Чудеса обетованные

9 августа 2002 в 00:00, просмотров: 827
  Людская память коротка. Некоторые еще помнят, что когда-то, кажется, перед 850-летием Москвы, власти обещали построить в Нижних Мневниках что-то грандиозное. Кажется, для детей. Кажется, какой-то суперпарк. Но большинство уже удивленно вскидывает брови: “Мневники? Как же, знаю! Обои там для ремонта покупали и окорок полукопченый”.
     Детский парк в Мневниках даже долгостроем не назовешь: проектов за 10 лет было множество, а строительство так и не началось. Единственное новшество — каменный забор, которым остров отгородили от людей, от Москвы, от местной власти. С тех пор за этот забор никто не заглядывал. Даже хозяин (а официально все эти земли принадлежат фонду “Детский парк чудес”, возглавляемому Церетели) последнее время приезжает нечасто. Да и что тут делать-то? Кругом грязь и разруха... Для творческой личности никакого вдохновения.

От свалки до помойки

     1960 год — После посещения Хрущевым Америки в СССР заговорили, что наш Всесоюзный детский парк должен показать кузькину мать американскому Диснейленду.
     1992 год — Постановлением правительства Москвы №54 от 4 февраля 1992 года фонду “Детский парк чудес”, возглавляемому Зурабом Церетели, были переданы 316 га земли (больше, чем территория ВВЦ) в Нижних Мневниках. Расположенная там деревня Терехово отписана под снос. Церетели пообещал за 5 лет построить на ее месте детский “город-сад”.
     1993 год — Правительство Москвы принимает постановление о ликвидации несанкционированной свалки, которая мешает строительству парка. Церетели рекомендуют пересмотреть проект и внести в него национальный колорит. “Копия Диснейленда нам не нужна”, — заявляют отцы города.
     1994 год - Планы строительства Детского парка чудес получают одобрение Президента России Ельцина. Ельцин уточняет, что земли в Мневниках переданы фонду, возглавляемому Церетели, в “бессрочную и безвозмездную аренду”. Из бюджета на нужды фонда выделены 30 млрд. тогдашних рублей. К 1997 году в Мневниках должны быть построены культурно-торговый центр с аттракционами, игровыми площадками и гостиницей, а также познавательно-развлекательный комплекс и аттракцион “Русская зима”. Столичные власти на рабочее проектирование выделили 3 млрд. 500 млн. рублей.
     1997 год — Территорию будущего парка предполагается разбить на несколько тематических зон, соответствующих названиям континентов — “Европа — общий дом”, “Азия”, “Африка” и т.д. Кто станет символом “российского Диснейленда”, держится в секрете, но это точно не Микки-Маус.
     1999 год — В Мневниках открывается ресторан “Ермак”. К этому времени на территории будущего парка уже работают несколько рынков, продовольственная ярмарка, АЗС и автосервисы. Ликвидировать свалку пока не удалось.
     2000 год — Церетели решил воспользоваться мировым опытом и установить в “Парке чудес” уменьшенные копии шедевров мировой архитектуры — Эйфелевой башни, собора Парижской Богоматери, Кельнского собора. Кроме того, новый проект предполагает строительство “Храма очищения души” в виде символического дерева, ветви которого представят все мировые религии.
     2001 год — Заявлено, что ОАО “Москапстрой” — заказчик по высвобождению территории деревни Терехово — начинает выплату компенсаций жителям, чьи дома предназначены под снос. Людям должны быть предоставлены квартиры в Митине и садовые участки в Истринском районе. Церетели уточняет свои планы. В будущем парке, по его словам, будут три дорожки — для детей, для пожилых людей и “буйная дорожка для молодых”.
     2002 год — Начальник Управления по борьбе с экологическими правонарушениями Константин Полуда заявляет, что на территории Мневников по-прежнему находится огромная свалка и призывает столичные власти положить конец этому безобразию.

