Баш на баш

Муж бил жену, и она ушла к другому

14 августа 2002 в 00:00, просмотров: 466
  Десять лет назад, 14 августа 1992 года, грузинская армия двинулась в Абхазию — свою автономию, объявившую себя независимым от Грузии государством. Грузинские власти сделали тогда то же самое, что три года спустя повторили власти российские, отправив войска в Чечню.
     Восстановить до конца “конституционный порядок” в мятежной автономии не удалось ни тем властям, ни этим.
     Грузия так и не получила обратно Абхазию и винит в этом Россию.
     Россия так и не получила обратно Чечню и винит в этом Грузию.
     А российская внешняя политика десять лет бродит по коридору с зеркальными стенами, натыкается на свое отражение и... не узнает саму себя.

    
     “Россия ведет себя как муж, который бил-бил свою жену, и в конце концов она от него ушла к другому, — объяснял мне пару месяцев назад депутат грузинского парламента Георгий Барамидзе, в ту пору председатель Комитета по обороне и безопасности. — Да, мы будем вступать в НАТО. Да, мы просили американцев о помощи, и по нашей просьбе к нам прибыли их военные советники обучать наших военных. Мы независимое государство, мы имеем право выбирать, с кем дружить. Россия обижается на Грузию так, будто мы ей изменили! Но измены никакой нет, Россия просто слишком долго била Грузию, и Грузия ушла к другому, вот и все”.
     “Муж”, впрочем, не один старался. Справедливости ради надо сказать, что и “жена” тоже зубы показывала. Однако то, как Россия вела себя с Грузией последние десять лет, нельзя даже сравнивать с ее поведением в отношении других членов бывшего СССР. Высокие чиновники — и в частных беседах, и в печати — открыто признавали: России не нужна сильная Грузия, поэтому ее надо дробить на кусочки и по частям “съедать”. И это не только говорилось, это — делалось.
     Все проблемы, которые мы сегодня имеем с Грузией: ее категорический отказ впускать российских военных на свою территорию, ее нежелание разбираться с Панкисским ущельем, действенно помогать России в уничтожении боевиков и выдавать задержанных чеченцев — все это возмутительное поведение есть результат политики “избиения”, проводимой Россией в отношении Грузии последние десять лет.
     Российская внешняя политика попала в яму, которую сама себе выкопала. И вот она лежит там, дрыгает ногами, но все равно не хочет признавать свои ошибки...

* * *

     Наверное, не стоит здесь перечислять все случаи “избиений”. Россияне о них все равно не помнят, но зато грузины помнят очень хорошо. Скажем, апрель 1989 года в Тбилиси и марш-бросок десантников Лебедя с саперными лопатками на толпу митингующих — это славное мероприятие Грузия вряд ли забудет.
     Однако главный “акт избиения”, после которого отношения оказались уже окончательно испорчены, начался именно в ходе грузино-абхазского конфликта, который длится уже десять лет...
     В 96-м году я брала интервью у Шеварднадзе, он тогда сказал, что со стороны грузинских властей вооруженное вторжение в Абхазию было ошибкой. С сепаратистами нужно было решать вопросы мирным путем, переговорами. Но это он потом сказал, через четыре года после того, как грузинские войска вошли в Абхазию и заняли позиции в Сухуми и Гагре.
     Абхазские подразделения были слишком слабы и малочисленны (милиция плюс народное ополчение) и не могли оказывать настоящего сопротивления. Они отошли и стали копить силы.
     Чеченские боевики, оказавшиеся спустя четыре года в таком же положении, рассчитывали на помощь мусульманских стран, и те не подвели. Абхазские боевики рассчитывали на помощь России, и она тоже не подкачала.
     В течение следующего года российские военные готовили реванш: передавали абхазам технику, занимались боевой подготовкой, пополняли личный состав подразделений. Помогать братьям по вере прибыл из Чечни Шамиль Басаев с “абхазским” батальоном. Полковник ГРУ рассказывал мне о том, как он в числе наших военных экспертов занимался в Абхазии с Басаевым и его боевиками и какое благоприятное впечатление тот производил: “Все схватывал на лету, талант военачальника, и при этом абсолютно нормальный управляемый человек — с ним всегда можно было договориться”.
     В сентябре 93-го абхазские подразделения начали наступление. Российские военные помогали как могли. Полк ВДВ, расквартированный под Сухуми, принимал участие в штурме города, который сопровождался массированными авиабомбардировками (у абхазской милиции авиации, понятно, не было) и артобстрелами (артиллерия тоже была главным образом наша).
     В Генеральной прокуратуре Грузии собраны целые тома доказательств участия России в войне на стороне Абхазии (мы, конечно, и тогда упрямо твердили, что самолеты не наши и мы здесь ни при чем), так что у граждан Грузии нет в этом никаких сомнений. Другими словами, они знают, что Россия отняла у них Абхазию.
     Представьте, что бы чувствовали россияне, если какие-нибудь “третьи” страны, помогая чеченским боевикам, разбомбили бы наши позиции в Грозном посредством авианалетов и артиллерийских ударов, и остатки наших войск вынуждены были бы бежать из Чечни. Наверняка россияне чувствовали бы горькую обиду на “третьи” страны. Наверняка их души жаждали бы отмщения...

