День отца Гамлета

Криминальная хроника недели

17 августа 2002 в 00:00, просмотров: 513
  Чехи и немцы, не говоря уже о прочих австрияках, скорее всего не знают гимна всех советских синоптиков “У природы нет плохой погоды” из “Служебного романа”. А зря! В их незавидном положении сия утешительная мелодия очень бы пригодилась. Сидишь на крыше дома, смотришь, как прибывает вода, и беззаботно напеваешь: мол, любое время года надо благодарно принимать. Да и вообще, даже в природных катаклизмах можно найти рациональное зерно. Раньше, например, вселенский потоп на Западе только по книжкам изучали, теперь — пожалуйста, материал закреплен на практике. Глядишь, скоро кино в жанре экшн снимут...
     У нас же в это время — комфорт и сухость. Атмосферное давление в норме, влажность воздуха 50 процентов. И при виде сюжетов с Запада к чувству легкого ужаса (“Карлов мост затопило?! Как же так, ведь я всего месяц назад по нему бродил...”) примешивается мелкое пакостное злорадное удовлетворение. Дескать, неча на зеркало пенять, коли рожа крива. Вы все время долдонили, что Россия — страна катастроф, так получайте. И больше со своей подмоченной репутацией не учите нас жить. Мы сами с усами.
     Кстати, на неделе в криминальных сводках замелькали “погодные” преступления. Из магазина украли дневную выручку и... надувную лодку. Что ж, большому кораблю... Интересно, что, по предварительным данным, воры были без машины. Видимо, уплыли в неизвестном направлении.
     Уличное изнасилование. “Герой” эротического фронта оказался человеком с фантазией: предложил прекрасной незнакомке организовать экскурсию в Гидрометцентр. Там чудеса, синоптик бродит... Заодно можно узнать, через сколько недель наводнение придет в Первопрестольную. Мадемуазель, увы, не знала, что наш славный городок стоит на высоте 120 метров над уровнем моря, и чтобы затопить его, нужны титанические усилия. Пошла, дурочка, как на заклание. Правда, дело было днем... Словом, экскурсия закончилась в ближайших кустах. Секс-климатолога задержали.
     Опять воруют зонтики. Все-таки страшные репортажи из захлебывающейся старушки Европы скверно влияют на неокрепшие умы. Оболтус 20 лет от роду на улице отобрал 2000 рублей и зонт у... гражданина Чехии! Ну, это уже свинство: на святое посягнул! Ведь для каждого чеха зонтик сейчас — что рояль для пианиста. Супостата задержали.
     Вообще с зарубежными гостями беда. Такое ощущение, что для всяких шельмецов звуки иностранной речи на улице — все равно что зов боевой трубы. Громилы сразу делают стойку, засучивают рукава и идут в атаку. На Комсомольском проспекте военнослужащий с криками “Янки, гоу хоум!” пристал к американцу, жителю Солт-Лейк-Сити. Решил отомстить за унижения на последней Олимпиаде? Аника-воин беспричинно сбил мужчину с ног, избил, чуть палец не оторвал... Туристу, между прочим, уже 67 лет.
     У гражданина Индии угнали “Ауди-100” 1991 года выпуска. Конечно же, безвозвратно.
     В метро пострадала жена военного атташе посольства США Ирина Табак. Да-да, наша бывшая соотечественница, уроженка Киева. На “Белорусской” какой-то ловкач стащил кошелек с несметными богатствами. Там и карточка дипнеприкосновенности, и права, свидетельство о регистрации машины, кредитки, документы мужа и детей... В общем, дело — табак. Мадам, уж вы-то должны знать, что наши люди в метро с такими документами не ездят. И “прикосновенность” в подземке вам обеспечена. Правда, вор небось уж и сам не рад такому “успеху”. Забился, наверное, в щель, трясется и на небо смотрит: как там, не летят еще американцы бомбить Москву? Не началась Третья мировая?
     Снова метро, станция “Смоленская”. Парень и девушка избили гражданина Никарагуа. Стыдобища. В детстве ведь наверняка в школе посылку для него собирали в рамках гуманитарной помощи, а теперь что ж: прошла любовь, завяли помидоры? На “Киевской” двое отморозков поколотили турка...
     Еще одна деталь — очень много убийств отцов детьми. В основном “преуспевают” сыновья. Два брата, водители, “наехали” на папашу: хотели разменять квартиру, а он отказывался. “Что ж, отче наш, не хочешь по-хорошему, будет по-плохому”, — вынесли вердикт детишки. Они избили папу и ушли по своим делам. А 72-летний старик умирал в страшных мучениях еще несколько часов.
     Пьяный в хлам пенсионер попытался отправить дочку в магазин за добавкой. “Ах, папенька, мне недосуг”, — проворковала девица, такая же, между нами говоря, пьянчуга. Что за комиссия, создатель, быть взрослой дочери отцом... Конечно, батяня взял ремень, как в старые “добрые” времена. Только вот не учел он, что на дворе XXI век, эмансипация и т.д. Бестия ударила отца шилом в грудь. Смертельный номер.
     Еще двое сыновей. Застарелый конфликт: папа пьет, несмотря на свои 73 года, отпрыски его перевоспитывают. Современный вариант стихотворения “Что такое хорошо и что такое плохо”. Терпения у чад не хватило, и они забили старика до смерти.
     Молодой человек, уроженец Армении по имени Гамлет, расправился с папой, приревновав его к... своей жене! Такая вот коллизия — любовный треугольник несколько необычной формы. Был ли повод? Черт его знает... Следователи так и не пришли к единому мнению. Чужая семья — сами знаете, пещера Али-Бабы, тайны мадридского двора. Одни, в том числе прекрасная супруга Гамлета, клянутся, что все это бред, фантазии ослепленного ревностью молодого мужа. Другие, потупив взор, бормочут: было... Что-то было. И уединялись часто, и в кино вдвоем ходили. Кто теперь может сказать наверняка? Евтушенко был прав: и про отца родного своего мы, зная все, не знаем ничего.
     В тот страшный день они тоже были вместе. С утра — традиционная ссора за завтраком, Гамлет ушел на работу, хлопнув дверью. У его супруги был выходной, отец — пенсионер, ему вообще некуда спешить. Купили продукты в магазине, посмотрели телевизор, потолковали о том о сем. Неожиданно вернулся Гамлет-Отелло. Снова — допрос с пристрастием, упреки, обвинения... Потом вроде бы успокоился, выкурил с отцом трубку мира... Длинный день кончился. А уже ночью, когда все легли спать, ревнивец не выдержал, вскочил, схватил нож, побежал в отцовскую комнату... 12 ножевых ранений. Звонок в милицию: “Я убил своего отца, приезжайте”. Дальнейшее — молчанье.
    


Партнеры