Приговор чертовой бабушки

52-летняя жительница Рязани продавала внука на органы

11 августа 2002 в 00:00, просмотров: 1210
  В то утро 5-летний Андрюшка чувствовал себя самым счастливым мальчиком в мире — бабушка сказала, что сегодня они поедут в Диснейленд.
     Что такое “диснейленд”, Андрюша толком не знал. Ему понравилось название, а детская фантазия дорисовала все остальное — малыш сиял от радости. Разряженный и тщательно причесанный, за руку с бабушкой и дядей, Андрюшка гордо шагал по улицам Рязани...
     То, чего избежал в тот день Андрюша Ткачев, сам он осознает еще нескоро — не для детского это ума. Ведь даже взрослые, и те не могли с ходу поверить в то, что бабушка, словно теленка на бойню, вела тогда своего родного внука продавать “на запчасти”. Это ее собственное выражение.

    
     Об этом чудовищном преступлении в Рязани забудут нескоро. Нина Андреевна Ткачева, 52-летняя рыночная торговка, обеспечила себе место уж если не в истории, то в учебниках криминологии точно.
     Вряд ли ее поступок можно оправдать жуткой нищетой — семья Ткачевых жила не богаче и не бедней других рязанских семей. Особой роскоши, конечно, в доме не было — сын Нины Андреевны, Сергей Ткачев, не работал. Но при этом имел жену и двух дочек.
     Словом, вертелась бабушка как белка в колесе — одна добытчица на всех. Подрабатывала на рынках в Москве, крутилась в Рязани...
     А тут еще младшая дочурка Светка сюрприз преподнесла — очередной раз вышла замуж и подбросила своего сына от первого брака мамуле — в новой семье 5-летний Андрюша как-то не прижился.
     Нина Андреевна, впрочем, не долго тяготилась “лишним” внуком, определив его в городской приют.
     Наверное, так и рос бы Андрюша — тихо и незаметно — сиротой при живых родителях, если бы не скандал, который разразился в Рязани в начале 2000 года. Об этом писали все местные газеты — управлению по борьбе с оргпреступностью удалось разоблачить целый синдикат, промышлявший продажей детей из областного Дома ребенка за границу, на усыновление. Первополосные материалы пестрели внушительными цифрами — за одного ребенка иностранцы платили аж по 20 тыс. долларов.
     Тогда-то Нину Андреевну и осенило: как же она с Андрюшей-то промахнулась! Такое богатство бесплатно в казенный дом отдала. Но ведь все еще поправимо!..
     Прожженная торговка, Ткачева мигом составила страшную калькуляцию, как поприбыльней “загнать” внучка. 20 тысяч баксов, конечно, неплохо. Но “товар” можно сдать и подороже — если на органы. Она где-то читала, что детские внутренности стоят ого-го сколько! Главное — найти покупателя. Да, и еще. Надо оформить у нотариуса бумагу, что Светка — непутевая дочка — от сына полностью отказывается. Чтобы потом не было проблем.
     Нина Андреевна продолжала работать на рынке, но забота у нее теперь была одна — найти покупателя.

* * *

     ...В конце сентября 2000 г. в УВД г. Рязани обратилась женщина, которая сообщила, что ее соседка, Нина Ткачева, хочет продать своего внука “на органы” и активно ищет покупателя. Женщина сказала, что ни за что бы не пошла в милицию, если бы мальчику не грозила такая страшная участь.
     Оперативники отнеслись к сообщению скептически — трудно поверить, что бабушка может обречь на смерть родного внука, пусть даже за большие деньги. Но все же решили перепроверить информацию.
     Все подтвердилось. Ткачева действительно усиленно искала “купцов” на свой “товар”. Она обзавелась обширными криминальными связями, нашла даже выходы на подпольщиков-интернетчиков и уже подыскала потенциальных покупателей в Москве. Но те, по ее мнению, предлагали слишком мало за столь ценный экземпляр — и лицом мальчик пригож, и “родословная” в порядке, и медицинские показатели в норме — хоть почки берите, хоть сердце... И за все про все она просила “лишь” 100 тысяч долларов, а ей предлагали всего 45...
     — Мы все время следили за ней, — рассказывают рязанские оперативники. — Боялись, что упустим момент передачи ребенка, — ведь только взятие с поличным могло изобличить ее в совершении преступления. Но она все никак не могла найти покупателя. А в начале октября нам пришлось изменить тактику. Ткачева вдруг забрала Андрея из интерната, и мы решили действовать наверняка — рисковать жизнью мальчика мы не могли...
     Одному из рубоповцев пришлось взять на себя роль посредника при “покупке” ребенка. Легенда была такая: якобы у богатого кавказца смертельно болен сын, ровесник Андрюши, и ему требуется пересадка органов. Кавказец, мол, готов заплатить любые деньги.
     Ткачева “клюнула”.
     Первая встреча продавца с покупателем состоялась 17 октября. “Покупатель” подъехал на шикарном черном джипе, чем сразил Нину Андреевну наповал: с таким “клиентом”, подумала она, можно иметь дело. И сразу заломила цену — 100 тыщ “зеленых”. Оперативник “опешил” и принялся снижать аппетиты торговки — 32 тонны баксов, мол, вполне достаточно.
     Начались торги. Ткачева упирала на то, что, дескать, за 45 она внука хоть завтра москвичам отвезет усыновлять — с руками оторвут. “На запчасти-то” дороже будет. Ее оппонент пытался возражать, но в итоге стороны сошлись на $90 тыс.
     Домой бабушка летела как на крыльях. Поведала сыну и снохе радостную новость: мол, нашлись серьезные покупатели на Андрея. Аж 70 тыс. баксов готовы выложить (20 тыс. долл. предприимчивая торговка решила “зажать” в качестве комиссионных).
     Дома план одобрили. Лариса, сноха, правда, повыступала чуть-чуть: типа, бесчеловечно так поступать с ребенком. Но ее быстро заткнули — где она еще такие “бабки” заработает?

