Олигархи хотят денег

15 августа 2002 в 00:00, просмотров: 171
К зиме бензин будет стоить 20—24 рубля
     — Тьфу! — смачно плюнул водитель “шестерки”.
     Мы остановились на перекрестке, аккурат под рекламным щитом маленькой АЗС. Я не автолюбитель и поэтому не всегда понимаю душевные движения этой категории граждан.
     — Да вон, 92-й — червонец уже! — угрюмо объяснил “бомбила” и в сердцах рванул на желтый...
  
   Маленькая мизансцена происходила в пятницу вечером, когда конфликт вокруг Московского нефтеперерабатывающего завода вроде бы урегулировался. Бензиновая утка о дефиците топлива в столице захлебнулась в собственном соку. Тем не менее за ночь цены на самый популярный Аи-92 в центре Москвы подросли на 15—20 копеек, прорвав кое-где психологический барьер в 10 рублей за литр. Таким образом, были опрокинуты все прогнозы, которые в самом пессимистическом варианте отодвигали этот рубеж на сентябрь. Выражаясь языком экономистов, в стране продолжается необъяснимый опережающий рост цен на топливо, что в свою очередь тащит инфляцию на очередной виток.
     Впрочем, после событий вокруг Московского МНПЗ ситуация во многом прояснилась, и уже можно с уверенностью утверждать: нефтяные короли готовят очередную ценовую атаку, и в случае ее успеха цены на бензин подскочат до отметки 15—17 рублей за литр уже в ноябре.
Не верь глазам своим
     Действительно, на первый взгляд то, что начало происходить с топливным рынком в апреле, не поддавалось никаким разумным объяснениям. За месяц цены подскочили в среднем на 12 процентов. Казалось бы, предпосылок этому не могло быть. Впервые за долгое время в стране исчезло такое понятие, как бензиновый дефицит. Наблюдались даже некоторое перепроизводство и определенная “затоварка”, связанная с решением России поддержать политику ОПЕК и ограничить экспортные поставки нефти.
     То есть по всем разумным законам цены как минимум должны быть стабильными. В мае же, когда подвели итоги, выяснилось, что впервые за полтора года бензин подорожал, да еще такими невиданными темпами, что сразу поставил под угрозу все планы правительства по снижению уровня инфляции. Экономисты пытались объяснить это явление неким “выравниванием инфляционной составляющей”. Мол, естественные монополии выровняли цены на сырье с учетом инфляции еще осенью, а производители только сейчас начали этот процесс.
     Тем не менее в июне—июле тенденция сохранилась. Цены на бензин продолжали расти. Причем правительство под давлением нефтяников объявило о выходе из договоренностей с ОПЕК и возобновлении экспорта нефти в полном объеме. То есть уже одно это, казалось, должно было остановить цены. Однако в июне было объявлено об очередном повышении отпускных тарифов у крупных производителей (в итоге цены за месяц выросли на 15—16 процентов). И вот тогда прозвучали слова “корпоративный сговор”. Провинившимся нефтяникам даже публично пригрозил председатель Счетной палаты Сергей Степашин.
     И вновь не все поняли, о чем, собственно, шла речь. Крупные нефтяные компании, которые подозревались в накручивании цен, легко отбились от упреков, поскольку формально контролируют лишь 30 процентов автозаправок в стране. Однако никто не вспомнил, что из 28 крупнейших нефтеперерабатывающих заводов “сестричкам” принадлежат 27. Контроль — полный. И интерес, мотив — налицо.
     Ни для кого не секрет, что российским нефтяникам чрезвычайно выгодно повышение внутренних цен на топливо и нефтепродукты. Более того, на сегодняшний день это их единственный реальный путь сохранения темпов роста. На внутреннем рынке реализуется почти две трети добываемой в стране нефти. В то же время внутренние цены на бензин и дизтопливо — в три раза ниже мировых. Иными словами, от такой диспропорции нефтяники теряют 18 миллиардов долларов год. Да при такой “цене вопроса” любое правительство в отставку засунуть можно...
