Хождение за три горя

“В Швейцарии я был “беженцем из Чечни”, в Германии — “буддистом”...”

7 августа 2002 в 00:00, просмотров: 304
  Небольшая европейская страна, приятная во всех отношениях. Размеренная жизнь, предсказуемость и достойная старость. Нравится? Мне тоже.
     А еще нравится тысячам наших соотечественников, которые бегут в Европу, где все это счастье вроде бы так возможно. И люди, понимая, что в чужой стране они все равно никогда не станут своими, соглашаются обменять свое прошлое даже на статус беженца.

    
     О том, почему люди бегут в Европу (это ближе и дешевле, чем, например, в Америку), говорено много. Подавляющее большинство всерьез надеется получить там работу, вид на жительство и гражданство. Но существует также небольшая категория “романтиков с большой дороги”. Дима, мой собеседник, бывший российский “беженец” в Европе, как раз из таких. Смысл своих скитаний этот 30-летний парень объясняет просто: “Я люблю путешествовать”.
     — Как я понимаю, ты — нелегал?
     — Почему? — удивляется Дима. — В Швейцарии я был “беженцем из Чечни”, в Германии — “буддистским проповедником”, в Норвегии — “политическим деятелем”. Первый раз я таким образом попал в Германию в 1999 году, жил больше шести месяцев, и вот недавно — из Швеции.
     — Теперь снова за бугор?
     — Нет, хватит. Я с жизнью кочевника решил завязать. Ну а к вам в редакцию пришел, потому что хочу предупредить тех людей, которые едут туда за чудом: ни работы, ни гражданства они там не получат. Никто вас там не ждет.

Халява, сэр!

     Из дальнейшего разговора с Димой выяснилось, что выходцы из России и стран СНГ (как их традиционно именуют на Западе — “русские”), часто становятся беженцами не столько по обстоятельствам, сколько по глупости. Человек читает объявление некой фирмы в газете, что-то вроде: “Приличный заработок в Европе” — приходит и говорит: “Хочу”.
     Ему отвечают: “Нет проблем — плати $2,5 тысячи и поедешь”. Гражданин изворачивается ужом, находит деньги, ему делают туристическую визу, и, окрыленный, он отправляется покорять Европу.
     На месте, в аэропорту, его обычно встречают, и тут-то все начинается. Вновь прибывшему делают, мягко говоря, странное предложение. Обычно оно звучит так: “Теперь прячь свой паспорт, придумай себе какое-нибудь имя и легенду. После этого отправляйся в пункт беженцев здесь же, в аэропорту, и тебе все дадут”.
     Человек не понимает: как так — паспорт прятать? То есть если бы он узнал о таком повороте дела на начальном этапе, то он бы, может, и не поехал ни в какую Европу. А на месте ему деваться некуда, кроме как — в лагерь.
     В Швейцарии, например, четыре приемных пункта для нелегальных мигрантов. Тех, кто приходит туда по своей воле — просить “убежища”, наберется около полумиллиона. Из наших больше всего “диссидентов” из Украины и Белоруссии. Причем белорусы там все — “борцы с Лукашенко”, а украинцы чаще всего выдают себя либо за белорусов, либо за тех, кто бежит из Чечни. Также “из Чечни” рвется добрая доля россиян, ищущих приюта в Европе. Сотрудники миграционных пунктов смеются: при таком количестве “беженцев” в самой Чечне никого бы уже не осталось. Даже древних стариков.

Тут Штирлиц понял: это провал!

     — Все зависит от умения врать, — делится опытом Дима. — Те, кто сразу называет свое настоящее имя и адрес, обычно больше двух недель в чужой стране не задерживаются. В их истории вроде: “Да, меня дома сосед хотел прирезать, поэтому я приехал к вам просить убежище” — не верят. Самое главное, чтобы легенда подходила под Женевскую конвенцию 1951 года “О международном статусе беженца”, согласно которой преследование из-за национальности, политической деятельности или за вероисповедание является причиной, по которой предоставляется убежище. Те, кто всерьез подготовился к “броску на Запад”, этим пользуются. Они и паспорт успевают отправить по почте домой, а легенду травят так, что их байки проверяют очень долго — от месяца до нескольких лет.
     “Добрых” фирм, сулящих хорошие заработки в Европе, сейчас в Москве мало, но очень много на Украине. Свежая “утка”, на которую ловят многих жителей “незалежной”: “Работы на нефтяных вышках в Норвегии. Зарплата — $3 тысячи”.
     — Я там очень много встречал людей из глубинки, — говорит Дима. — Вот кого жалко. Несчастные, обманутые... они продают всю недвижимость, хату, квартиру, лишь бы заплатить фирме за билет в европейский рай. Со мной в Швеции, в лагере, жила семья из Таджикистана. Дома они продали все свое имущество, а приехав на место, наивно назвали свои настоящие имена. Закончилось тем, что, когда им пришел отказ в предоставлении убежища, муж с горя повесился, а жена сошла с ума. Это так потрясло тамошних иммиграционных чиновников, что несчастной разрешили остаться.

