Семь пар нечистых собирают манатки

Всемирный потоп: от легенды к повседневности

25 августа 2002 в 00:00, просмотров: 301
  Прагу залило водой до самых бровей Карлова моста. Саксонию впору переименовать в Мокронию. Австрия и Венгрия снова объединились в Австро-Венгерскую, только теперь не Габсбургскую, а подводную империю.
     Гидрометеорологи теряются в догадках, которых нет. Физики атмосферы застенчиво грешат на Эль-Ниньо. Экстрасенсы задним числом пересказывают вещие сны.
     Но никто не может ответить на простой вопрос: откуда взялось столько воды?

Круговорот булды в народе

     “Как откуда?! — с умным видом возразит бывший отличник. — С поверхности морей и океанов испаряется вода, ветрами тучи разносятся над материками, проливаются в виде дождей, по земле потоки воды собираются в ручьи, реки, которые впадают в моря и океаны”.
     Круг замкнулся. Садись, пять. По теме “Круговорот воды в природе”.
     Да только вот ведь беда: нет в природе такого круговорота. А есть он только в методическом руководстве по курсу физической географии пятого класса школ для детей с отставанием в умственном развитии.
     Жарче Индонезии на планете деревни нет. Засухи свирепствуют такие, что хинное дерево раскаляется докрасна, какао-бобы ложатся в корзины уже жареными. А ведь вокруг столько морей, что можно Марс затопить. Причем экваториальных — значит, самых жарких. Испарение — как в русской бане. Ну, и где же спасительный дождичек? Хотя бы самый куцый, на четверть часика…
     Пора брать реванш: двойка вам, уважаемые учителя! Обмакните свои ржавые перья в пластмассовые невыливайки и впишите жирных лебедей в классные журналы против своих фамилий!

Откуда дождичек?

     Вернемся в подводное царство, еще недавно называвшееся Европой. В моря превратились Эльба, Мульде, Зале, Влтава, Огрже, Морава…
     — Откуда вода? — последний раз спрашиваю. — Гидрометеорологи, исследователи тропосферы и ионосферы, без родителей не приходить!
     Откуда-откуда... От небесного верблюда!
     Значит, много выпало осадков — вот реки и разлились. А почему вдруг столько осадков, как ни разу за восемьсот лет? Ведь на небосводе столько туч не поместится...
     Молчите, господа синоптики? Вот и дальше помалкивайте.
     А слово мы дадим альтернативному ученому, ложными предсказаниями погоды не замаранному, — Игорю Николаевичу Яницкому, кандидату геолого-минералогических наук, руководителю Центра инструментальных наблюдений за окружающей средой и геофизических прогнозов.
     — Как-то Рустем Усманов, казанский физик, решил подсчитать, сколько воды в циклоне. Ну, в самом обычном циклоне, который каждую неделю путешествует от Атлантики до наших краев, а то и дальше, до самого Казахстана. Идет он широкой полосой, примерно в тысячу километров. По всей длине в 8—10 тысяч километров оставляет полосу дождя. Уровень осадков известен, перемножить три параметра нетрудно. Получается величина на несколько порядков большая, чем объем воды в самом преогромном циклоне. Иначе говоря, кишка у него тонка залить всю Европу даже хилым, моросящим дождичком. Когда же льет как из ведра — никаких цистерн не хватит небу запастись таким немыслимым количеством воды. А закон сохранения надо соблюдать: сколько кубокилометров пролилось, столько должно и на небе быть. Выходит, дождик-то — не из туч?..
     В школе-то мы, слава Богу, циклоны и антициклоны не проходили. Но кому в университете выпало эту муть зеленую учить, может, помнит: циклон — область низкого давления, он-то и несет осадки; антициклон — область высокого давления, с ним приходит солнечная погода.
     А вот московский физик Нина Шаповалова уточнила этот вывод: циклон — локальная область сброса планетой лишней энергии; антициклон — локальная область восприятия Землей недостающей энергии из космоса.
     По этой модели наш шарик — уже не просто космический камень, внутри которого огонь, а снаружи вода. Земля — гигантский энергетический насос, перекачивающий космическую энергию.
     Уважающий себя академический ученый, возглавляющий солидную кафедру или руководящий не менее солидной лабораторией, на этом месте, поморщившись, комкает газету и чистоплотно озирается в поисках урны: он, человек воспитанный, не может сорить в общественном месте.
     Именно так себя по сей день и ведут солидные академические ученые, не отвлекаясь от своих важных дел на бредни Яницкого и прочих “физиков-шизиков”.
     А многие вопросы так и остаются без ответа. Например, почему масса Земли неуклонно растет? Почему на рубеже тысячелетий погода с ума сошла? И — тот самый, сакраментальный: откуда вода?..

