ЛЮБИМЫИ ЦВЕТОК ЭМИРА

18 августа 2002 в 00:00, просмотров: 672
  Фотомастер Ранет Матказин рассказал о своем коллеге и друге Валерии Зуфарове, корреспонденте ТАСС, удостоенном высочайшей награды: звания лауреата на всемирном конкурсе “Уорлд пресс фото” в Лондоне — за снимки чернобыльского реактора, над которым он пролетел на опасно низкой высоте на вертолете и который запечатлел сразу же после катастрофы. Лишь два человека в СССР носили звание международный мастер пресс-фотографии: Дмитрий Донской и Валерий Зуфаров.
     Так вот, однажды Валерий Зуфаров был направлен в командировку в Эмираты (которые тогда, естественно, были напрочь закрыты для советских людей). На одном из приемов он ненадолго повернулся спиной (так уж вышло) к портрету эмира. Местный переводчик сделал ему замечание: это неуважение и непочтение, стоять спиной к портрету эмира нельзя. Зуфаров сказал:
     — Это официальный портрет эмира? Если бы я так фотографировал, то уже не работал бы в ТАССе.
     Через несколько дней он был приглашен во дворец эмира. Тот принял журналиста, восседая на троне. Зуфарову дали понять, что он может приступать к работе. К эмиру не принято обращаться с просьбами. Но Валерий тем не менее изложил свою. Он знал, что у эмира есть сад, где он выращивает розы. Фотокор попросил, чтоб эмир показал самый свой любимый цветок. Эмир подошел к кусту роз. В тот момент, когда эмир повернул к корреспонденту лицо, тот нажал на заветную кнопочку и щелкнул три раза, то есть сделал три кадра. После чего опустил камеру.
     — У вас осталось для работы восемь минут, — напомнил ему дворцовый церемониймейстер.
     — Я закончил, — сказал Зуфаров.
     У него отобрали фотоаппарат с пленкой, полтора часа угощали чаем и сладостями, а потом принесли уже готовую фотографию 60х60, на ней эмир был запечатлен рядом с любимым цветком. Зуфарову передали благодарность эмира.
     Валерий рассказывал: его спросили, что он хочет за работу? Он ответил:
     — Ничего.
     И потом часто об этом жалел.
    
     Классик советской литературы, прозаик Владимир Попов был автором гремевшего в свое время романа о рабочем классе “Сталь и шлак”. Его жену язвительные собратья по перу прозвали “мадам де Сталь” (была в позапрошлом веке такая французская писательница).
    
     Не анекдот, а документальная история. Криминальный авторитет, не буду называть его имени, тем более что этого человека уже нет в живых, обнося свой дачный участок забором, прихватил лишние метры у соседа. Тот попробовал робко протестовать.
     — Зачем тебе столько земли? — сказал авторитет. — У тебя семья небольшая, а у меня вон сколько детей. Но я тебя за лишние метры отблагодарю... Ты ведь будешь строить баню? Подарю тебе сруб.
     Через некоторое время на участок притесненного соседа и точно привезли и сгрузили банный сруб. А еще через некоторое время он пригласил рабочих, чтоб они этот сруб собрали. Бригадир из местных жителей, увидев аккуратно сложенный стройматериал, воскликнул:
     — Так вот же он! А мы его два месяца ищем! Я эту баню должен был поставить в соседнем поселке, а она пропала! Ну ты даешь! Воруешь и даже не таишься, не стесняешься!
    
     Певец Виктор Чайка рассказал. Дело было этой весной. Он стоял в супермаркете, в очереди в кассу. Мальчишка, крутившийся поблизости, стал его упрашивать:
     — Дядь, купи кока-колу.
     Виктор облагодетельствовал пацана и купил ему здоровенный баллон напитка. Прямо на глазах у Виктора парнишка отвинтил пробку на бутылке и, убедившись, что внутри этой пробки нет значка выигрыша, обещавшего поездку на мировой чемпионат по футболу, выбросил наполненную до краев полиэтиленовую емкость, после чего стал приставать к следующему покупателю:
     — Дядь, купи кока-колу...
    
     Драматург из Казани Данил Салихов рассказал: его коллега принес в театр пьесу о мафии.
     — Ты был членом мафии? Или, может быть, остаешься в ее рядах? — спросил главный режиссер Салимзянов.
     — Как ты мог такое подумать?! — воскликнул автор.
     — Твои близкие сотрудничают с коза ностра?
     — В моей семье нет преступников!
     — Ты близко знаешь кого-нибудь из мафиози? — продолжал допытываться режиссер.
     — Бог миловал от таких знакомств, — отвечал драматург.
     — Так, может, ты хотя бы случайно оказался с бандитами за одним столом в ресторане?
     — Как бы такое могло случиться? Да я и пересел бы от них подальше!
     — Не только ставить, но и читать твое произведение не буду, — сказал Салимзянов.
    


Партнеры