Итальянский жеребец из "Адской кухни"

Сильвестр Сталлоне: вечный двигатель в штанах

25 августа 2002 в 00:00, просмотров: 883
  В день 50-летия Сильвестра Сталлоне редакция скандального еженедельника “Стар” преподнесла юбиляру плод многомесячной работы целой бригады папарацци — специальный номер журнала с именами и фотографиями 595 женщин, с которыми когда-либо встречался актер. “Боже, шесть сотен! — воскликнул пораженный Слай. — И как только мне удалось затащить в постель стольких женщин?!”.
    
     Действительно, кто бы мог подумать об этом в 1946 году, когда у Жаклин Сталлоне и ее мужа Френка появился первенец. А мог бы вообще не появиться — семейство Сталлоне постоянно находилось на грани развода. Изящная Жаклин, полупарижанка-полуодесситка, совсем не подходила плебею-итальянцу из нью-йоркских трущоб. Она обожала музыку, танцы, точные науки, а его общение с внешним миром сводилось к “не возникай” и “щас по морде”. Тем не менее Сильвестр родился. В ту роковую ночь с 5 на 6 июля 1946 года в родильном отделении больницы для неимущих дежурил студент-практикант, этот акушер повредил ребенку связки и травмировал его, так что левая часть лица оказалась парализованной. Увидев, что случилось с ее сыном, Жаклин устроила такую истерику, что врачам пришлось вызывать охрану. От волнения у нее пропало молоко.
     Детство Сильвестра прошло ужасно. Он был хилым, уродливым, заикался и носил очки. Его перекошенная физиономия, еле разжимающиеся губы и мученическое выражение глаз были объектом постоянных насмешек дворовых ребят. Мальчишки квартала “Адская кухня”, где он рос, били его, не брали играть в компанию и прозвали Сильвией. Отец ненавидел сына-неудачника.
     Наперекор врачам, которые определили Сильвестра в заведение для умственно отсталых детей, Жаклин отдала ребенка в обычную школу, где он неуспевал почти по всем предметам, так что раз в полгода его с позором выгоняли оттуда. Таким образом, к 11 годам он умудрился сменить 14 школ, но мать своего добилась — аттестат о среднем образовании обычной школы он получил. Просто к 12-му дню рождения Слая она забрала его с братом Френком и уехала в Филадельфию, где отдала обоих в частную школу.
     Во времена трудного детства у Сильвестра не было другого утешения, кроме детских журналов с комиксами. Он листал их в одиночестве и воображал себя Суперменом и капитаном Америкой, Бэтменом и Тарзаном. “Я вырос на этом, и, когда пришло время Рокки и Рэмбо, они стали для меня реальнее, чем жизнь. Я просто вошел в них, как в давно знакомый образ”.
     Стиснув зубы, юный Сталлоне качал железо на задворках “Адской кухни” (в спортивные секции его не принимали как двоечника) и тренировал смелость, перепрыгивая с крыши на крышу. После развода родителей все пошло по-другому — Слай стал преуспевать в спорте, участвовать в школьных спектаклях и научился улыбаться: “Если б не эта школа, я бы давно закончил свои дни на электрическом стуле...”
     Прежде чем стать актером, ему пришлось перепробовать множество всяких профессий — он был вышибалой в ресторанах, уборщиком львиных клеток в зоопарке, одно время зарабатывал на жизнь карточной игрой. Только в 1969 году он смог получить более-менее приличную работу билетера в маленьком нью-йоркском театре. Вместе с ним работала милая и простая девушка Саша Чак, освещавшая путь запоздавшим зрителям. Она влюбилась в Слая с первого взгляда и твердо решила сделать из своего дружка звезду. Вскоре они перебрались в Калифорнию и летом 1972 года поженились. Путь в Голливуд начался для Сталлоне со съемок в порнофильме “Итальянский жеребец”, так как ни один режиссер не хотел брать плохоговорящего актера на обычные роли, а в таких разговоры не самое главное.
     Сталлоне обратился за помощью к логопеду и несколько месяцев дни и ночи напролет начитывал на магнитофон Шекспира, книги По и Толстого (Саша в это время зарабатывала на жизнь, работая официанткой). Знакомство с классикой произвело на Слая такое впечатление, что он взялся за перо и начал писать сценарии своих будущих фильмов. Впрочем, еще будучи студентом, он уже пробовал писать, но тогда все его сочинения шли “в стол”.
