Власть дури

Через пять лет в стране будет 30 миллионов наркоманов

28 августа 2002 в 00:00, просмотров: 210
  В сентябре, на очередном Госсовете, вице-премьер Валентина Матвиенко будет отчитываться за выполнение Целевой федеральной программы 2001—2005 года “Молодежь России”. Несмотря на то что до этого события еще больше месяца, мы готовы уже сейчас предсказать, что именно будет говориться с высоких трибун и какие лозунги прозвучат. Сделать это легко — благо отчитываться властям почти и не за что. Кто-нибудь хочет поспорить с мыслью, что на сегодня главная молодежная проблема России — это наркомания? Если ее рост сохранится на прежнем уровне, то всего через пять лет у нас просто не останется молодежи. Так вот: в главном государственном документе, определяющем молодежную политику страны, этой беды просто нет. Как нет и закона о молодежи, нет инвестиционных программ создания рабочих мест... И прочего, что принято включать в подобные бумаги в нормальных государствах. Самое смешное (или, наоборот, самое грустное) — в программе тем не менее констатируется: размах наркомании в стране уже представляет угрозу национальной безопасности.
     И все...
Чиновник знает, но молчит
     С виду документ “Молодежь России”, как и любой мыльный пузырь, весьма солиден. Достаточно сказать, что “весит” он 4,5 миллиарда рублей. Правда, пузырь этот сразу начинает сдуваться, если знать, что собственно из федерального кошелька предусмотрено потратить в течение пяти лет лишь 500 миллионов рублей (на милицию, например, ежегодно выделяется в 400 раз больше). Остальное должны профинансировать местные власти. Как они умеют это делать — мы все в курсе.
     В России примерно 35 миллионов граждан в возрасте от 14 до 29 лет. Иными словами, потратить на каждого государство в этой пятилетке планирует 17 рублей. Три с половиной целковых на человека в год — это круто даже для России. При этом сама молодежная политика трактуется очень своеобразно. Главной задачей декларируется “военно-патриотическое воспитание”. А в ней на самый важный пункт: “материальное обеспечение поисково-спасательных отрядов” — выделено больше всего денег, 22 млн. руб. Правда, не забыты и такие милые мелочи, как “проведение соревнований картингов” и “поддерживание связей с зарубежными соотечественниками”.
     О наркомании авторы программы тоже знают. В предисловии пишут, что сегодня эта проблема представляет “угрозу национальной безопасности” и “70 процентов наркоманов — молодые люди”. А вот еще цифры. В стране сейчас 3 миллиона наркоманов (минимальные оценки органов). Отмечается, что поголовье “торчков” за 10 лет выросло в 20 раз. То есть если темпы сохранятся, то к моменту, когда Валентина Матвиенко (дай-то Бог) станет отчитываться о триумфальном выполнении программы “Молодежь России”, в стране будет 30 миллионов наркоманов, из которых 20 миллионов — молодежь. Если прогнозировать, что процесс вымирания страны не удастся остановить (а поскольку за демографию у нас тоже отвечает обаятельная премьерша, можно смело предположить, что мало что изменится), то получится, что Валентина Ивановна будет рапортовать о стопроцентной молодежной наркомании!
     Если думаете, что эти цифры взяты с потолка, то вот еще одна федеральная программа — “Комплексные меры противодействия наркотикам и их незаконному обороту”, принятая в январе этого года. Все расчеты — отсюда. Особенно умиляет пункт, где многочисленные рекламы, телепрограммы и телефильмы запланировано производить на базе Краснодарского ГТРК. Наверное, решили, что местный батька лучше всего объяснит стране, кто во всем у нас виноват. А может быть, просто при таких деньгах (3 млн. руб. на четыре года) с РТР было неудобно разговаривать.
     Авторы этого доклада пользовались милицейскими данными и, видимо, поэтому постарались не обидеть служивых. Им выделено столько же, сколько на всю молодежь. Просто так, без всяких условий. Написано только: на укрепление материальной базы территориальных подразделений. При чем здесь борьба с наркоманией, Аллах его знает. Но существует точка зрения, что милицейские данные откровенно занижены, и сделано это сознательно, с определенными целями, на которых мы остановимся ниже. НИИ Гамалеи (институт, специализирующийся на изучении этой проблемы) считает, что в стране уже 5 миллионов наркозависимых граждан, а к 2005 году их будет 38 миллионов. 33 из них — молодежь.
     Между тем главной целью официальных борцов с наркоманией является (обратите внимание!) к 2005 году лишь “создание условий для приостановления злоупотребления наркотиками и незаконного оборота”. То есть такая вежливо обтекаемая формулировка: не беспощадная борьба с угрозой национальной безопасности, а “создание условий для поэтапного снижения”. А собственно снижать потом будем, когда-нибудь. Корректные донельзя, словно боятся кого-то обидеть.
Наркокоррупция
     Когда в телевизоре люди в больших погонах начинают сопеть про то, как они потеют, борясь с наркотиками, и сколько маковых головок затоптано ими лично, становится особенно гнусно на душе. Возникает ощущение, что самые наивные люди у нас сидят в Кремле. Остальные все знают. Дальше пишу специально для “романтиков” из больших кабинетов.
