А у нас без лодок флот, вот!

Российской бескозырке обещают второе рождение

29 августа 2002 в 00:00, просмотров: 171
  Владимир Путин любит ошарашивать. То он перелетает в Чечню на истребителе, то спускается в морские пучины на подводной лодке. К флоту у президента любовь давняя и крепкая. Это он в очередной раз подтвердил во время визита на Дальний Восток. Настоящей сенсацией стало заявление Путина о предстоящем перевооружении ВМФ.
     На большом противолодочном корабле Тихоокеанского флота “Маршал Шапошников” президент вначале порадовал матросов: сроки военной службы увеличивать не планируют, даже напротив — их будут сокращать по мере перехода армии на контрактную основу. Эта весть, безусловно, приятная для призывников и их родителей, вряд ли пришлась по душе военачальникам. Полностью профессиональные Вооруженные силы — дело отдаленной перспективы, а сегодня ситуация такова, что из сотни призывников попадают на службу лишь 12 человек, остальные имеют законные отсрочки.
     Теперь что касается перевооружения флота. Вопрос этот назрел давно. Не секрет, что в общем объеме военных расходов доля ВМФ сейчас составляет всего 11 процентов. Для сравнения: еще десять лет назад эта цифра была в два раза больше. Самое плачевное состояние в кораблестроении: его финансирование последние три года не превышало 5 процентов от суммарной стоимости программ. К примеру, со стапелей “Севмашпредприятия” никак не сойдут подводный ракетоносец нового поколения “Юрий Долгорукий” и многоцелевой “Северодвинск”. А принятая не так давно на вооружение ВМФ подлодка “Гепард” так и осталась единственным приятным исключением из кораблестроительного долгостроя.
     Откуда у президента столь оптимистический взгляд на перспективы развития отечественного флота? Понятно, что в возрождении былой мощи ВМФ заинтересованы не только моряки — это вопрос государственной значимости. Но только силами ВМФ и Минобороны его не решить. Да, в последнее время кое-какое улучшение с боевой подготовкой на флоте наблюдается. Достаточно вспомнить недавнее учение на Каспии (провести его, заметим, приказал сам Главковерх Путин), сбор-поход на Балтике, пуски ракет планируются на Северном флоте. Однако, как ни крути, о полномасштабной учебе моряков говорить не приходится.
     Путину об этом известно, он признает: “Флот находится в сложном положении”. Но наверняка известно ему и о новейших разработках российских кораблестроителей и оружейников — скажем, основной производитель подлодок для ВМФ, санкт-петербургское ЦКБ “Рубин”, уже сегодня готов поставлять на флот современную технику. Дело упирается в финансирование, с которым в Министерстве обороны традиционные проблемы.
     Судя по всему, именно на подфлот президенту придется обратить особое внимание. От былой мощи у нас остались крохи. На Балтике в наличии всего 6 дизельных подводных лодок класса “Варшавянка” (по классификации НАТО — “KILO”). На Черном море осталась единственная бригада ПЛ — 18 устаревших субмарин 877-го проекта, а реально бороздит морские просторы всего одна, “Б-871” под командованием Игоря Игнатьева. Тихоокеанский флот может похвастаться Приморской флотилией разнородных сил, 16-й эскадрой атомных подводных лодок и двумя бригадами “дизелей”, насчитывающих около 30 субмарин. Реальную боевую силу, пожалуй, представляет лишь подфлот на севере страны. Подлодки класса погибшего “Курска”, тяжелые подводные крейсеры серии “Тайфун”, современные субмарины “Дельта” и “Барс” действительно впечатляют.
     Есть в ВМФ и замечательные оружейные системы — “Водопад”, “Шквал”, “Кинжал”. Но опять же в единичных экземплярах. Тем не менее американцы лишь завистливо вздыхают, когда заходит разговор о спутниковой группировке российского флота, — наши станции связи способны передавать сигналы по поверхности земных платформ. А антенны длиной в 15 километров устанавливают электромагнитное поле высотой в 15—20 километров, через которое не пробьется никакая вражеская ракета. Есть, правда, одно “но” — такая аппаратура имеется лишь в составе Северного флота: на покупку современной техники для других морских регионов опять же нет средств.
     Не лучше обстоят дела с надводными кораблями. К примеру, офицеры и матросы авианесущего крейсера “Адмирал Кузнецов” уже позабыли, как море пахнет: вместо сбор-походов краса и гордость ВМФ простаивает в ремонтном доке. Не от хорошей жизни главком Военно-морского флота Владимир Куроедов делает ставку на достройку, ремонт и модернизацию действующих кораблей и судов. Его диссертация “Основы политики РФ в области военно-морской деятельности на период до 2010 года”, которую адмирал успешно защитил в присутствии президента, вряд ли будет востребована в ближайшие годы. Куроедов не скрывает — в лучшем случае закладка новых кораблей начнется через два-три года.
     Оптимистические заявления главы государства, касаемые будущего российского флота, не очень вяжутся с реалиями. Как стало известно “МК”, в скором времени Россия может лишиться боевых кораблей на Балтике. На сей счет имеется секретная директива военного ведомства — остатки первого в российской истории военного флота готовятся перегнать на севера: в угоду наступающему Евросоюзу. Балтфлот, похоже, становится разменной монетой в решении проблемы калининградского анклава.
    


Партнеры