнослужащих, поддержка фронтовой авиации (20—30 истребителей-бомбардировщиков), транспортные вертолеты. Возможное вмешательство вооруженных сил Грузии (располагающей не самой сильной армией) потребует привлечения более мощных армейских соединений — из состава частей Северо-Кавказского военного округа, а также сводных полков других военных округов России, переброска которых в регион конфликта займет срок от двух недель до одного месяца.
     Не исключено, что на картах Генштаба подобная операция отыграна уже давно (практика штабных игр по вероятным вооруженным конфликтам является обычным делом), ведь проблемное для России Панкисское ущелье появилось не вчера и не позавчера. И тогда останется лишь произвести передислокацию войск и приступить к реальному выполнению операции. Впрочем, это уже будет означать состояние войны, которое сегодня не выгодно ни России, ни Грузии.
     Чем же закончится так и не начавшаяся на прошлой неделе “панкисская война”? Россия в любом случае от нее уже в определенном выигрыше: благодаря операции по уничтожению боевиков пограничники перекрыли весь участок границы и выставили укрепленные заставы на всех горных тропах. Впрочем, не более того. Теперь все зависит от позиции Тбилиси, который уже не в состоянии скрывать сам факт нахождения на своей территории незаконных вооруженных формирований и вынужден принимать меры для их нейтрализации. Готовность в оказании помощи по ликвидации конфликтного очага выразили и американцы, правда, не силами своего спецназа, а лишь техникой и вооружением.
     В российском Минобороны и МИДе особых иллюзий по поводу Панкисского ущелья не строят. Наши военные и дипломаты считают, что попытки прорыва боевиков со стороны Грузии в ближайшее время не прекратятся, а это значит, что российско-грузинские отношения будут оставаться крайне сложными. На грани мира и войны. Бочка с порохом может вспыхнуть в любое время....
    


Партнеры