Земля маркиза Карабаса

     Круг замкнулся. За 10 лет, а именно столько времени прошло с момента подписания первого постановления о строительстве Детского парка чудес, в Мневниках ничего не изменилось. Каждый год обязательно возникал очередной проект. Журналисты ходили на презентации, записывали пояснения Церетели, фотографировали пластмассовые макеты... Как минимум четыре раза официально объявлялось о начале строительства. Кто-то из местных жителей даже видел в деревне Терехово бульдозер. Хотя скорее всего это был обыкновенный мираж... Терехово как стояло, так и стоит. Ни одного дома не снесено. А те, что “случайно” сгорели, хозяева собираются восстанавливать. “Вы что же, не верите, что деревню все-таки снесут?” — спрашиваю у последних пострадавших погорельцев. “Ее уже десять лет сносят”, — мрачно отвечают они, прикрепляя к почерневшей раме листок-молнию: “Люди! Побойтесь Бога, оставьте хоть что-нибудь. У этого дома есть хозяева. Мы все равно будем здесь жить”.
     Хотя жить в Терехове, прямо скажем, сложно. Транспорт в деревню почти не ходит. До домов, расположенных ближе к Москве-реке, приходится добираться пешком или на попутках. Магазинов нет. Воды нет. Старые колонки, несмотря на усовершенствования местных умельцев, постоянно ломаются. Но это еще не самое страшное. За 10 лет территория некогда зеленого острова превратилась в гигантскую помойку. Впервые сваливать здесь мусор начали сразу после передачи земли фонду Церетели. Привозили целыми самосвалами — кажется, со всех городских строек. Экологическая полиция пыталась принять меры, ГАИ расставляла повсюду собственные посты, но все без толку. Последнее совещание по очистке Мневников от всевозможных отходов состоялось не далее как весной этого года. И там снова звучали какие-то офигительные цифры... Хотя цифрами всего не опишешь, это надо видеть. Груды мусора лежат вдоль дороги на всем ее протяжении: кучи поменьше, кучи побольше, строительная арматура, бумага, пластиковые пакеты и даже остовы бывших автомобилей. “Где у вас тут самая большая свалка?” — интересуюсь у двух старичков, подпирающих своими сгорбленными спинами такой же сгорбленный просевший забор. “Да вся наша деревня — свалка. Вместе с сараями, домами и с нами, людьми”, — отвечают они и предлагают принюхаться. Воняет. Это факт. По Терехову ходят стаи бездомных собак. Днем они роются в помойках, по ночам пугают случайных прохожих. Впрочем, случайные люди сюда заходят нечасто. Тереховцы “чужих” видят издалека.
     Естественная миграция населения все-таки присутствует. Одни уезжают, как, например, те счастливцы, которым в конце концов удалось получить квартиры в Митине. Другие — приезжают. На территории Мневников нет детского парка, зато есть строительный рынок, на котором ежедневно кучкуются приезжие гастарбайтеры, продуктовая ярмарка, несколько АЗС, не говоря уже об автосервисах. Все столичные автолюбители знают: если у тебя, не дай бог, сломалась машина, нужно ехать в Мневники. Местная автослесарная “мафия” — самая известная в столице. Муниципальная власть от этого “малого бизнеса” открещивается как черт от ладана. “Управа к этой территории вообще никакого отношения не имеет, — заявил “МК” глава управы “Хорошево-Мневники” Михаил Попков, — земля принадлежит фонду “Детский парк чудес”, и все предприятия, которые вы перечислили, — это либо структуры самого фонда, либо их арендаторы”. Куда идут вырученные деньги, в управе тоже не знают. “У нас их точно нет”, — как-то грустно подытожил Попков.
     Вообще, ситуацию, сложившуюся в Мневниках, банальной не назовешь. Для Москвы она и вовсе уникальна. Огромная и очень выгодно расположенная территория оказалась фактически выведена за рамки городского хозяйства. Что там творится, чиновники не ведают и знать не хотят, поскольку земля эта, судя по всему, потеряна для города безвременно и бесповоротно. “Ну Ельцин же передал Церетели Мневники в бессрочную аренду. Он там полноправный хозяин. И уборка территории, вот той самой помойки, о которой вы говорите, это теперь его забота”, — сообщил “МК” источник в столичной мэрии. “Ну хорошо, — соглашаюсь я, — ну а люди, которые там живут, они чьи? Тоже Церетели?” — “Не, люди наши. И мы, между прочим, помогаем им, как можем. Вон недавно колонки ремонтировали. Хотя вообще-то мы не обязаны”.
     Говорят, правда, что земля в Мневниках была передана Церетели лишь на условиях строительства там детского парка. И никакое другое коммерческое использование не предусматривалось. В 1999 году об этом еще помнили. Появившийся на правой части острова ресторан “Ермак” усиленно пиарили как детский. Обещали, что ресторан — это только начало. Рядом появятся такие же прибыльные предприятия, фонд на них заработает кучу денег и наконец-то сможет приступить к строительству самого парка. Прошло три года. Тачки у “Ермака” паркуются совсем не детские, а что касается прибылей, то о них широкой общественности ничего не известно. Как, впрочем, неизвестна судьба и другой “кучи денег”, которые в 1993—1994 гг. были выделены фонду федеральным и московским правительствами. В фонде настаивают, что все средства (а это в общей сложности порядка 50 млрд. “старых” рублей) пошли на укрепление берега Москвы-реки. Местные жители уверяют, что не слепые, и если бы в их берег зарывали такие деньжищи, они непременно заметили бы...

