Куда бежать больным и старым?

О ветеранах вспоминают только в День Победы

9 августа 2002 в 00:00, просмотров: 136
  На Каширском шоссе в здании бывшей общаги ПТУ живут 144 человека. Очень старых человека. Это армяне, которых специальным самолетом по приказу Горбачева в 1989-90-х годах вывезли из Баку. Для того, чтобы спасти. Большинство из них — инвалиды войны, и только 10% из них — не диабетики. Одна ампула инсулина стоит в среднем 200—300 рублей. А единственный источник существования — пенсия, из которой нужно платить за жилье, электроэнергию, есть что-то нужно... Две недели назад этим людям отказали в бесплатных лекарствах. Только потому, что у них нет постоянной московской прописки.
     У них вообще нет никакой прописки, в паспортах только фотографии и даты рождения (1916-й, 20-й, 23-й...), дальше — пустые страницы.
     Регистрацию им продлевают раз в полгода, как правило, после напоминаний и с опозданием на месяц. Несколько лет назад хотели выселить, потому что хозяевам строящегося тогда Каширского рынка приглянулось это здание. Еще как-то раз отказали в регистрации, а вместе с регистрацией — в медицинском обслуживании. А еще несколько лет назад они приняли российское гражданство. То есть статуса беженцев у них уже нет. Нет особых льгот, гуманитарной помощи, нет возможности, как беженцам, пользоваться помощью международных организаций... Зато они теперь защищены законами РФ и обеспечены всеми социальными гарантиями, которые предусматривает наша Конституция!
     “Общежитие коридорного типа” — так значится в бумагах. За этими казенными словами три этажа длинных коридоров с крошечными комнатками по бокам, с общей кухней, общим туалетом. За этими словами — нищета и беспомощность. Но на “условия проживания, далекие от идеальных”, эти люди не жалуются: “Это наш дом, у других вообще нет крыши над головой”. До последнего времени жителей общаги на Каширке исправно снабжали бесплатными рецептами, не на все лекарства, конечно, на самые необходимые. А тут такой случай: приходит врач, осматривает, оказывает помощь, а рецептов не выписывает — не положено. Позвонили в управление здравоохранения ЮАО, в комитет здравоохранения Москвы, и там объяснили, что в 1999 году было распоряжение мэра Лужкова “Об организации обеспечения отдельных категорий населения Москвы лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения, отпускаемых по рецептам врачей бесплатно или со скидкой”. И что в этом распоряжении имеются в виду только постоянные жители столицы. Остальные, мол, получают эти льготы по месту прописки. А не в Москве, которая, как известно, слезам не верит.
     Почему распоряжение не выполняли три года и спохватились только сейчас и как быть людям, у которых нет никакой прописки, — на эти вопросы нам в комитете здравоохранения города Москвы ответить сразу не смогли. Сказали, что нужна официальная жалоба, нужно время (минимум несколько дней), чтобы разобраться. Что такое для тяжелобольных людей, уже две недели живущих на том, что сообща наскребли по сусекам, остаться без лекарств еще на несколько дней (это минимум!), — догадаться несложно. После звонка из газеты в департаменте пообещали разобраться. А после звонков и жалоб из общежития — ничего не обещали, просто рассказали про распоряжение мэра.
     В этом “приюте для престарелых” меня провели по всем трем этажам, показали, как живут, пытались поить чаем (потому что “у нас так принято”), рассказывали о болезнях, просили помочь... А еще мне показывали поздравления от президента и мэра с Днем Победы, которые большинство местных жителей получили на 9 Мая. В них говорится об уважении, признательности и заслугах, в них пожелания здоровья и счастья. Под ними подписи Лужкова и Путина. Меня уверяли, что “они настоящие, не под ксерокс”. Я соглашалась.
    


Партнеры