* * *

     В Абхазии до войны проживало порядка 60% грузин. Все они были вынуждены бежать в Грузию — всего 300 тысяч беженцев. Наступающие бесчинствовали. До сих пор в Грузии рассказывают о массовом расстреле на стадионе в Гагре, который был проведен по приказу Басаева (не знаю, правда это или нет, но я слышала об этом расстреле много раз).
     Для тех, кто убегал непосредственно из Сухуми, оставалась единственная открытая дорога — через Кодорское ущелье в Сванетию. Как раз в эти дни в Москве танки били по Белому дому, так что все внимание было сосредоточено здесь, и скорбный путь, который проделали грузинские беженцы, остался практически незамеченным мировой общественностью. А там ужас что творилось. Тысячи людей две недели тащились из последних сил по горному серпантину, шли через перевал, несли детей, тащили на себе стариков. Они умирали прямо на дороге — от холода, от голода, и не было никакой возможности им помочь. Машины туда проехать не могли, а вертолеты не могли сесть...
     Разве грузины могут забыть, как абхазы (за которыми, напоминаю, стояла Россия) выгнали их из Сухуми? Разве русские могут забыть, как чеченцы выгнали их из Грозного?
     Абхазы беженцев не преследовали. В ущелье у них нет опоры, поскольку там нет абхазских поселений. Но понятно, отчего сейчас они так нервничают из-за этого ущелья. Если грузины ушли по Кодору, то они ведь могут и вернуться по нему. Природные условия таковы, что ущелье невозможно перекрыть полностью, и у абхазов в тылу всегда остается дыра, откуда прямая дорога — на Сухуми.

* * *

     Если смотреть на карту Грузии, то Кодорское ущелье примерно в левом углу. А в правом углу почти симметрично — Панкисское ущелье, это уже предмет беспокойства российских военных.
     Две чаши весов — правая и левая. Абхазия и Чечня. В российско-грузинских отношениях они всегда будут стремиться к равновесию.
     Россия помогла Абхазии отделиться от Грузии и поставила между ними своих миротворцев (в Тбилиси их зовут пограничниками, потому что на самом деле они не “миротворят”, а защищают Абхазию от грузин). Но и у Грузии есть что положить на свою чашу — она дает приют чеченским боевикам, охраняет Панкисское ущелье от посягательств российских военных. Пока существует этот последний оплот, Чечня никогда не будет полностью “наша”.
     Баш на баш. Хотите Чечню — отдайте Абхазию. Хотите пойманных грузинами боевиков — отдайте Игоря Георгадзе, который в 1995 году организовал покушение на Шеварднадзе и живет с тех пор в Москве.

* * *

     Муж жену бил, и она ушла к другому. Любовь кончилась, по-семейному уже ничего не решается, теперь между бывшими супругами возможны только чисто деловые отношения. Закономерный результат российской политики, проводимой в отношении Грузии. К чему шли, то и получили.
     Однако обиженные мужья так просто не сдаются и к деловым отношениям так быстро не переходят. Прежде чем до них дойдет необратимость перемен, они еще довольно долго пытаются достать жену и стукнуть, дотянуться хотя бы палкой.
     Ну например: в начале лета Дума приняла драконовский закон о российском гражданстве. Так вот за месяц до этого момента наше консульство в Сухуми принялось в авральном порядке выдавать российское гражданство всем абхазам, кто пожелает. Дело шло легко и весело, без бюрократических проволочек, справок и прочих глупостей, необходимых любым другим желающим получить гражданство России, не имеющим, к своему несчастью, абхазского происхождения. Зачем это было сделано? А чтоб потом говорить: в Абхазии проживают граждане России, поэтому мы должны их защищать.
     Вместо того чтоб уже наконец начинать искать компромиссы, взяли и огрели Грузию палкой лишний раз. А вот пускай поплачут, раз у них такие антироссийские настроения.
    



    Партнеры