* * *

     На следующий день Нина Андреевна отправилась на встречу с посредником уже со всеми документами и с “товаром” — внуком Андрюшей. Чтобы “клиент” мог сам убедиться, что все без обмана. Вот медкарты (анализы делали совсем недавно, органы — в порядке), вот свидетельство о рождении (родители — не алкоголики), вот нотариально заверенное заявление матери об отказе от ребенка (никто его потом искать не будет). “И вообще, — заявила Ткачева, — у меня его один итальянец за 175 тысяч берет, но мне деньги сейчас нужны, поэтому, так и быть, уступаю вам за 90”.
     К счастью, малыш всего этого не слышал. Да если бы и услышал, наверное, ничего бы не понял.
     Детали обмена “ребенок — деньги” стороны решили обсудить 20 октября в доме Ткачевых, с участием сына и снохи. Последних во время встречи больше всего интересовало, каким образом на месте можно будет проверить подлинность валюты. На что “покупатель” заверил, что все будет по-честному.
     Назначили день — 24 октября. Место — Театральная площадь. Время — 15.00.
     ...Оперативник-покупатель подъехал на площадь на внушительном “Мицубиси Паджеро”. Все участники сделки, вместе с празднично одетым Андрюшей, которому сегодня обещали Диснейленд, уже были на месте. Компания забралась в салон.
     Передача денег проходила в два этапа. Сначала “покупатель” отдал Ткачевым 70 тыс. долларов — эти деньги Сергей и Лариса распихали по своим сумкам и затем вылезли из машины. Оставшиеся 20 тысяч оперативник передал бабушке наедине. 15 тысяч торговка спрятала себе под одежду, а 5 тысяч — широкий жест — “подарила” посреднику за хлопоты.
     Все это время Андрюша сидел на заднем сиденье и с нетерпением ждал, когда же взрослые уже обо всем договорятся и они наконец поедут есть мороженое и кататься на аттракционах.
     ...Воспользоваться деньгами Ткачевым так не пришлось. Все трое участников сделки были задержаны прямо на площади.

* * *

     — Преступление это настолько чудовищно, что было очень сложно найти адвоката, который согласился бы их защищать, — рассказывают оперативники. — Ведь есть семьи гораздо более бедные, но никто не доходит до того, чтобы наживаться на смерти детей.
     Между тем сама Нина Андреевна твердила следователям, что вовсе не собиралась обрекать внука на смерть.
     — Я хотела, чтобы Андрюшу усыновили, потому что сама не могла его содержать, — говорила Ткачева на допросах. — Искала подходящих усыновителей и только за это взяла деньги.
     Правда, работать “под дурочку” ей было нелегко — ведь на допросах присутствовал тот самый “посредник”. Но бабушка сетовала на провалы в памяти и утверждала, что не помнит разговоров о “запчастях”, покупателе-итальянце и прочих неприглядных деталях сделки. А Андрюшу, дорогого внука, она даже якобы собиралась сопровождать до Москвы, чтобы убедиться, что тот попал в хорошие руки.
     Ткачевой предъявили видеозапись ее разговора с “посредником”, дабы освежить память престарелой дамы.
     Говорят, фильм о продаже ребенка “на органы” — с собой в главной роли — произвел на Нину Андреевну сильное впечатление. Прошел слух, что она даже раскаялась.
     Признали, судя по документам, свою вину и Сергей с Ларисой. Они детально рассказали следователям, как готовилось это преступление, добросовестно свалив всю вину на бабушку.
     По словам Сергея, он даже не знал, когда соглашался на продажу племянника, что такое “трансплантация органов”. А когда мать ему объяснила, мол, было уже поздно.
     Лариса же долго плакала и говорила, что всячески противилась продаже Андрюши “на запчасти”. Где-то глубоко в душе она даже вынашивала мысль оформить над мальчиком опекунство. Но поскольку правом голоса в этой семье сноха не обладала, то и помешать грядущей сделке никак не могла. А потому решила содействовать — ведь свекровь обещала потом купить себе отдельное жилье и наконец-то разъехаться с ними.

* * *

     Всех троих Ткачевых Октябрьский районный суд Рязани признал виновными. Супругов Сергея и Ларису приговорили к условным срокам — соответственно, 4 и 3 годам лишения свободы.
     Нина Андреевна Ткачева получила реальный срок — 4,5 года заключения в колонии общего режима.
     Героя же этой истории — Андрюшу Ткачева — отдали в приют. В этом году, 7 октября, ему исполнится 7 лет.
     Андрюша до сих пор не знает, что в Рязани нет Диснейленда. Он очень любит бабушку и не понимает, почему она так долго не приходит за ним...
     P. S. Редакция благодарит прокуратуру г. Рязани за помощь в подготовке материала.
    



Партнеры