Маньяк из Мневников

Дело “ховринского маньяка” продолжил грабитель-неудачник

9 августа 2002 в 00:00, просмотров: 247
  Недавно в Хорошевском суде Москвы судили начинающего маньяка, которого, к счастью, удалось вовремя остановить. “Всего лишь” на пятой по счету жертве.
    
     Этой зимой вся Москва дрожала от ужаса — на вечерних улицах, в темных дворах шла настоящая охота на женщин. Пресса окрестила неизвестного злодея “ховринским маньяком”: первое из преступлений было совершено в Ховрине. Нет, женщин не насиловали. Припозднившихся хорошо одетых москвичек отработанным сильным ударом били по голове, а когда жертва падала, выгребали из сумочки деньги, если имелся мобильник — забирали и его.
     Милиция сбилась с ног, был создан специальный штаб для поимки “ховринского маньяка”, задействованы сотни сотрудников. К весне насчитывались уже десятки нападений, он оставил за собой четыре женских трупа (пятая жертва, с переломом черепа, выжила чудом).
     Но когда “ховринского маньяка” удалось изловить, тот... раздвоился. Оказалось, что два отморозка шакалили на улицах в паре. Больше того, под “ховринцев”, как только те объявились в Москве, немедленно стали работать другие грабители.
     Недавно Хорошевский суд осудил аналогичного разбойника. Он тоже охотился на женщин, только не на севере, а на северо-западе столицы, и весной 2002 г., с 28 февраля по 25 марта, держал в страхе целый округ. И похождения этого злодея несомненно добавили пару-тройку штрихов в жуткий собирательный образ “ховринского маньяка”.
     22-летний болгарин Петр Тер, гражданин Молдовы, после 9 классов и армии заявился в Москву. Жил на птичьих правах, без регистрации, долго перебивался случайными заработками, постоянной работы найти не мог. А наслушавшись ужасных историй про неуловимого “маньяка”, решил воспользоваться его “славой” и “срубить легкие деньги”.
     28 февраля поздно вечером Тер, надвинув до бровей темную вязаную шапку, прихватил нож и вышел на бульвар Генерала Карбышева. На остановке у дома 19 сидели две студентки. Тер подкрался к ним сзади и, приставив нож к горлу одной из подружек, потребовал у второй отдать ему сумку. Та попробовала сопротивляться, но жертва с ножом у горла взмолилась: “Да отдай, ради бога!” Тер выхватил сумку и убежал.
     Первая “добыча” оказалась пустяковой: студенческий билет, электронная записная книжка и 330 рублей. Сумку он выкинул. А потом в страхе затаился. Но шло время, а милиция не появлялась.
     Болгарин осмелел и решился повторить опыт. Он снова вышел на “охоту”, но следующую жертву подбирал уже более тщательно. 18 марта, в двенадцатом часу вечера, на проспекте Маршала Жукова он заметил хорошо одетую женщину и стал ее выслеживать. Проводил до улицы Мневники. Как только женщина свернула во двор дома №13, Тер догнал ее, перегородил дорогу и, приставив нож к груди, велел отдать сумку.
     ...В зале суда 46-летняя журналистка Б. рассказала, как пыталась отвлечь возбужденного и нервничающего парня, установить с ним контакт. Она беспрекословно протянула Теру свою сумку, попросила только вернуть ей учебник английского языка (возвращалась домой как раз с курсов английского). Нечаянно нажала кнопку мобильного телефона, тот пискнул.
     — Отдавай и телефон, — потребовал грабитель.
     Б. послушно протянула телефон. Тер сунул мобильник в карман, а когда заметил, что женщина потихоньку, крошечными шажками отходит от него, снова перегородил дорогу:
     — Не-е, я тебя поковыряю... Мне терять нечего, меня и так менты ищут.
     Некоторое время Б. отвлекала парня разговорами, а потом, резко оттолкнув, побежала в сторону дороги. Он кинулся за ней, но отстал — не решился преследовать на освещенной улице. На этот раз “улов” был существенней: 100 долларов и тысяча рублей. Еще Теру понравились серебристая авторучка “Паркер” и мобильный телефон “Нокиа” — их он тоже оставил себе, а сумку с остальными вещами выбросил за гаражами.
     Он наглел от безнаказанности. Интервалы между выходами на “охоту” становились все короче. Всего через три дня, 21 марта, поздним вечером опять отправился на поиски жертвы. На улице Народного Ополчения его внимание привлекла молодая женщина, которая прогуливалась перед домом, дожидаясь мужа. Муж в это время ставил машину в гараж.
     Грабитель достал из-за пазухи длинный кухонный нож с деревянной ручкой и уже отработанным движением приставил к шее жертвы. Пытаясь отстраниться, она инстинктивно схватилась правой рукой за лезвие и располосовала себе пальцы. Вырываясь, она громко звала на помощь. Тер ударил ее свободной рукой по щеке: “Замолчи, дура!”
     Выхватил сумку и был таков. На этот раз ему достались всего 250 рублей, пропуск и гора косметики. Себе он оставил только деньги, а все остальное выбросил.
     25 марта жадный, но неудачливый грабитель поджидал свою пятую жертву. И снова на старом месте — у остановки. Около 21.40 он приметил выходившую из троллейбуса студентку. Пошел следом. “Довел” до проходного двора между пятиэтажками, а там зажал студентке рот рукой, приставил к горлу нож, велел отдать сумку. Девушка стала вырываться и кричать, дешевенькая тряпичная сумка упала на землю. Шакал подобрал добычу и кинулся бежать. В подъезде проглядел содержимое сумки: взял себе мобильник и зарядное устройство к нему да 30 рублей денег — а больше у студентки ничего и не было.
     Оперативники задержали болгарина через два дня после последнего нападения. У “маньяка из Мневников” нашли мобильник и авторучку да еще кое-что из отобранного у женщин грошового барахла — ключи, копеечный брелок с яркими камушками и даже... обложку от студенческого билета. Ну, не разбойник, а настоящая сорока-воровка!
     Второй краденый телефон Тер попытался продать знакомому молдаванину. Тот отказался: мол, нет денег. Тогда грабитель просто подарил ненужный мобильник.
     К счастью, все пять женщин остались живы, хотя страху натерпелись. Хорошевский суд назначил гостю суровое наказание: 10 лет строгого режима с конфискацией имущества.
    


Партнеры