Слезные войны

В этом году воры обчистят 15 000 московских квартир

21 августа 2002 в 00:00, просмотров: 496
  Это уже серьезный вызов: по сравнению с прошлым годом число квартирных краж в столице увеличилось почти в три (!) раза. От воров-домушников не спасают ни железные двери, ни хитроумные замки, ни решетки на окнах. И если лично вас еще не обокрали, то, поверьте, это только вопрос времени.
     Правительство Москвы уже давно записало квартирные кражи в разряд общегородского бедствия и выделяет огромные средства на охрану жилых домов — по 75 млн. рублей ежемесячно. Уже сейчас охраняться, судя по документам, должен буквально каждый подъезд.
     Теперь скажите, по вашему двору курсируют строгие мужики в форме? А по соседнему? Может быть, все это есть у ваших коллег?
     А ведь по бумагам должно быть...
     Куда же из года в год уплывают “охранные” деньги? Ведь одной милиции не справиться — этот вид преступлений раскрывается хуже всего.
     Спецкор “МК” выяснил: деньги разворовываются внаглую.

Эпизод I. Скрытая угроза

     УВД Юго-Восточного округа. Воскресенье, 17.00.
     Я здесь по заданию редакции. Мне поручено “живьем” поглядеть на человеческое горе — сделать репортаж о квартирных кражах. Для милиции самая горячая “кражная” пора — с вечера воскресенья до утра понедельника, когда москвичи дружно возвращаются с дач в свои распотрошенные жилища.
     — Рановато пришли, — усмехается дежурный по УВД. — Самые кражи пойдут после 6—7 вечера. Так что пока отдыхайте, набирайтесь сил. Они вам сегодня пригодятся.
     Пока в УВД действительно спокойно. Лишь радио негромко бубнит о боях в Чечне. “В таком-то районе пограничники уничтожили группу боевиков, в таком-то — пока затишье, но войска приведены в полную боевую готовность...”
     Вот и у нас здесь — пока затишье, но все в боевой готовности...
     — Дежурный эксперт, на выезд! — разрезая тишину, вдруг орет увэдэшная связь.
     На часах — 19.40. Началось...
     — Большинство квартирных воров — обычные наркоманы, — делится со мной опытом дежурный эксперт Игорь, пока мы едем на место первого происшествия. — Они обычно подбирают ключи. Это сделать довольно просто. Вот у вас какие ключи?
     Я гордо демонстрирую связку — у меня двойная дверь, в которой аж четыре замка.
     — Считайте, что обе ваши двери открыты настежь, — оценив ключи, цинично усмехается Игорь. — Именно такие замки сейчас очень модны, — демонстрирует он мой ключ с четырьмя “лепестками”. — Они все однотипны и открываются с помощью обычной жвачки. Вы сегодня это обязательно увидите — такой способ самый ходовой. Жвачку засовывают в ключевое отверстие, она там застывает, а потом отверткой легко справляются с механизмом.
     Я расстроилась. А Игорь продолжил “ликбез”:
     — По наводке сейчас ходят крайне редко. Обычно “богатых клиентов” выбирают по каким-то видимым признакам состоятельности — например, на окнах стоят стеклопакеты, или торчит спутниковая антенна, или кондиционер. Вот так выбирают квартиры, а потом проверяют: дома хозяева или нет. Ну, например, смотрят, горит ли по вечером свет. Или по почтовому ящику — достают ли газеты. Могут еще спичку в дверь вставить или нитку натянуть, а через какое-то время прийти и проверить: если все на месте — дверь не открывали, дома никого. Но грабят не только богатые квартиры. Тем же наркоманам все равно, куда лезть, они любой выручке рады. Да что я вам рассказываю, сегодня все увидите своими глазами...