     Однажды он увидел по телевизору матч знаменитых боксеров Мухаммеда Али и Чака Вепнера. И вдруг его озарило: почему бы не сделать фильм о боксере, который терпел неудачи, а потом полюбил девушку и всех победил? Шесть его сценариев киностудия “Юниверсал” отвергла с порога, но седьмой под названием “Рокки” приняла на ура. Продюсеры предложили автору огромные по тем временам деньги — 350 тысяч долларов. Однако их ждал небольшой сюрприз: имевший 106 долларов и беременную жену Сильвестр отказался, предложив купить сценарий за 1 доллар и дать ему возможность сыграть главную роль. Именно тогда вице-президент компании Ирвин Уинклер дал Сильвестру прозвище Слай (Хитрец), заменившее актеру собственное имя, и сказал: “Хочешь прыгать — прыгай, но без парашюта”. Условия контракта были таковы: за сценарий Сталлоне получает 23 тысячи долларов, за актерскую работу — ничего. И это вне зависимости от провала или успеха фильма. Лучший фильм 1976 года был создан за 28 дней, принес 225 миллионов долларов и получил три “Оскара”...
     Ошеломляющий успех “Рокки” и продолжение саги о бедном боксере полностью изменили жизнь Сталлоне. Он превратился в мультимиллионера, критики рукоплескали ему, а признанные голливудские красавицы начали охоту за Слаем. Первой обольстить супермена удалось актрисе и певице Шер. После трехдневного романа она бросила Сталлоне, назвав его законченным питекантропом. Однако с каждой новой любовницей у Слая получалось все лучше и лучше. Уже через год актриса Сибил Шеппард говорила о свидании со Слаем: “У него в штанах просто вечный двигатель. Мы занимались с ним сексом восемь раз за ночь, а утром он как ни в чем не бывало отправился на пробежку!”. Дальнейшему развитию карьеры секс-гиганта мешало одно обстоятельство — ревнивая жена. Другая на ее месте, может, и смирилась бы с похождениями богатого и знаменитого мужа, но только не Саша. По Голливуду поползли слухи о скандалах в семье Сталлоне, а когда на очередной вечеринке она набросилась с кулаками на новую подружку Слая Стефани Бичем, все поняли — браку пришел конец.
     После развода в 1985 году они остались друзьями, какими были и в свои нищие годы. От брака с Сашей у Слая родилось двое сыновей — Сейдж и Серго. А Сильвестра буквально атаковала датская модель Бриджит Нильсен после неудачной попытки заполучить Шварценеггера на съемках “Рыжей Сони”. Слай влюбился безумно. Длинноногая и грудастая Бриджит покорила его с первого взгляда. “Я с детства мечтал заниматься любовью с высокой блондинкой. Бриджит показалась мне воплощением физического совершенства!” — говорил Сталлоне. И через 4 месяца знакомства они сыграли пышную свадьбу. Правда, этому предшествовало заключение весьма необычного брачного контракта, инициатором которого выступила невеста.
     Согласно документу, Слай обязывался выплачивать супруге 100 тысяч долларов ежемесячно плюс десять тысяч за каждый половой акт! Договор предусматривал, что супруги должны заниматься любовью не больше пяти раз в неделю и в специально оговоренных местах и позах. В случае беременности Бриджит получала премию в 5 миллионов долларов. Еще актер обязывался снимать свою супругу во всех фильмах, оплачивая по самому высокому тарифу.
     Сильвестр прожил с Бриджит 548 дней и со скандалом расстался. А любовь к физическому совершенству обошлась ему в кругленькую сумму — 16 млн. долларов. После двух неудачных браков Сталлоне решил больше никогда не жениться (“брак — выброшенные на ветер деньги”) и не встречаться с актрисами (“эти стервы хотят от меня лишь денег и ролей”). Их место заняли молоденькие и стройные манекенщицы. Своих новых подружек он выбирал двумя способами. Первый: раскрывал каталог моделей “Элит” и тыкал пальцем в первую подвернувшуюся фотографию. Пресс-секретарю оставалось только позвонить девушке и осчастливить известием, что сам Сталлоне хочет с ней поужинать. Второй способ: оргработу Слай проделывал сам. Увидев симпатичную (ростом не меньше 175 с бюстом 85) модель, Слай зажимал ее в углу со словами: “Пойдем ко мне или к тебе! Куда угодно, только побыстрее!”. Обычно метод действовал безотказно, “жертва” с радостью отправлялась в постель к звезде.
     По данным “Стар”, только за 1988 год Слай обольстил 88 манекенщиц из самого известно агентства “Элит”, в том числе юных Синди Кроуфорд, Линду Евангелисту и Наоми Кемпбелл. Одна из таких “моделек”, дочь австрийского графа Андреа Визер рассказывала про Сталлоне, что после их первой ночи Слай подарил ей “платиновую” кредитку (2 миллиона долларов): “Чтобы ты никогда не работала”. После каждого свидания он дарил ей либо платье от Версаче за 30—35 тысяч, либо костюм от Шанель (от 45 тысяч и более), либо трусики “Картье” за 50 тысяч. На двухмесячный юбилей совместной жизни он подарил ей “пятисотый” “Мерседес”. “Чтобы ты, вава, никогда не ездила на этом противном вонючем метро!” (Вавой Сталлоне называл всех постоянных любовниц. Для девушек на одну ночь у него было слово “крошка”.)