     Топ-менеджеры наиболее агрессивных в финансовом плане компаний неоднократно публично высказывались в том плане, что выравнивание внутренних и внешних тарифов — это и есть их прямая задача на сегодняшний день. Более того, здесь их интересы на первый взгляд совпадали со стратегическими целями России. Летом следующего года нашей стране наконец-то предстоит стать полноправным членом Всемирной торговой организации. А выравнивание тарифов — одно из ключевых условий вступления в эту организацию.
     Однако вступление в ВТО — отнюдь не самоцель. Если в результате такой интеграции пострадают население и большая часть промышленности, а выиграют два-три десятка олигархов, то и на фига козе баян? А если положить руку на сердце, что хорошего будет, если цены на все сравняются с мировыми? Зарплаты-то, как у немцев и американцев, не станут... По американским законам, например, если работодатель платит своему сотруднику меньше 7,5 доллара в час и это будет доказано, — его посадят в тюрьму. Причем лет на 7—10. Поэтому в Америке даже подсобный рабочий или посудомойка при полном рабочем дне не могут получать меньше 1200 долларов в месяц. В Германии рабочий на автосборочном конвейере получает 2500 евро в месяц, водитель-дальнобойщик — 3300 евро. Будут у нас такие заработки? Нет. Вопросы есть?..
     Все эксперты сходятся во мнении, что администрация Путина вынуждена будет просить о смягчении условий при вступлении в ВТО. С тем, чтобы не идти на механическое выравнивание цен. Однако давление нефтяных “сестер” возрастает. Они не хотят идти на снижение темпов своего развития, а потому их жесткая позиция идет вразрез с реальными планами правительства, и самое главное — с интересами соотечественников. Нет таких преступлений, на которые не пойдет капитал, чтобы увеличить свою прибыль вдвое. Это, кажется, еще Карл Маркс говорил. А ведь был прав. Если раньше инициаторами всевозможных кризисов и дефолтов выступало правительство, то сегодня ситуация совершенно обратная. В погоне за мифической прибылью нефтяные короли готовы обрушить на народ лавинообразную, неконтролируемую инфляцию.
     Забегая вперед, нужно сказать, что в свете этого положения вещей происшествие на Московском НПЗ — своего рода проба сил. В ценовом плане столица — один из самых благополучных регионов: цены на бензин здесь удавалось контролировать даже во время весенне-летнего повышения. Но менеджеры МНПЗ сделали несколько реальных стратегических просчетов, которыми немедленно воспользовалась “Сибнефть”, мгновенно попытавшаяся взвинтить цены. На самом деле бороться есть за что: повышение цены бензина на 1 копейку за литр, по некоторым подсчетам, дает на круг 7 млн. долларов...
Ария для рояля и АЗС
     Правительство и так слишком долго заигрывало с нефтяниками. Такой лояльности властей к “отечественному производителю” никогда раньше не наблюдалось. И по акцизам с ними договариваются, и налогами не душат, и к президенту советоваться зовут. Такое ощущение, что не государство определяет правила игры для нефтяников, а наоборот — они решают, сколько отстегнуть государству. А тут вдруг Дума в рекордные сроки принимает закон с несусветно длинным названием: “О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые акты законодательства РФ”. И полностью переворачивает ситуацию на топливном рынке в пользу нефтяных компаний: акциз перекладывается с нефтеперерабатывающих заводов на АЗС.
     Всем известно, что существует такой налог — акциз, но не все представляют его суть. Грубо говоря, это налог, который включается в стоимость товара, и таким образом бремя его уплаты возлагается на каждого конкретного потребителя. То же самое, что и подоходный налог, но только вроде как добровольно: если не желаешь платить, то можешь и вовсе не покупать товар. Присутствует подобный налог и в стоимости бензина. Только до принятия нового закона его платили непосредственно производители и включали акцизную составляющую в стоимость продаваемого топлива. При средней цене бензина в 9 рублей за литр акциз составлял 2 рубля. И государству нетрудно было собирать эти деньги с сотни нефтеперерабатывающих заводов, которые есть в стране, даже с самых мелких. Впрочем, проблемы все равно были: в 2001 году казна получила всего 63% от причитающихся денег.