Эпизод II. Атака воров

     20.00. Ул. Армавирская, д. 7.
     Обычный панельный дом. 12-этажка. Нам на самый верх.
     — Я такого никогда не видел, — горячится дежурный из ОВД “Люблино”, пока мы поднимаемся в лифте. — Стены на кухне, бывает, ломают, но только если вентиляционная перегородка сделана из гипсокартона — такая легко вышибается ногой. Но здесь-то толстенная стена. Ее же сколько долбить надо!
     Обворованная квартира явно из богатых. Дорогущая обстановка, модная мебель... Правда, все это скрывает внушительный слой барахла, торчащего из ящиков наружу, словно кишки из распоротого брюха. Тряпки, коробки, банки-склянки — пол завален так, что ступить некуда.
     — Да наступайте прямо на вещи, чего уж теперь, — вздыхает хозяйка Вера, женщина средних лет.
     На два дня Вера, рядовая сотрудница банка, уехала на дачу — и вот вернулась к разбитому корыту. Она очень старается держаться достойно перед множеством понаехавших мужиков, но видно, что внешнее спокойствие дается ей с трудом.
     — Сволочи, все забрали! Даже духи, начатые...
     А вот и место пролома — на кухне под потолком зияет черная дыра, прямиком ведущая на чердак. Отверстие не слишком большое, плотный человек в него не пройдет. Толщина стены в этом месте примерно 10 см. Значит, долбили долго и целенаправленно — знали, куда лезут. Я специально обратила внимание: на окнах квартиры — стеклопакеты.
     — Можно уже дырку закрывать? — обращается ко мне местный слесарь, держа в руках большой лист железа. Он, как и все присутствующие, принимает меня за эксперта-стажера.
     — Можно, — деловито командую я, зная, что настоящий эксперт уже закончил осмотр места происшествия: он снял отпечатки пальцев, в отдельный пакетик положил найденный в комнате “чужой” окурок.
     — Видишь, еще курили во время “работы”. Значит, не торопились, — умозаключает Игорь.
     — Что же нам теперь делать? — заволновалась хозяйка, заметив, что мы собираемся уходить. — Как уберечься от воров?
     — Ставьте сигнализацию в отделе вневедомственной охраны, — советуют милиционеры. — Только объемную. Вам же не только на двери и окна надо датчики ставить, а на стены тоже. В квартиры на последних этажах часто залезают именно через вентиляционные шахты...
     — Вы их найдете? — спрашивает потухшим голосом Вера. Мы отводим глаза.

Эпизод III. Нашествие продолжается

     — Раскрываемость квартирных краж, к сожалению, очень низкая, — признается Игорь, когда мы мчимся на следующий вызов. — Хорошо, если преступники “пальчики” оставляют. Но обычно все умные — в перчатках работают. Или носки на руки надевают, а потом здесь же, в ограбленной квартире, и бросают.
     21.00. Ул. Белореченская, д. 29.
     Панельный дом, 8-й этаж, “двушка”. Никаких тебе стеклопакетов и прочих элементов сладкой жизни. Старый потрепанный шкаф, видавший виды диван, на полу — замусоленный ковер и соленья в банках.
     — Я уже тут прибралась, — как будто извиняясь, говорит пострадавшая, девушка Оля. — У нас и брать-то нечего. По ошибке, наверное, залезли. Забрали мою цепочку золотую да колечко. Это все, что было ценного. Называется — съездила на дачу...
     Работы для нас здесь немного. Игорь снял “пальчики” и осмотрел замок — преступники попали в квартиру “методом жвачки”. Она до сих пор белеет в недрах замка.
     — Скорее всего, работали дилетанты, — заключил эксперт. — Зашли в первую попавшуюся квартиру. Думаю, были здесь недолго. Поняли, что искать-то нечего...
     Оля еще больше погрустнела. Для нее же эта квартира — самая лучшая, родная, единственная. Вместе со всем старьем...
     — Выезжайте на следующий адрес, — надрывалась тем временем милицейская рация. Выезжаем.
     21.45. Ул. Новороссийская, д. 19.
     Пятиэтажная “хрущоба”. Вскрыта квартира на третьем этаже. Дверь двойная, три замка. Первый открыли жвачкой, второй — подбором ключа, третий — обычную защелку — просто отжали.
     Хозяева вернулись с дачи, увидели открытую дверь и сразу позвонили по “02”. Сами в дом еще не заходили. Так что первыми шагнули за порог мы.
     Господи, жуть-то какая! Мне, чужому человеку, и то страшно стало — а каково же хозяевам? Первое, что бросилось в глаза, — огромная фотография симпатичного малыша, сброшенная на пол бесцеремонной рукой. На такой дорогой сердцу родителей портрет наверняка наступали ногами — он лежит на самом проходном месте.
     Воры забрали дубленку и золотые украшения из шкатулочки. Но примечательно, что два золотых крестика не взяли — оба они валялись на диване.
     — Воровать кресты считается плохой приметой, — прокомментировал сей странный факт всезнающий Игорь, пока с кисточкой в руках корпел над грудой барахла в поисках очередных “пальчиков”.
     А неугомонная рация уже выплевывала следующий адрес.
     — Если такой будет вся ночь, к утру мы протянем ноги, — вздохнул дежурный оперативник, обреченно забираясь в машину.
     22.25. Ул. Краснодарская, д. 15/17.
     2.00. Ул. Белореченская, д. 19.
     3.00. Ул. Кубанская, д. 14...