     Однако за золотой дождь Андреа приходилось платить. Стоило ей отправиться в другой город, как Слай начинал донимать подругу звонками. Ночью, бывало, звонил по 10 раз: “С кем ты сейчас лежишь в постели?”. Когда Андреа выезжала из дома, ее постоянно сопровождали 2 телохранителя, которые следовали за ней даже до дверей туалета. Сталлоне дошел даже до того, чтобы контролировать косметику и одежду любовницы.
     За неделю до разрыва их отношений Слай купил Андреа огромную квартиру в Милане, когда она начала протестовать, он заявил: “Вава, ты просто дура! Я настолько богат, что могу купить все ночи с тобой до конца твоих дней”. Андреа Визер утверждала, что в этом и заключается секрет успеха Слая: “Он просто покупает всех понравившихся ему женщин, против таких денег никто не в силах устоять! А самого его окружают телохранители и прихлебатели, ублажающие Слая дурацкими комплиментами: “Слай, ты такой умный! Ты такой...”.
     Весной 1989 года Сталлоне познакомился с юной манекенщицей Дженнифер Флавин. Она поразила его красотой, в ней чувствовалась порода. К тому же Дженнифер, как оказалось, была влюблена в актера. И во время учебы отправила своему кумиру 44 объяснения в любви. Флавин отдалась ему уже через час после знакомства...
     Поначалу Слай отнесся к ней как к очередной подружке. Но шло время, и Сталлоне начал осознавать, что не может оставить Флавин, как остальных: “Я впервые встретил женщину, которая сильно и бескорыстно любит меня. И я понял: мы созданы друг для друга!” Они прожили вместе 6 лет, пока Сталлоне не завел интрижку с манекенщицей Джени Дикинсон. Ей шел 37-й год, и она была трижды разведена. Через пару недель Дженис объявила о своей беременности, и Слай, обезумевший от счастья (“Снова буду отцом!”), пообещал на ней жениться после рождения ребенка. Но еще оставалась Дженнифер, и с ней Сталлоне решил расстаться. Вместо объяснений он отправил ей факс: “Дженнифер, между нами все кончено, у меня есть новая женщина, которая подарит мне сына. Желаю тебе счастья!”. И приписка: “У тебя есть 2 дня, чтобы вывезти все вещи из моего дома в Санта-Монике”.
     5 июня 1994 года, после получения факса, Флавин покинула виллу, предварительно разрезав все 234 костюма, 567 рубашек и 124 пары обуви бывшего возлюбленного на куски. Так начался, по определению Слая, “самый безумный год” в его жизни. Дикинсон родила дочку и потребовала от Слая ее признания и свадьбы. Сталлоне был готов, но в дело вмешались адвокаты, решившие на всякий случай (учитывая “биографию” мисс Дикинсон) провести анализ крови малышки. И обнаружилось, что отцом ребенка может быть кто угодно, но не Слай. Сталлоне пережил шок, а Дженис гордо удалилась, бормоча под нос: “Ну не знаю, если не Слай, то чей же это ребенок?”. Уже через две недели после разрыва его увидели в обществе рыжеволосой бестии Энджи Эверхарт, роман со Сталлоне ознаменовался помолвкой в апреле 1995 года. Через неделю после обручения она заказала свадебное платье у Лагерфельда за 300 тысяч долларов (за счет жениха), но допустила роковую ошибку, потребовав заключения брачного контракта. Слай вспомнил перипетии брака с ненавистной Бриджит Нильсен и передумал жениться.
     Сталлоне решил немного отдохнуть и вспомнил о той, с которой был по-настоящему счастлив. В июне 1995 он позвонил Дженнифер Флавин, чтобы попросить прощения. И вскоре она вернулась на виллу в Санта-Монике. А спустя полгода счастливый Сталлоне объявил всему миру, что станет отцом. Он сделал Дженнифер предложение, но свадьбу пришлось перенести из-за того, что Папа Римский не захотел предоставить им Сикстинскую капеллу в Ватикане (только там хотел венчаться Слай!).
     Когда у них родилась первая дочка Софи Роуз, у девочки обнаружили порок сердца, и в возрасте двух месяцев малышке сделали операцию. На Сталлоне было страшно смотреть: он считал, что болезнь дочери — божья кара за его грехи. Зато после этого его отношение к Флавин перешло в стадию благоговения. Потом у них родилась еще одна дочка, которую назвали Систин Роуз, а в мае этого года у них появилась третья дочь — Скарлет Роуз. Есть у Сталлоне такой “пунктик” — всем своим детям он придумывает имена, которые начинаются на букву “С”, а к именам дочерей еще добавляет Роуз.
     В глазах миллионов американцев Слай теперь предстает примерным семьянином и отцом. А еще он вошел в Книгу рекордов Гиннесса в числе трех самых узнаваемых лиц мира, после Рейгана и Горбачева.
    


Партнеры