Пляски храмовых блудниц

     Церетели, конечно, не позавидуешь. Вопросами о детском парке его донимают на протяжении 10 лет, и каждый год скульптору приходится изворачиваться, что-то выдумывать, чего-то обещать. “Он пока генерирует идеи, проект находится в творческом движении, все время меняется. Какую конкретно идею Зураб Константинович вынашивает в данный момент, нам неизвестно”, — сообщил “МК” начальник мастерской Генплана, отвечающей за развитие Северо-Западного округа, Евгений Гурвич. Гурвич припомнил, что на последнем проекте, который он видел, было несколько тематических парков, какая-то дорожка “для влюбленных” и храм. В управе еще назвали макеты Эйфелевой башни и Кельнского собора. Однако однозначного ответа на вопрос, что же все-таки будет построено в Мневниках, никто из ответственных чиновников так и не дал. “Знаем только, что целевое назначение этой территории не менялось. Она по-прежнему резервируется под детский парк”, — подытожили в Москомархитектуре.
     Церетели и сам не рад, что повесил на шею такую обузу. Вот уже несколько лет он безуспешно ищет инвесторов. Американцы интересовались проектом лишь до тех пор, пока думали, что в Мневниках можно построить новый Диснейленд. Канадцы, австрийцы и немцы исчезли на стадии переговоров. Что именно их испугало, неизвестно, хотя догадаться не так уж и трудно. И вот в прошлом году в мастерской скульптора появились гонцы из Израиля. В Израиле к нашим методам ведения бизнеса уже давно привыкли, поэтому стороны понимали друг друга с полуслова. По итогам переговоров был подписан договор. Фонд “Детский парк чудес” отдавал компании Holy Land Exibition 32 га земли в Мневниках, а компания обещала построить на этой территории детский библейско-коранический парк “Святая земля”, пополнив тем самым число будущих тематических парков комплекса. И что самое главное — не истратив ни копейки бюджетных денег.
     По планам Holy Land Exibition, уже в 2005 году в Мневниках должны появиться 36 макетов самых известных иудейских, мусульманских и христианских святынь Израиля. На входе в парк разольется мини-“Красное море”. На его берегу — древнеегипетская пограничная крепость. Море, расступившись, как когда-то перед евреями, будет пропускать экскурсантов внутрь. Там помимо храмов они увидят Ноев ковчег, всевозможные аттракционы по мотивам Библии, Торы и Корана, а также рестораны с блюдами дохристианской кухни, салон красоты, использующий косметику Мертвого моря, фитнес-центр и магазины, в ассортименте которых — пакетики с землей из Иерусалима, вода из Иордана и масло из Вифлеема. В 4-м пункте программы экскурсий по “тематическому парку Библии и Корана” значатся “пляски ханаанских храмовых блудниц”. Чуть ниже — “уроки ислама (до 100 мест)”. На глобальном еврейском сервере будущий парк без обиняков назван “маленьким Израилем”, да и сами авторы своих намерений особо не скрывают. “Мы строим для той страны, которая дала нам жизнь”, — заявил в интервью “МК” руководитель компании Holy Land Exibition Эмиль Пагис. Ну и для детей, конечно, тоже. После посещения парка юные москвичи, по мысли авторов проекта, должны проявить интерес к дальнейшему изучению Святого Писания и истории Земли обетованной.