     В те сутки в одном только Юго-Восточном округе было зарегистрировано более десятка квартирных краж. А сколько же их по всей Москве?

Эпизод IV. Мэрия наносит ответный удар

     Еще в прошлом году московское правительство всерьез задумалось об охране жилых домов. Дешевле предотвращать квартирные кражи, прикинули чиновники, чем тратиться потом на поиски преступников. В результате родилось решение о выделении на охрану подъездов бюджетных денег. Причем немалых.
     Судя по документу, который поступил в распоряжение “МК”, в 1-м квартале 2002 г. из городской казны на охрану подъездов было выделено 221 млн. 191 тыс. 100 руб. На что же должны тратиться этакие деньжищи?
     — Эти деньги в основном идут на зарплату сотрудникам частных охранных предприятий, с которыми управы заключают договоры на охрану подъездов, — объяснил мне руководитель госпредприятия “Московская городская безопасность” Николай Егориков. — На охрану КАЖДОГО подъезда в столице правительство выделяет 1002 рубля в месяц.
     Вот так новость! Значит, все московские подъезды находятся под контролем?
     — По документам — да, — грустно продолжает Егориков. — Наряды охраны должны ежедневно инструктироваться в территориальных органах милиции. Им выдаются маршрутные карточки, т.е. они должны патрулировать подъезды исключительно по оговоренному плану. Маршрут включает охрану 15—26 подъездов. Протяженность его такова, чтобы каждый подъезд находился под наблюдением не реже, чем раз в 30—40 минут.
     Другими словами, раз в полчаса в ваш подъезд обязан заходить охранник и проверять, все ли в порядке — на этажах, в подвале и на чердаке. Именно на это и уходят бюджетные деньги.
     Теперь вопрос: кто из москвичей видел в своем подъезде охранника? Блиц-опрос среди коллег и знакомых показал: абсолютное большинство даже не подозревает о том, что подъезды вообще должны охраняться. Единственный же человек в “МК”, кто видел чоповцев по месту своего жительства, философски заметил: “Не знаю, что они там охраняют, но пьют у нас во дворе эти чоповцы регулярно”.
     Теперь обратимся к статистике.
     По документам, в 2001 г. на охрану жилых домов московское правительство ежемесячно выделяло 51,7 млн. руб. В 2002 г. эта сумма значительно увеличилась и составила 75 млн. руб.
     Казалось бы, вкладывать денег в охрану жилья стали больше — значит, и охрана должна быть качественней. Но статистика свидетельствует об обратном: за первые 6 месяцев 2001 г. зарегистрировано 3011 краж. А за тот же период 2002 г. — уже 7397. В два с лишним раза больше! Как же это понимать?
     — С этими охранниками настоящая беда, — сетует Николай Егориков. — Многие управы без нашего ведома заключают договоры с теми ЧОПами, кто просит у них меньше денег. Например, положено за охрану одного подъезда платить по 1002 рубля, а они находят таких, которые согласны и за 200—300 рублей прохаживаться. Это в основном ЧОПы, зарегистрированные где-нибудь в Туле или еще подальше. Они и Москвы-то толком не знают, в улицах путаются. О какой серьезной охране тут можно говорить? А ДЕЗы таким образом экономят денежки. Куда на самом деле идут эти “охранные” деньги, неизвестно. Мы это называем “нецелевым использованием”.

Эпизод V. Новая надежда

     Подчиненные Николая Егорикова регулярно инспектируют работу ЧОПов на местах. Вот результат одной из последних проверок:
     “12 августа 2002 г. проводилась плановая проверка выполнения условий договора по оказанию охранных услуг на охрану подъездов жилых домов на территории ДЕЗ “Северное Медведково” частным охранным предприятием. По условиям договора под охраной должно находиться 465 подъездов жилых домов и выставляться 18 постов — из расчета 26 подъездов на 1 круглосуточный пост. В действительности выставляется 7 постов в 12-часовом режиме. У охранников отсутствуют маршрутные карточки, коды подъездов, что исключает возможность осуществлять охрану подъездов.
     Возможный ежемесячный ущерб городскому бюджету составляет 192.270 рублей...”