     Теперь, по новому закону, бремя уплаты акциза перекладывается с производителя на продавца — с завода на АЗС. А их в стране почти 30 тысяч. Вот и интересно, что государство будет иметь с этой армии продавцов? Дырку от бублика. Снова появятся паленый бензин и дикая неучтенка. Единственное, до чего додумались пока в правительстве, — создать на каждой бензоколонке круглосуточный налоговый пост. Восемь человек на 30000 бензоколонок — итого 240000 новых рабочих мест для бездельников с пистолетами...
     В принципе нам с вами, рядовым покупателям, совершенно плевать, с кого будут первоначально удерживать акциз. Если бы за все эти нововведения не пришлось платить из собственного кармана. А платить придется. Причем сразу и за все.
     Убирая за скобки сложную систему подсчетов, можно утверждать, что к зиме оптовые цены на бензин вырастут до 13—16 рублей за литр. Добавим к этому три рубля акциза, 2,6—3,2 рубля НДС, скромно — рубль прибыли, плюс пятипроцентный налог с продаж. В итоге на бензоколонках цена А-92 поднимется до 20—23 рублей.
     Но это еще цветочки. Независимые владельцы автозаправок, борясь за выживание, вынуждены будут идти под крышу одной из шести “сестер” — с тем, чтобы получить от нефтяников хорошие цены на топливо.
     Поимев такой закон, “сестрички” одновременно решают все свои стратегические задачи: разоряют независимых продавцов бензина, полностью подминают под себя сеть АЗС по всей стране и, пользуясь монополией, повышают цены как хотят.
Когда система не работает, это кому-то выгодно
     Странные происходят вещи. Вроде бы вся политика нынешнего правительства направлена именно на упрощение всей налоговой базы. Скажем, до принятия поправок в Налоговый кодекс усиленно пропагандировался т.н. вмененный налог. Владельцы автозаправок, например, в Москве платили по 30000 рублей в месяц и спали спокойно. Теперь внезапно власти поменяли позицию и встали горой за сверхсложную и неповоротливую систему уплаты акцизов. Законопроект был внесен в Думу в мае, а уже в июне — за три дня! — он прошел все три чтения и был внесен в Совет Федерации. Сенаторы, в свою очередь, за две недели рассмотрели его и утвердили. Для сравнения: скандальный Закон об альтернативной службе лежал в Думах всех трех созывов, Уголовно-процессуальный кодекс завис на пять лет, то же самое — и новый КЗОТ. В новом Совфеде же подписанный думцами закон в среднем лежит три месяца, в старом — не менее года.
     Понятно, что подобную комбинацию, теперь уже вполне законную, могла придумать только очень светлая голова (более того, смею утверждать, что в нашем большом бизнесе таких мозгов от силы пять-шесть). Вот здесь-то и стоит вспомнить тех самых топ-менеджеров, которые публично прогнозировали рост цен на топливо к концу года до тридцати рублей. А мы-то, дураки, не верили...
     И последнее, самое важное. Мы не рассматриваем эту ситуацию в общем, макроэкономическом свете. Но понятно и без всяких слов, что столь радикальное повышение цен на топливо автоматически приведет к росту всех остальных цен — на 20—30% в год. Правительство в очередной раз дало слабину перед монополиями. И это лишний раз говорит о том, насколько уязвима наша экономическая ситуация, которую, как выясняется, никто не контролирует.
     Нас ждут нелегкие времена. Честно говоря, после этой истории уже и не знаешь, к чему готовиться, какая очередная гениальная задумка в этот момент зарождается в светлых мозгах наших олигархов...
    


Партнеры