     Затея, надо признать, довольно странная. Почему первый и единственный пока в Москве детский парк должен быть с очевидным религиозным уклоном? Разве у нас не светское государство? Да и зачем нам пропагандировать историю Израиля, если наши дети в собственной истории “плавают”?
     Г-н Пагис не против этих аргументов. У него вообще другая логика: “Там больше 300 га, мы берем только 32 га и строим на деньги израильских бизнесменов то, что хотим. А другой инвестор пусть строит по своему проекту что-нибудь из российских реалий. Мы же никому не мешаем”. Но в том-то и дело, что других инвесторов у фонда Церетели пока нет. Holy Land Exibition — это единственная надежда сдвинуть дело с мертвой точки и построить в Мневниках хоть что-нибудь, пусть даже отдаленно напоминающее детский парк.
     Впрочем, Церетели уже пошел на попятный. На прошлой неделе он раздал интервью чуть ли не всем столичным СМИ. По словам скульптора, он знать не знает никаких израильских предпринимателей, договоров с ними не подписывал и вообще землей в Мневниках распоряжаться не имеет права... “Это же не мой дачный участок, чтобы делиться им с безземельными!” — негодовал Зураб Константинович.
     — Договор лежит у меня в столе. И подпись Церетели на нем стоит, — продолжает утверждать Эмиль Пагис, к которому “МК” обратился за разъяснениями, — я сам только что разговаривал с Зурабом Константиновичем. Он просто очень испуган, потому что все это время подвергался нападкам со стороны чиновников. Могу с уверенностью сказать: все опровержения были сделаны им из-под палки.
     Мневники, конечно, не дачный участок, но то, что Церетели мог заключить подобный договор с израильским фондом “Благие дела”, ни у кого сомнений не вызывает. А вот что произошло дальше, остается только догадываться... По некоторым сведениям, одному крупному столичному чиновнику не понравилась сама идея парка. Мол, не все религии представлены в должной мере, а буддисты и вовсе остались за бортом. По другой версии, все дело в Умаре Джабраилове, который в настоящее время является генеральным директором компании Holy Land Exibition и собирается принять посильное участие в строительстве детского “Парка Библии и Корана”. Говорят, что Церетели посоветовали прилюдно отречься от Джабраилова и впредь никаких дел с ним не иметь. В противном случае иметь будут уже самого Церетели...
     В общем, в воздухе Мневников запахло очередным скандалом. За последние 10 лет их было уже несколько, и все они как-то сами собой сходили на нет и забывались.
     Жители деревни Терехово уже смирились со своим бесправным положением, грязью и отсутствием воды в колонках. Москвичи уже привыкли, что в нашем городе нет детского парка чудес. А дети, которым наобещали с три короба в 1992 году, уже давно не дети и тоже все понимают.
    



Партнеры