     Это ущерб всего лишь от деятельности одного ЧОПа. А сколько их кормится по всей Москве!
     Из отчета начальнику Управления по работе с органами обеспечения безопасности Правительства Москвы Куликову Н.В.:
     “Формальное отношение руководителей строительных организаций, территориальных управлений и ДЕЗ административных округов к условиям заключенных договоров на охрану и отсутствие контроля за их выполнением приводит к завышению объемов выполненных работ, чем причиняется ежемесячно ущерб бюджету города примерно 6.571.625 рублей”.
     Вот и понятно теперь, сколько денег улетает в Москве каждый месяц в “черную дыру”, то есть в карманы местных чиновников.
     На прошлой неделе сотрудники ОВД “Бабушкинский” задержали в доме на улице Менжинского группу домушников из четырех человек. Воры специализировались на “чердачных” кражах — проникали в квартиры через воздуховоды. При обыске у задержанных нашли 3 пары перчаток, автомобильный домкрат, а также устройство для прорезывания стен. Значит, люди готовились, ходка у них явно не первая. И, заметьте, задержали их не с помощью сотрудников ЧОПа, обязанных проверять чердаки, а только благодаря бдительности обычного гражданина, который, находясь дома, услышал, что кто-то ломает вентиляционную шахту.
     — Я с этим ДЕЗом управы “Бабушкинская” уже устал бороться, — вздыхает Николай Егориков. — Они заключили договор с ЧОПом, который зарегистрирован аж в Калужской области. По условиям договора они ежедневно должны выставлять 30 круглосуточных постов, а фактически выставляют только в выходные дни по шесть постов. Неудивительно, что воров обнаружили не охранники, а простые граждане.

Эпизод VI. Возвращение системы

     Какой же смысл кормить расплодившихся чоповцев, если пользы от них с гулькин нос?
     — Конечно, в таком “дежурстве” смысла нет, — соглашается Егориков. — Поэтому мы и хотим в корне поменять всю систему охраны жилых домов, чтобы бюджетные деньги не в “черную дыру” утекали, а использовались по прямому назначению.
     Оказывается, в двух районах Москвы — Тверском и Северном Тушине — сейчас проводятся интересные эксперименты. В Тверском 1263 подъезда оборудовали видеокамерами, а в Северном Тушине на 60% объектов района (в том числе и в жилых домах) установлена система общественной безопасности “Сота”, способная не только вести видеонаблюдение за входом в подъезд, но и реагировать на взломы чердаков, подвалов, фиксировать утечку газа, задымление и пр. Эксперимент длится уже больше года, и пора делать какие-то выводы — внедрять или не внедрять. Но если внедрять, то что именно?
     Большинство экспертов склоняется к тому, что система “Сота” гораздо выгоднее обычных видеокамер: и по финансовым затратам, и по объему решаемых задач.
     — Самое главное, отпадает необходимость дежурить в подъездах, — продолжает Николай Егориков. — Те же самые ЧОПы будут работать по типу групп немедленного реагирования — выезжать по конкретному адресу, где сработал датчик. Одновременно на мониторе можно следить за тем, что происходит у подъездов.
     ГУП “Московская городская безопасность” уже вышло с предложением в правительство Москвы о целесообразности внедрения системы “Сота” на всей столичной территории.
     Жаль только, что столь радужные перспективы существуют пока только на бумаге. У нас ведь как в поговорке: скоро сказка сказывается, да нескоро дело делается.
     Значит, в ближайшие год-два москвичам по-прежнему придется держать оборону в неравном бою с домушниками в одиночку — каждый сам за себя.
     А перевес пока явно на стороне противника.

ЗАБУДЬТЕ ПРО ГЕРАНЬ И УНИТАЗ
     Где надежнее всего хранить деньги

     Советов, как уберечься от квартирных воров, — тьма. Но предположим самое худшее — воры уже в вашей квартире. И их цель не какая-то дребедень вроде телеков и дубленок, а настоящие ценности — золото, деньги.
     Как же правильно зарыть свой главный клад?

     Шкафчики и шкатулочки исключите сразу — с них обычно начинают даже непрофессионалы, бросающиеся с ходу на все, что плохо лежит. Опытных же “домушников” интересуют только настоящие ценности. Они обычно приходят вдвоем-втроем и сразу рассредоточиваются по квартире. Начинается первый этап работы.
     Тот, кто “работает” на кухне, открывает все, что открывается: шкафы, холодильник (включая морозильник), духовку. Затем вспарывает все пакеты с крупами, а также опорожняет баночки со специями. Потом заглядывает под столы, стулья и шкафы. Если на кухне стоит стиральная машина, обследует и ее. А в ванной комнате и в туалете он внимательно изучит корзины с грязным бельем, шкафчики с бытовой химией и даже бачок от унитаза.
     “Комнатный” вор в это время внимательно осматривает содержимое шкафов, шарит по карманам одежды, прощупывает подкладки. Все книги в доме аккуратно перетряхивает.
     Если результат нулевой, начинается второй, более трудоемкий этап “работы”. Преступники начинают дружно разбирать бытовую аппаратуру и осматривать видеокассеты. Заодно проверяются полые ножки столов, стульев, кресел и карнизов. Обстукиваются и обнюхиваются подоконники, особо терпеливые высыпают даже землю из цветочных горшков.
     Третий этап — мебель. Обивку кроватей и диванов прокалывают длинной иглой во всех доступных местах. Затем сдвигают шкафы и разбирают “стенки” — чтобы обследовать заднюю часть шкафов и пол под ними. Заодно обследуются стены комнат на предмет тайников.
     Обычно на этом поиски заканчиваются. Ведь воры — тоже люди. Во-первых, их терпению приходит конец, во-вторых, побаиваются все-таки. На ночь в чужой квартире ни один вор не останется.
     Вот и делайте свои выводы: где хранить ценности не стоит. Во всех остальных местах (если таковые еще остались в квартире) — попробуйте.

