Рабочий — класс!

Московская медсестра получает 100 000 рублей

3 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 515
      Не осталось у нас людей, которых страна могла бы назвать своими героями. Новых русских не любят — им завидуют. Бойцов в Чечне жалеют и... не завидуют им.
     Но столичные власти решили отыскать примеры для подражания. И придумали конкурс “Московские мастера”. В этом году на победу претендовало больше 20 тысяч человек. После жесточайшего отбора строгое жюри выбрало 140 победителей. На днях в мэрии “передовикам производства” вручали призы. Сверкали фотовспышки, звучали пафосные речи...
     Кто они, эти герои нынешнего капиталистического труда? Легко ли далась московским мастерам победа? Любят ли они свою профессию или просто тянут лямку, чтобы прокормить семью? “МК” побывал “за кулисами” конкурса и взял интервью у троих победителей.
     

     Итак, лучшей медсестрой стала Татьяна Руденок . Ей 32 года, она работает в городской клинической больнице №4.
     — Я жутко волновалась, — говорит Татьяна. — Пока шел конкурс, потеряла кучу нервных клеток. Но меня очень поддерживали муж и 11-летняя дочка. А когда я победила, дочь радовалась больше всех. Она сказала: “Мама — молодец!”
     Татьяна мечтала быть медсестрой с детства. Она закончила Брянское медучилище, вышла замуж и перебралась в Москву. Вот уже 12 лет победительница работает в отделении гнойной хирургии. Несмотря на грязную работу и более чем скромную зарплату (2600 рублей), молодая женщина довольна: “Мне очень нравится то, что я делаю”.
     Участников конкурса мучили самыми заковыристыми вопросами. Например, Татьяне достался такой: “Принципы транспортной мобилизации при переломе длинных трубчатых костей”. “Ой, да это же легко, — смеется победительница. — Такие вещи должна знать любая медсестра”.
     В общем, это были цветочки. Ягодки созрели в финале, когда Татьяне пришлось декламировать “Оду сестринскому делу”, играть маленькую сценку из жизни медсестры и оказывать первую помощь больному.
     — “Больных” играли студенты театральных училищ, но делали это настолько правдоподобно, что я разговаривала с ними как с настоящими пациентами.
     Почти как Максим Галкин, задаю Татьяне меркантильный вопрос: как она собирается потратить премию (100 тысяч рублей)?
     — Пока не решила, — улыбается медсестра. — На путешествие? Не-е-ет. Выкинуть столько денег сразу у меня рука не поднимется. Скорее всего куплю что-нибудь для дома. Может быть, цветы в горшках — я их очень люблю и давно собираю, у меня дома больше 50 горшков. Правда, поливать приходится часто и много...
      Лучший токарь среди учащихся — Валерий Костин , 17 лет, студент третьего курса Московского автомобильного колледжа.
     Трудно ли было победить? Как сказал Валерий, к конкурсу он готовился всерьез. Товарищи по группе подкалывали: давай-давай, зубри, авось знаменитостью станешь. Но Валера на них особого внимания не обращал: штудировал учебники, по нескольку часов в день стоял за станком. И не зря: будущий победитель правильно ответил на все 20 вопросов теста по специальности и уложился в два часа, отпущенные на изготовление детали.
     — Я слышала, что суперпрофессионалы могут выточить деталь неимоверной сложности. Например, шар, внутри которого еще один шар.
     
— Ну, так я пока не могу, — говорит Валерий. — Я же еще только учусь. Но сделать шар, распадающийся на несколько деталек, мне по силам.
     За победу Валерию присудили 20 тысяч рублей. Деньги он собирается отдать родителям. Кстати, лучший московский токарь не пьет и не курит, о чем говорит не без гордости. А вот вопрос, есть ли у него любимая девушка, приводит победителя в смущение.
     — Сейчас некогда за девушками ухаживать, — краснеет Валерий, — учиться надо. После колледжа я еще собираюсь поступать в институт.
     Вот такие у нас юные токари. Серьезные и целеустремленные.
     Еще один московский мастер — старший участковый инспектор ОВД “Войковский” Владимир Канунников , 46 лет. Он, между прочим, “рецидивист” — участвует в конкурсе не впервой. В прошлом году стал лучшим участковым Москвы, а в нынешнем занял второе место.
     — Второе место — потому, что я стрелял плохо. Нужно было выбить 30 из 30, а я не смог. Рука дрогнула.
     Ну да это не самое главное. Главное, что Владимир, по его же признанию, примерный семьянин. Любимая жена, обожаемая дочка-одиннадцатиклассница и сын — студент МАИ.
     Участковым Владимир работает третий десяток лет. И твердо убежден, что участковый должен знать про “своих” жильцов по возможности все. Больше всего заедает бытовуха — пьянство, хулиганство. Нередко бывает, что муж не пускает жену домой. Кого посылать для разбирательства? Ну не ОМОН же? И если удается помирить враждующих супругов, это для участкового такая же победа, как раскрытие преступления для оперативника.
     В 2001 году Владимиру за победу вручили видеомагнитофон. Больше всего приз понравился жене, и она отправила мужа соревноваться снова.
     По условиям конкурса нужно было стрелять, бежать три километра, показывать приемы боевого самбо, подтягиваться на перекладине 8 раз (Канунников подтянулся целых 13). Ну и теория: законы, приказы, документы...
     — Такой противный тест был, — вспоминает Владимир. — Спрашивается: в каких случаях разрешено применять водяные пушки: когда преступники напали на особо важный объект, когда напали на сотрудника милиции или во время массовых беспорядков в тюрьме? Я, помню, так напрягся, но все-таки вспомнил правильный ответ.
      — И какой же?
     — Когда совершено нападение на особо важный объект. Ну вот, например, если хулиганы будут громить редакцию “Московского комсомольца”, сразу вызывайте милицию. На всю жизнь их искупаем!
     


Партнеры