Байдраг-Гол — гол в ворота классической науки

     На рубеже 70—80-х сотрудник лаборатории, руководимой Яницким, физик Эдуард Бородзич построил уникальную карту. Статистически обработав шесть тысяч погодных карт, он получил карту Северного полушария с частотным распределением циклонов. Получилась интересная картина: зияли четыре большие дыры (а говоря строго, бароцентры). Самая мощная — над Западной Монголией, другая — над северо-западом Гренландии, третья — в Альпах Северной Италии и четвертая — над Эльбрусом.
     Тогда, в начале 80-х, эти аномальные метеорологические зоны человечеству не докучали, вот о них коллеги Бородзича и слышать не хотели. А с 1998 года началось!
     Вдруг стало затапливать Бурятию и Читинскую область. “Откуда столько воды в этих вполне умеренных местах?” — спрашивал метеорологов Яницкий. “Муссоны, — привычно отговаривались физики, — из Южно- и Восточно-Китайского морей”. Но Игорь Николаевич видел, что это не так. Ведь между забайкальскими зонами наводнений и Приморьем с его вечными ливнями лежала широченная полоса засух и лесных пожарищ в Восточном Китае. Муссоны перепрыгнуть две тысячи километров не могут...
     Получалось, монгольская аномальная зона, расположенная, кстати, в засушливой пустыне, заливает Забайкалье, расположенное к северо-востоку от нее на 700—800 километров. Парадокс, который пристыженная наука молча проглотила.
     А дикие аборигены, академиев не кончавшие, про это, оказывается, знали. Байдраг-Гол — назвали они реку, пересекающую эпицентр зоны рождения циклонов. В переводе с алтайских диалектов это означает “неисчерпаемый глубинный источник”. Вот, выходит, откуда вода — вовсе не из туч. Впадает эта река в озеро Бон-Цаган-Нур. Средний корень гидронима — Цаган; у китайцев Ца-Ган означает то же, что Ци-Гун: энергию природы. Получается, неисчерпаемый глубинный источник воды — природный, энергетический.
     Как это замечательно совпадает с выводом Нины Шаповаловой: циклон — место сброса энергии!

Терпение Земли лопается

     Но сбрасывает свою энергию Земля неравномерно. Монгольская аномалия активизировалась только четыре года назад. Альпийская — тогда же: помните разрушительное наводнение, поразившее Францию, Бельгию и Германию, после чего российские дороги затопило “подмоченными” западноевропейскими иномарками? Эльбрусская аномалия дремала дольше других. Пробудилась нынешним летом, когда сначала залило Кубань и Ставрополье, а потом на Анапу и Новороссийск вдруг хлынули невесть откуда взявшиеся потоки воды. Лишь аномалия в море Баффита близ Гренландии не столь ощутима: там, в северных широтах, сколько снега ни наметет — разницы не видно, да и стихия незаметна, поскольку населения нет.
     Четыре “небесных источника” в Северном полушарии отверзлись не одноразово. По мнению Яницкого, они поливают планету в пульсирующем режиме. В период же кризиса биосферы, свидетелями которого мы являемся, интервалы этих пульсаций могут быть все короче.
     Пора осознать, считает ученый, что Земля — живой организм, и все, что вытворяют симбиотически паразитирующие на ней несоизмеримо более мелкие существа (это мы с вами), не может оставлять ее в равнодушии. Как не остается равнодушной корова к досаждающим ей слепням: лупит по ним хвостом, сбрасывая на траву трупики надоедливых кровососов...
    



    Партнеры