“Нашествие” по-русски

Жириновский не спел, но громко кричал

13 августа 2002 в 00:00, просмотров: 734
  На ипподроме подмосковного города Раменское помимо рок-фестиваля “Нашествие” и, разумеется, бегов, бывает, устраивают еще и выставки коров. “Нашествие” вобрало в себя и то и другое. Двухдневный рок-марафон — сущие бега и для артистов, и для зрителей. К тому же на сцену вывалила вереница коров: от “Аквариума” до Земфиры. В смысле — священных коров рок-н-ролла...
     Для людей тонкой душевной организации, да еще лишенных личного автотранспорта, ярмарка рок-тщеславия “Нашествие” просто сущий ад: нестройное крикливое пение, “оле-оле” и вынужденный плотный контакт потных тел в электричках — перспектива малоприятная. Посему легкоранимые товарищи туда, как правило, не спешат. Что, однако, не сильно расстроило Михаила Козырева, главного идеолога “Нашествия”, намутившего уже в третий раз на свежем воздухе (и в четвертый от начала) “русский Гластонберри” или “русский Вудсток” — мнения здесь разнятся.
     Некоторые вообще против сравнений. Мол, это именно русское “Нашествие” и ничто другое. И впрямь, когда в Вудстоке в конце 90-х праздновали юбилей оригинального культового хэппенинга времен “детей, цветов и пахучей травы”, весь народ извалялся в грязи — было дождливо и слякотно. В минувшие выходные погода стояла сухая, посему над местом действия все два рок-удалых дня нависало плотное облако взвешенной и противной московской пыли, взбиваемое 70 тысячами пар ног. В пыли было все: люди, знамена, палатки, инструменты, шашлыки с сосисками и пивом, которые активно скармливали и спаивали участникам глобального рок-слета.
     Со сцены открывался особо захватывающий вид. Тьма людей на широком поле с флагами и транспарантами, огромный палаточный городок справа, заполненная под завязку автостоянка слева. Выразительные лица фанатов в первых рядах, а дальше уже ни лиц, ни рук — шевелящаяся, перетекающая с места на место пестрая биомасса. Казалось, она вообще жила совершенно отдельной от того, что происходило на сцене, жизнью.
     День первый, суббота, не был силен рок-грандами, но начался и завершился более чем помпезно — соответственно “Мумий Троллем” (с которого кое-кто ведет новое летоисчисление русского рока) и Земфирой.
     Открывавшие фестиваль монстры киноконцертных касс и изобретатели “рокапопса” “Мумий Тролль” совершенно не смутились отсутствием не успевшей собраться к 11 утра “стотысячной толпы”, и как ни в чем не бывало “совершенно легко” пропели про все то, что “по любви”, да отбыли в Лондон.
     Недополучив в прошлом году занятую альбомом Земфиру, “Нашествие” располагало ею в этом. Посему главным событием фестиваля, как и ожидалось, стало ее выступление — не потому, что оно было каким-то уж выдающимся (певица на самом деле то ли была не в голосе, то ли музыка играла чересчур громко), а просто... потому что Земфира. Все были счастливы.
     В паузе между этими двумя апофеозами фестивальная жизнь тем не менее бурлила достаточно энергично. “Сплин” и “Би-2”, Чичерина, Найк Борзов, Green Grey, “Сети”, “Мультфильмы”... Дельфин, который на первом “большом “Нашествии” (2000) показывал на больших экранах черно-белое архивное порно, на этот раз выволок на сцену бас-гитариста в чем, собственно, того мать родила. Как раз во время прямого включения на ТВС. На следующий день в таком же прямом включении Шнур из “Ленинграда” поведал, что собирается “прямо на сцене отрезать себе х...”. Режиссеры видеотрансляции не успели заглушить матерное словечко какой-нибудь пищалкой, и теперь “шестерка”, похоже, опять пострадает из-за Шнура... А Шнур оказался обманщиком и ничего себе не отрезал.
     Однако подлинным нашествием на “Нашествие”, ураганом, готовым смести все на своем пути, стал Владимир Вольфович Жириновский — большой любитель посещать массовые, в том числе и молодежно-музыкальные, мероприятия. “Когда мы были молодые, нам все запрещали. “Нашествие” — это хорошее настроение, это праздник, пусть молодежь радуется. Конечно, рок — это африканская музыка протеста против империализма и колониализма. Но и у нас есть против чего протестовать... Да, мне самому тоже нравятся Земфира, Алсу... “Ночные волки” — хорошая группа”, — вещал ВВЖ выстроившимся в очередь на интервью журналистам. Не отказал никому. “Кто, на ваш взгляд, патриотичнее — депутаты Госдумы или рок-музыканты?” — прозвучал забавный вопрос. “Ни те, ни другие. Самые большие патриоты — крестьяне, они хлеб выращивают”. Затем глава ЛДПР вознамерился поприветствовать молодежь со сцены, но неожиданно для себя встретил сопротивление со стороны организаторов. Организаторы сказали, что проводят “не политическое мероприятие, а музыкальный фестиваль”. ВВ долго топал и ругался, переписал все фамилии, уволил их с работы, погрозил налоговой инспекцией, пообещал, что “этот день станет самым черным” в их жизни, после чего отправился единяться с молодежью в палаточный городок. Там он обнаружил “массовое спаивание молодежи” и бурно текущие реки “черного нала”, пообещал окончательно разобраться “с этим “Нашествием”...
     Ничего подобного в воскресенье уже не было. Была просто музыка. Звезды и новички. “Король и Шут” в апофеозе. Нынешнее “Нашествие” выпало на то малопривлекательное время, когда оказалось уже нечего делить и нечем хвастаться. Новых героев не народилось, старые осточертели. Некоторые не поехали сами, некоторых не позвали, некоторых не позовут никогда. При том что участие в фестивале ничего не означает, отсутствие — ни о чем не говорит. Хотя... для кого как.
    
     P.S. По данным ГУВД Московской области, во время рок-фестиваля “Нашествие” серьезных инцидентов не зарегистрировано. Несколько человек были задержаны в состоянии алкогольного и наркотического опьянения. У медиков работы было больше. Много молодых людей получили ранения, пытаясь преодолеть забор из колючей проволоки. В первый день фестиваля в подмосковном Раменском у двух человек был вырезан аппендицит и спасена беременная женщина.
    



Партнеры