     Россия одного только героина потребляет 500 тонн в год (здесь и далее берем минимальные оценки). Оборот этого бизнеса — 10 миллиардов долларов (сравните с 1,5 миллиарда бюджетных рублей на пятилетнюю борьбу с наркомафией). Из них лишь 10% легализуется в стране. Более 80% наркотиков у нас привозные. Между тем Государственный таможенный комитет (это ведомство напрямую отвечает за пресечение контрабанды наркотиков) на официальный запрос Администрации Президента пишет (дословно): “в прошлом году было задержано 160 граждан с суммой в несколько тысяч долларов, полученных от реализации наркотиков”. Понятно: в чью администрацию письмо — над тем, наверное, и издеваются.
     При этом каким образом наркотики попадают в Россию — таможенники не считают нужным объяснять. Вероятно, потому, что это всем известно. Действительно, никакого секрета здесь нет. Сейчас в России пик заготовительного сезона. Одна за другой идут фуры, набитые арбузами. В каждой второй фуре есть выдолбленный арбуз, набитый героином. Минимум килограмм. А в итоге — тонны, на которых будет “сидеть” Россия весь год. Ни одна собака не унюхает. Вы видели в теленовостях, чтобы милиция обыскала хоть одну фуру? Нет, эти ребята где угодно, только не у арбузных машин.
     Но арбузы — лишь часть. Основными перевалочными базами для крупных партий наркотиков (даже известно, какой конкретно марки героина — “999”, то есть достаточно дорогого сорта) являются аэродромы: “Чкаловский”, внутренних войск (!) — “Ермолино”, военно-транспортный — “Астафьево”. И Казанский вокзал. К слову сказать, на последнем пункте особенно забавно наблюдать, как утром сержанты переругиваются из-за парковки. Скромнее бы надо: при такой широко рекламируемой милицейской бедности неужели для служебных целей не могли купить тачки попроще?..
     Впрочем, грязные намеки — конечно же, это я зря. Надо прямо сказать, есть и честные милиционеры. Например, в Питере. Там в районе Ржевка уже десять лет торгуют в одной и той же квартире наркотиком “джеф” (относится к группе синтетических стимуляторов). Большая черная дверь, сверху в окошечко суешь деньги, внизу получаешь “джеф”. Цена — 300 рублей, барыг зовут Марина и Галя. А внизу, “на воротах” у подъезда, стоят милиционеры и берут с каждого посетителя: за полграмма — 50 рублей, за грамм — 100. Очень честные ребята, за десять лет еще ни с кого не взяли лишнего. Сходите проверьте сами.
     А если вы думаете, что и это все выдумано, то могу показать свежий доклад одной из отечественных спецслужб, где прямо сказано, что милиция “крышует” наркоторговцев. Причем конкретно отделы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков и милиция общественной безопасности. Называются фамилии. А приведенные выше примеры — лишь единицы из перечисленных навскидку фактов. Документ этот, правда, для служебного пользования, но, если министр Грызлов попросит, я ему дам почитать. А то, может, он не знает, что у него личный состав не по средствам живет. Хотя, наверное, человеку сейчас не до того — у жены ведь машину сперли.
     Но не будем отвлекаться. Московский регион потребляет 60 тонн героина в год. При нынешних ценах это — 1,5 миллиарда долларов наличными. Никто не поверит, что такие деньги могут раствориться даже в мегаполисе. И все прекрасно знают, как их “отмывают”. Ни в одном городе мира нет столько бутиков с “коллекционным” женским бельем, где за китайские трусики просят по 5000 долларов. Или, допустим, ресторанов, у которых пять-шесть едоков дают в конце дня выручку в кассе на сотни тысяч “зеленых”. И плюньте мне в глаза, если наша финансовая разведка ничего не знает об этом феноменально прибыльном общепите.
     Знает, и еще как. Даже предлагали поставить видеокамеры на выходе, чтобы фиксировать число посетителей. Но поскольку эта служба лишена возможности проводить оперативные мероприятия, то попросили милицию. Знаете, там так возмутились! Тут регистрацию надо день и ночь у инородцев проверять, а их трусы какие-то считать заставляют. Совсем сдурели. Работать только мешают.
     Итог вышесказанного: наркомания в стране распространяется под прямым покровительством властей. Даже термин такой появился: “наркокоррупция”. Говорят, когда секретарю Совета безопасности Рушайло предоставили доклад Национального антикоррупционного центра по этой проблеме, он был очень недоволен. Мол, что за новый юридический термин появился? Полностью согласен с Владимиром Борисовичем: действительно, некорректный термин. Какая же это наркокоррупция, когда это законный заработок? Все же знают: официальная зарплата — просто для вида.