Санаторий строгого режима

     Пока идет процесс проверки, “жертвы диктаторских режимов и политических преследований” коротают время в специальных лагерях. Иногда, как в Швейцарии, где-нибудь в горах, подальше от цивилизации. Причина, увы, банальна: непрошеные гости нередко подворовывают в местных магазинчиках.
     — Некоторые говорят, что лагеря для беженцев — это закрытые объекты, но это не так, — рассказывает “МК” сотрудница московского представительства Верховного комиссариата ООН по делам беженцев Валерия Соколова. — Люди могут свободно передвигаться по стране, им выдается специальный документ, удостоверяющий их личность. Что касается условий проживания, то для некоторых наших соотечественников это просто санаторий.
     — Бывает, что в комнате живут по шесть человек, и все из разных стран, — вспоминает Дима свои закордонные приключения. — В Швейцарии в лагере для беженцев у нас была общая кухня. Не было теплой воды, и по коридорам постоянно ходили полицейские.
     Все же беженцы находятся на государственном содержании. В Германии ежемесячное пособие для обитателей такого лагеря составляет 42 евро. Сумма небольшая, но предоставляются бесплатное трехразовое питание, медицинское обслуживание, выдается даже одежда. В Нидерландах тот же самый “пакет услуг”, но пособие в 39 евро, а для детей есть даже курсы по изучению местной культуры и языка. Меньше всего платит “подъемных” богатая Швейцария — всего 1 символический евро в день. И только одна Бельгия дает “диссидентам” право на работу сразу после того, как их заявление проходит первый этап рассмотрения. Немудрено, что, по данным ООН, за прошлый год эта крошечная страна опережала других по числу “легальных нелегалов”. В остальной Европе право на работу можно получить, только получив вид на жительство. Если признают, что ты и вправду — беглец от “режима”.

И дым Отечества так сладок

     — Живешь вот так, все хорошо, но отказ в предоставлении убежища, а значит, и в получении вида на жительство, получают практически все, — режет правду-матку Дима. — Кому-то, конечно, удается остаться, но большинство возвращается домой... если есть куда вернуться.
     Официальные данные ООН: в прошлом году статус беженца в Европе получили больше 2 млн. человек, в их числе и россияне.
     Сколько же таких счастливчиков? В Норвегии таковых оказалось... всего 25 человек. В Германии — 645. В Нидерландах и в Швеции, где просили убежище, соответственно, 434 и 841 человек из стран СНГ, все получили отказ. Украинцам “повезло” — из всех стран Европейского союза их согласилась приютить Германия, где статус беженца смогли получить аж... 11 человек.
     — Я знал одного, кому удалось остаться в Швеции, — вспоминает Дима. — Ему это удалось только потому, что он сумел симулировать серьезное психическое расстройство и “по гуманитарным соображениям” получить вид на жительство. В Швейцарии я не знал ни одного, кто бы устроился легально.
     На родину несостоявшегося беженца отправляют за счет страны, в которую он приехал. И только самые отчаянные, или безвольные, или которых никто и ничто не ждет дома, остаются. Бомжевать!

Все ниже, и ниже, и ниже

     Дима на прощание показал свои любительские лагерные снимки. Лица его товарищей по современному интернационалу смахивали на бандитов, скрывающихся “ на самом дне самого глубокого ущелья”. Хотя сам рассказчик с этой жизнью, по его словам, завязал, но процесс хождения россиян в Европу, точнее, лазанья в окно, продолжается. И, очевидно, будет продолжаться, как бы ни старался увещевать честный “диссидент” Дима своих последователей. Причина банальна: в соответствии с последним докладом Программы развития, действующей под эгидой ООН, Россия по уровню жизни занимает почетное 60-е место. Сразу после Малайзии и перед Доминиканской Республикой. Для сравнения: 12 лет назад результат Российской Федерации был куда более убедительным — 40-е место и членство в элитном клубе государств с высоким уровнем развития. Сейчас на 40-м — Уругвай.
    



    Партнеры