СЕЗОН ОТКРЫТЫХ ДВЕРЕИ
     Домушники “работают” без разбора и без выходных

     Каждый день милицейские сводки пестрят астрономическими суммами ущерба от квартирных краж. Как будто домушники вдруг взялись соревноваться, кто кого переплюнет в воровском ремесле. Вот некоторые итоги всего лишь последних двух недель.
     6 августа.
На 1 млн. руб. ограблен депутат Мосгордумы Виктор Волков. В его квартиру на Рождественском бульваре воры забрались, подобрав ключи. Похищено: 2 норковые шубы, компьютер, видеокамера, дорогие наручные часы.
     8 августа. Обворована квартира заведующей детсадом Управления делами Президента РФ в поселке Воскресенское. Преступники также действовали методом подбора ключей. Похищено: 2000 долларов, 3 норковые шубы, аудио- и видеотехника, домашний кинотеатр “Филипс”. Сумма ущерба — 1,5 млн. руб.
     13 августа. Пострадал журналист газеты “Известия” г-н Ахломов — ограблена его квартира в Угловом переулке. Похищены 27 тыс. руб. и золотые ювелирные изделия.
     В этот же день довольно экзотическая кража совершена из квартиры заместителя полномочного представителя Корякского автономного округа при правительстве России Ирины Евдокимовой на улице Новаторов. Способ проникновения классический — опять подбор ключей. Похищены золотые ювелирные изделия, старинная золотая монета и... 40 бутылок коллекционных вин и коньяков.
     17—18 августа. В минувшие выходные домушники просто поставили рекорд. Шелепихинское шоссе — обворована квартира 38-летней дамы — директора ООО “Практик Аудит”. Пропали $25 тыс., 5 тыс. руб. и компьютер.
     На Нижегородской улице преступники выбили дверь в квартире начальника отдела компании “Славнефть”. Похищены одежда, радиотелефон, ювелирные изделия на общую сумму 300 тыс. руб.
     Чертановская улица — отогнув решетку балкона и разбив окно, воры забрались в квартиру 32-летнего безработного москвича и унесли... $40 тыс. Хорошо живется в нашей стране безработным, однако!
     Кутузовский проспект — из квартиры пенсионерки украдены $23 тыс. и ювелирные изделия. Вор проник внутрь, подобрав ключ к двери.

* * *

     Низкий уровень раскрываемости квартирных краж милицейские специалисты объясняют в первую очередь тем, что сообщения о преступлениях поступают слишком поздно.
     Статистика утверждает: если сигнал поступил через 10 минут после кражи, воров находят в 70% случаев; если в течение получаса — шанс их задержать снижается до 50%. Ну а если сообщение пришло еще позже — вероятность успеха стремится к нулю. Тогда преступление раскроют, только поймав вора на следующей краже: “расколют” на все предыдущие. Или схватят при сбыте краденого.
     Вообще же процент раскрываемости по кражам — один из самых “дохлых”. Достаточно посмотреть табл. 1. Максимум — 21,7% (Зеленоград), минимум — 3,9% (СВАО).
     Кстати, огромную помощь в поимке воров могут оказать соседи пострадавших — большинство домушников ловится именно с их участием. Так было, например, в октябре 2001 г., когда на улице Хлобыстова милиция задержала “сладкую парочку” воров-рекордсменов, на счету которой было 23 (!) квартирные кражи. Прежде чем вскрыть замки облюбованного жилища, преступники заклеивали бумагой дверные глазки соседских квартир — чем и привлекли в конце концов внимание бдительных жильцов. Соседи позвонили по “02”, и милиция не опоздала.
    
     P.S.
Редакция благодарит УВД ЮВАО г. Москвы за помощь в подготовке материала.
    



Партнеры