МНОГОЖЕНСТВО ПО-РУССКИ

Обозреватель “МК” вывел формулу идеальной семьи

1 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 467
  — Поедешь со мной? Я к брату, в больницу, надо предупредить врачей, чтобы ни одну из его баб к нему не пускали, — говорит Наташа. — Непременно начнут делить мужика, а ему нельзя сейчас волноваться, у него инфаркт...
     Однако мы опоздали, и когда вошли в палату, то попали в эпицентр скандала: с одной стороны в больничную кровать, на которой лежал полуживой Наташин брат, вцепилась его законная супруга, с другой — его любовница, и каждая тянула одеяло на себя...
     Обычная история: две жены одного мужа выясняют, у кого прав больше.
    
     Двоеженцы долго
     не живут
     Степа не был красавцем, но женщины его любили. За пылкость, щедрость и легкость, с которой он предлагал свою руку и сердце, причем то, что у него уже есть жена и дети, парень от своих подруг не скрывал.
     — Я очень влюбчивый и нежный, а женщины это сердцем чуют, — объяснял он нам этот парадокс. — Истосковалась ваша сестра по мужской ласке!
     Но у моей подруги было свое определение:
     — Нечего под свой кобелизм подводить философию. Порхаешь от одной бабы к другой, а на серьезные чувства ты не способен. Но смотри, когда-нибудь допорхаешься...
     Наташку понять можно: ей постоянно приходилось успокаивать Степкиных баб и прикрывать его перед женой. Но однажды ему повстречалась Ольга. Ее не испугало то, что у Степы за плечами 10 лет супружеского стажа, двое детей и его жена умудрилась пережить не один бурный роман своего любвеобильного мужа, но сохранить семью.
     На все Наташкины увещевания настырная любовница твердила одно:
     — Я люблю вашего брата, без него мне не жить. И пусть лучше я буду при нем никем, чем совсем без него...
     Впрочем, под словом “никем” подразумевался статус официальной любовницы, практически второй жены.
     Так Степа стал двоеженцем и, как ни странно, сразу перестал бегать налево. Три года он жил в двух семьях параллельно, стараясь ублажить обеих жен. Казалось, ему это удавалось. Но год назад у Ольги родился мальчик, и ситуация круто изменилась. Ее перестали устраивать свидания урывками “от и до” — захотелось стабильности и определенности узаконенных отношений.
     — Я — мать и хочу, чтобы у моего сына был нормальный отец, а не приходящий! — заявила она Степе. Ему был дан месяц на объяснение с женой — в противном случае Оля грозилась сделать это сама.
     Но она не успела ничего предпринять. Через несколько дней Степа попал в интенсивную терапию с подозрением на инфаркт. Кстати, врачи, узнав о сложной семейной ситуации своего пациента, ничуть не удивились: оказывается, инфаркт — почти профессиональное заболевание двоеженца.
     Супружеские узы — вещь и сама по себе не слишком легкая. Обязательства, проблемы, заботы... А в двойном эквиваленте — тем более. Не говоря уже о том, что свои чувства двоеженец вынужден постоянно держать в узде. И жить в постоянном страхе разоблачения...
     Охотники
     за гаремами
     Библейский царь Соломон имел 700 жен и 300 наложниц, а живший в XVII—XVIII веках султан Марокко Мулай Исмаил стал в 49 лет отцом 700-го сына! Во многих странах Аравийского полуострова и сейчас полигамные семьи не редкость. Например, в Бахрейне каждый 6-й мужчина имеет по нескольку жен. В более бедном Иране такой возможностью пользуется уже только один из 500.
     Так хорошо ли быть султаном и иметь свой гарем? Не спешите с ответом. Потому что ислам, позволяя мужчине иметь четырех жен, требует от него справедливости в расходах и ночлегах. Муж не должен отсутствовать в постели каждой из жен больше трех дней и обязан обеспечить всем им равные материальные условия. Сердечная склонность законом во внимание не принимается.
     По сложившемуся на Западе убеждению, женщина в исламском обществе — существо забитое и бесправное. Но и это тоже далеко не так. Во-первых, на полигамную семью многие мусульманки не согласны и даже закрепляют это в брачном контракте. Во-вторых, множественные браки придуманы вовсе не для телесной услады мужиков, а для решения демографической проблемы. Если, например, первая жена больна и не может иметь детей, тогда мужу позволяется иметь еще одну семью. Часто вторыми женами становятся вдовы родственников, и об их детях заботятся как о родных.