     Понятно, что при такой цене вопроса Валентине Матвиенко в своих целевых программах нужно быть очень деликатной, чтобы ненароком не обидеть кого. Кому понравится, если к нему вдруг ни с того ни с сего залезут в карман под видом борьбы с наркокоррупцией. Вот и стараются, обтекают, так сказать, острые моменты. Хотите напоследок еще один пассаж из вышеозначенных программ — под грифом “Как это делается”? Так вот, на выпуск пособия (одного за пять лет) по профилактике здорового образа жизни будет затрачено 200 тысяч рублей. А на приобретение его методкабинетами — несколько десятков миллионов!
Власть кислоты
     Наркотики условно принято делить на стимуляторы и опиноиды. Первые оказывают возбуждающее действие, вторые, наоборот, расслабляющее — человек впадает в эйфорию. До последнего времени принято было считать, что люди, предпочитающие одну группу, как правило, не переходят в другую. Сегодня любой наркоман со стажем скажет, что от героина переламываются “винтом” и, наоборот, с “винта” соскакивают метадоном. Любой попробовавший “безобидное” экстази может оказаться на игле, только чтобы снять тяжелейшую депрессию, вызываемую этим “клубным” наркотиком. И наоборот, человек, накурившийся травки, однозначно может пожелать отведать “винта”, вызывающего сумасшедшее сексуальное возбуждение...
     Более того, доступность и ассортимент наркотиков просто ошеломляют. На известной студенческой дискотеке мне предложили на выбор, стоило лишь заикнуться, экстази трех сортов (“плейбой”, “звездочка”, “мерседес”) и ЛСД двух видов (микроскопические кусочки промокательной бумаги с портретами Гитлера и Саддама Хусейна). Причем в данном конкретном случае барыга знал, что перед ним сидит журналист. Ничего страшного — у нас и не такие покупали...
     Несмотря на то что купить любой наркотик можно чуть ли не за ближайшим углом, считается, что данных по этой новой “дури” в столице вообще нет. При этом московский рынок очень чутко реагирует на “новинки”: не успел пронестись слух о новом штатовском наркотике — этанитазене, как его уже заметили в Москве. Впрочем, о какой подпольной наркоторговле можно говорить, когда наркотики свободно продаются в столичных аптеках?! Кроме шуток.
     Существует такой сильнодействующий наркотический препарат трамал — из группы героиновых синтетиков, по действию очень похож на метадон. Несколько лет назад одна из немецких фирм откупила лицензию у индийского производителя, назвала препарат ... (не буду говорить как) и запустила его в продажу в России. Обновленный трамал отпускается без рецепта, а по концентрации — в несколько раз мощнее исходного препарата, на который необходим рецепт с красной полосой. Спрашивается: каким образом национальный фармкомитет разрешил этот препарат к свободной продаже? Ответа нет ни у кого. Сейчас в Москве и Питере, по утверждению докторов, оказывающих услуги по снятию “ломок”, пошел поток трамаловых наркоманов. Есть клинические данные, что неделя регулярного приема по три-четыре таблетки в день вызывает зависимость не хуже героиновой. Думаете, препарат уже запретили? Ошибаетесь.
     Я рассказал только о единичных случаях появления новых наркотиков. Уверяю вас: новая синтетическая “дурь” появляется чуть ли не каждый день. Криминальный рынок давно почувствовал, что именно там образовалась свободная ниша, и хлынул туда.
     Ни единого слова об этом — ни в целевой программе “Молодежь России”, ни в антинаркотической. Ощущение такое, что правительство пытается упорно не заметить гибнущую молодежь. Сходите на кладбище и посмотрите, сколько ребят докололось, доглоталось до “золотой дозы”. А ведь тысячам и тысячам живыхеще можно помочь. Через полгода, самое большое, любой наркоман хочет “завязать”. И именно в этот момент его можно спасти. Но идти-то ему некуда...
     “Переломиться” у доктора стоит 1 тыс. руб. в день. А чтобы систематически лечиться, нужны даже не тысячи, а миллионы рублей. Оглянитесь вокруг: где бесплатные реабилитационные центры, где агрессивная, назойливая антиреклама наркотиков и алкоголя? У нас борьбой с наркотиками занимается пять ведомств. Понятно, что у семи нянек дитя без глазу. Между тем весь международный опыт говорит о том, что борьбой с наркомафией должно заниматься специализированное ведомство с чрезвычайными полномочиями. Самая эффективная система на сегодняшний день создана в США. И обратите внимание, как работает Национальное агентство по борьбе с наркотиками этой страны. Каждому гражданину известны имена наркобаронов, за которыми охотится государство. Именно охотится — оттого они и сидят в джунглях Колумбии.
     А теперь назовите имя хоть одного российского барона. Только не надо говорить, что рынок ценой в 10 миллиардов долларов остался без присмотра. Там давно все поделено и организовано, и дела решаются так цивилизованно, что по сравнению с ними нефтяные олигархи — просто уличные скандалисты...
     Накануне Госсовета с его “Молодежью России” приведу еще несколько цифр. Каждый конкретный наркоман создает проблемы в жизни как минимум 10 людям. Сегодня наркоманов в России — 5 миллионов. Далее посчитайте сами.
    


Партнеры