В театре на Бронной заговорят по-французски

Сыграет ли Ален Делон Каренина?

13 августа 2002 в 00:00, просмотров: 145
  Андрей Житинкин — человек-оркестр. Выпекает по четыре премьеры в сезон, идущие при полном аншлаге. Взялся за оформление спектаклей и к тому же в свой отпуск обучает режиссуре богатых бизнесменов. В нынешнем сезоне Житинкин резко меняет прозападное амплуа своего театра и переходит к русской классике. Главная ставка сделана на давнюю задумку режиссера — крупномасштабную “Анну Каренину” и мистического “Распутина” с Домогаровым в главной роли.
     — Премьера “Анны Карениной” назначена на декабрь. На роль Анны утверждена актриса Театра им. Моссовета Евгения Крюкова , Каренин — Олег Вавилов . Кто будет исполнять роль Вронского — пока говорить не буду. Скажу только, что молодой актер, наш тайный тендер. Это будет очень жесткая, современная и одновременно красивая, чувственная версия романа. Мы учитываем все трактовки “Анны Карениной”, но прежде всего нас интересует то, что хотел сказать граф Лев Николаевич Толстой. Подробности о том, что Анна употребляла морфий, как в школьной программе, опускаться не будут, потому что не говорить о том, о чем написал классик, — преступление.
     — То, что Крюкова назначена на роль Анны, означает, что актриса переходит к вам в театр?
     — С Женей мы хорошо знакомы. Она играла в нескольких моих спектаклях. Что касается перехода в театр, то Женя уже дала свое согласие, но юридически это решит директор.
     — В прошлом году вы сделали сенсационное заявление о том, что в “Анне Карениной” будет играть Ален Делон. А он-то об этом знает?
     — Ален Делон очень любит Толстого и мечтает сыграть Каренина. А поскольку в ближайшее время никто не собирается снимать кино по произведению русского классика, Делон вышел на нас. Год назад его агент, узнав о наших планах, попросил прислать кассету с записью спектакля. Однако тогда спектакль не был готов, и наша встреча отложилась, поскольку Делон будет участвовать только в том случае, если проект будет успешным.
     — Как вы собираетесь решить языковые проблемы, если Делон все же согласится?
     — Поскольку раньше все дворяне говорили по-французски, в нашей версии будет довольно много французского текста вне зависимости от того, удастся нам договориться с Делоном или нет. Француз сыграет несколько спектаклей, потому что быть в репертуарном театре ему не хочется, а интересно приехать как гастролеру. Русского синхрона не будет — это условие французов.
     — Андрей, роман Толстого, прямо скажем, не маленький. Вы намерены его сокращать?
     — Спектакль будет идти три часа с антрактом. Нас интересует только треугольник Анна—Вронский—Каренин. Линию Левин—Кити мы убираем, зато акцентируем внимание на клане Вронских: его матери, брате, его супруге...
     — Большинство ваших спектаклей оформляет художник Андрей Шаров, однако профессионалы считают сценографию плохой. Не собираетесь ли вы воспользоваться услугами другого художника?
     — Если говорить об “Анне Карениной” — есть самые разные варианты. Мы еще не определились, потому что все зависит от концепта, а концепт — это актеры. Что касается сценографии Шарова, то это вещи вкусовые. Например, в наших последних спектаклях “Калигула” и “Метеор” Андрей делал только костюмы, а пространство решил я сам. Думаю, такой симбиоз более продуктивен. Андрей очень современный, но не театральный человек, и я отдаю себе в этом отчет.
     — Андрей, вы вернули на Бронную зрителя, но критики поговаривают, что художественных достижений у вас нет. Как вы это прокомментируете?
     — Я счастлив, что до сих пор даю возможность критике выспаться на своих спектаклях. Хуже было бы наоборот. Один критик однажды одновременно напечатал положительную рецензию на мой спектакль в одной газете и резко отрицательную в другой. И везде получил деньги. Я совершенно спокойно отношусь к самым жутким рецензиям, потому что зритель, прочитав такую статью, специально придет посмотреть спектакль. На Западе есть такая статья в промоушне, когда специально заказывают скандальный материал, чтобы разбудить обывателя. Вернув публику в театр, мы смогли актерам выплатить дополнительные отпускные, 13-ю зарплату, а это очень серьезно для артистов, которые в России получают гроши.
     — В своих новых постановках вы будете придерживаться своего скандального кредо?
     — Я не сознательно скандалю. Просто считаю, что ханжество в театре — жуткая вещь. В театре все должно быть эмоционально, ярко и откровенно. А если я в угоду театральной концепции буду чего-то недоговаривать, это будет гораздо хуже. Житинкин может быть скандален только в том, что он ломает канон. Если этого не происходит, я не понимаю, зачем ставить спектакли.
     — В своей следующей премьере — “Распутине” на главную роль заявлен Александр Домогаров, однако в прошлом году предназначенную ему роль Дориана Грея сыграл другой актер. В этом сезоне ситуация не повторится?
     — Что касается “Дориана Грея”, то Саша сам попросил снять его с проекта, поскольку по своему возрасту он уже не соответствовал молодому Дориану. Здесь совершенно другая ситуация. Распутин для Домогарова — очень точное попадание. Саше сейчас 40 лет, поэтому роковые страсти, тараканы в башке и мистическая сущность ему интересны. Он настолько увлечен материалом, что в своем киношном графике делает окно, потому что прекрасно понимает, что нужно поработать над театральным проектом. Благодаря нашему контакту Саша уходит от амплуа героя-любовника и следователя Турецкого. Это нормальная позиция актера, который понимает, что в кино он может эксплуатировать свои данные, а в театре — удивлять.
     — В этом году вы везете “Нижинского” на гастроли в Америку. Почему выбор пал именно на этот спектакль?
     — Это воля продюсеров. “Нижинский” интересен не только русской диаспоре в Америке, но и американцам, которые помнят Дягилевские сезоны. А потом, русский балет ассоциируется с качеством, хотя наш спектакль в своей основе от балета не имеет ничего. Ни один балетный актер не сыграет в театре так, как удается Домогарову. К тому же это не антреприза и не халтура.
    


Партнеры