     И все-таки при всем том от банальной ревности и семейных склок в исламских семьях никто не застрахован. Недавно в газеты Саудовской Аравии попала история о том, как местная жительница отлупила на улице палкой своего мужа и его вторую 17-летнюю жену. Сердобольные прохожие обезоружили “леди Макбет” и сдали ее в полицию. В участке муж признался, что первая жена неоднократно его избивала, не выпускала в город и запирала в отдельной комнате. Пользуясь случаем, он потребовал от своей ревнивой супруги письменного заявления о смирении.
     А вот еще семейная история — уже из Уганды, где тоже узаконено многоженство. Один из ее жителей, взяв с собой на предрождественскую распродажу старшую жену, не сказал об этом второй, младшей. Когда обе супруги неожиданно встретились в банке, где незадачливый многоженец снимал деньги со счета, они накинулись друг на друга с такой ненавистью, что в клочья изорвали не только платья друг друга, но и чековую книжку мужа. Посетители банка решили, что происходит ограбление, и вызвали полицию, которой пришлось разнимать не поделивших супруга женщин.
     Может быть, желая избежать всех этих коллизий, а также непомерных материальных трат, молодые мусульмане преимущественно моногамны? О привилегиях, предоставляемых исламом, они вспоминают, как правило, с возрастом и начинают пополнять свои дома новыми женами обычно уже на четвертом десятке лет.
     Кстати, даже у одного из самых богатых людей планеты — султана Брунея Хаджи Хассанала Болкиаха Му’иззадина Ваддаулаха — всего две жены. А мог бы иметь четырех!..
     Любовь к трем апельсинам
     Любовная Одиссея Степы закончилась неожиданно. После больницы он ушел от жены, но не к любовнице, а к совсем не знакомой нам женщине. Наташа говорит, что его новая жена — баба жутко вредная и ревнивая, держит ее брата на коротком поводке. Но он всем доволен и говорит, что от нее ни-ни. Нагулялся...
     А может, просто проблемы с потенцией? У сексологов есть даже такая теория — называется “ни два, ни полтора”. То есть многоженец старается на несколько фронтов — и нигде не успевает. Поэтому, когда сторонники полигамных браков апеллируют к тому, что на одного жениха от 30 до 60 лет приходится полторы невесты, врачи скептически замечают: “А хватит ли у мужиков пороху удовлетворить всех свободных дам?” Тем более — решить демографические проблемы в стране, которыми чаще всего прикрываются пропагандисты многоженства в России.
     Между прочим, если мы обратимся к миру животных, то обнаружим, что в процессе размножения участвует всего лишь 10—20 процентов самцов — они оплодотворяют почти всех самок популяции, а остальные 80 процентов — половые аутсайдеры. Человечество, узаконив моногамный брак, более-менее сгладило эти контрасты, предоставив всем мужчинам равные возможности, но если мы опять вернемся к полигамии, то первобытные обычаи могут вернуться вновь...
     На позапрошлой неделе Верховный суд Ингушетии признал недействительным закон о многоженстве. Однако это решение не способно искоренить саму традицию, существующую на Кавказе уже много веков. Хотя за все времена существования закона о многоженстве загсы республики зарегистрировали всего 15 случаев вступления мужчин в брак со второй и третьей женой, реально полигамных семей в Ингушетии, конечно, намного больше. Только афишировать свои отношения многоженцы не спешат — и правильно делают, наверное.
     Год назад в штате Юта США судили многоженца Томаса Грина. В моральном плане этот суд — парадокс. Ведь если бы подсудимый просто похвалялся, что у него четыре постоянных любовницы плюс жена — и никто не против, ему бы только завидовали. А когда он всех объединил в семью, то получил статью, тянущую на 25 лет тюрьмы и 25000 долларов штрафа...
     Причем никто из присутствующих в суде не сомневается, что его жены все равно останутся жить своей коммуной и будут платить его штраф из своих совместных заработков.
     Спорить о том, нужны ли нам полигамные или моногамные браки, можно до хрипоты. У каждой теории найдутся свои сторонники и оппоненты. Но, по статистике сексологов, лишь примерно 20% мужчин ограничиваются отношениями только с одной женщиной. Остальным же для удовлетворения мужского самолюбия нужно 10—12 партнерш за всю жизнь. Правда, в последнее время любовные треугольники стали постепенно завоевывать мир. В Америке и Швеции в середине 50-х жить втроем пробовали всего лишь 1 процент супружеских пар — сегодня так живут почти 40 процентов. Преимущества таких браков неочевидны, но многим удается таким способом избежать обыденности супружеского секса и при этом не врать и не ревновать.
     Я же думаю, что если бы Бог был за многоженство, то Он сотворил бы мужчине не один половой член, а несколько. А пока что божья арифметика в браке проста: 1 муж + 1 жена = 1 семья.
    


Партнеры