Нож в шею

Валерий Панихин умел драться, но не ожидал подлости

3 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 1309
      Единственной жертвой столичного Дня города стал простой подмосковный паренек Валера Панихин. Почему он оказался в гуще драки? Кто и за что пырнул его ножом?
     Ответы на эти вопросы корреспонденты “МК” попытались найти в маленьком поселке Фрязево под Ногинском.

     Исписанный подъезд старой 5-этажки. Дверь в квартиру не заперта. По комнатам бродят ошалелые родственники с красными глазами. Мама, Светлана Ивановна, уехала в Москву на опознание, нас встречает Валерина бабушка, Зинаида Павловна, приехавшая из деревни. Вчера ей позвонила дочь и сказала всего два слова: “Валеру убили”.
     Заходим в комнату и замираем. С экрана телевизора улыбается белобрысый голубоглазый паренек. Он играет на гитаре и поет: “Для мира я сделал столько добрых дел, во веки вечные их не забудут люди”. Знаменитый хит группы “Воскресение”...
     А на стуле напротив телевизора, вытянув шею, сидит другой вихрастый мальчишка и трет глаза. “Брат у меня был классный”, — вздыхает 15-летний Пашка.
     20 марта Валере исполнилось 16 лет. 1 сентября он должен был пойти учиться на 2-й курс колледжа космических технологий в Королеве. Мечтал стать специалистом по компьютерам. Все говорили: руки у него золотые. И хоть в школе учился не блестяще, учителя на него не обижались, считали: ему тут просто скучно. Родители, работники железной дороги, жили не шикарно, но все же купили сыновьям компьютер — чтоб на улице не болтались. А еще Валера любил читать, особенно на фантастику налегал. Ласковый такой, безотказный. На огороде всегда помогал.
     Как поступил в колледж, сказал: “Я буду и работать, и учиться”. Но родные отговорили: “Нет, Валерочка, с твоей головой надо только учиться, нечего время тратить”. Но летом он все-таки помогал на стройке коттеджей. И в ту черную субботу должен был быть на работе. Уже задним числом родные узнали, что он отпросился и уехал.
     (Окончание. Начало на 1-й стр.)
     Как человеку общительному, Валере очень нравилось ездить на праздники в разные города: и в Ногинске он был, и в Электростали. Всегда участвовал в разных соревнованиях и конкурсах и неизменно возвращался с призами. Сувенирам по-детски радовался.
     — Этот раз я просила: не езди, Валера, там, в Москве, такие драчки! — сокрушается бабушка. — А он мне: не поеду, бабушка, не бойся. Кто его соблазнил, даже не знаю. Я как увидела по телеку: лежит, и ботинки его 46-го размера — сразу заплакала.
     Валера занимался спортом, дзюдо, но драться, по утверждению друзей, не любил. Постоять за себя мог, а сам — ни-ни.
     — Кулаком-то его не возьмешь, — подтвердила бабушка. — А видишь, как получилось — втихаря сунули нож в шею. Он не ожидал, в толпе все случилось.
     ...Теперь уже можно примерно реконструировать картину трагических событий у метро “Университет” в День города, 31 августа. В драке, в результате которой погиб Валерий Панихин, участвовали несколько десятков человек, но “привязать” к убийству кого-то конкретно будет крайне сложно. Даже если преступник сам признается (вообще-то об этом глупо даже мечтать), это еще не будет доказательством его вины.
     По предварительной версии, на пьяных молодчиков, как красное на быка, подействовал бело-голубой цвет. Панихин болел за “Динамо” и в тот день приехал в Москву с земляками из Фрязева в амуниции любимого клуба. Он и 9 приятелей стояли у метро “Университет”, когда со стороны проспекта Вернадского ринулась толпа — примерно человек 80. Кстати, по данным “МК”, в атаку пошли вовсе не скинхеды. Речь идет о представителях другого “племени младого” — так называемой группировке “Лайт смок” (белый дым). По нашим данным, “белодымовцы” сплотились как бы в противовес бритоголовым. Именно поэтому состав группировки весьма разношерстен: это и выходцы из южных республик, и маргиналы из числа граждан Вьетнама и даже чернокожие.
     Формально они вроде бы планировали защитить друг друга и себе подобных от скинхедов, фактически — сами ничуть не лучше юных нацистов. “Единомышленники” бьют всех подряд, грабят уличных прохожих, бесчинствуют во время массовых мероприятий. По неофициальной информации, представители именно этого молодежного движения набросились на Панихина и компанию. Но определить, кто именно нанес решающий удар, теперь вряд ли удастся.
     Да и был ли он, этот удар, решающим? Вокруг горла погибшего парня врачи обнаружили странные отпечатки. Медики пояснили нам, что такие следы появляются в том случае, если человек получил удар ножом в шею, а кто-то не слишком умелый усердно пытался зажать рану и остановить кровь. Тогда к тяжелому ножевому ранению прибавляется еще и удушение. Могли ли приятели Валерия, оказывая ему первую помощь до приезда “скорой”, переусердствовать? Теоретически — да. Тогда вообще непонятно, кого привлекать за убийство. Впрочем, врачи, констатировавшие смерть, все же уверены, что Панихин скончался от ножевого ранения в шею. Слово — за судмедэкспертами.
     В 42-й школе, которую закончил Валера, 1 сентября не было праздника. На линейке ребятам сразу объявили о несчастье. Все плакали, и взрослые, и дети — его очень любили. И в колледже 4 сентября учеба отменена. Однокурсники будут хоронить Валеру.
     — Он как философ у нас был, всегда о жизни размышлял, — опускает глаза друг Лешка. — Я все думаю: он не мог умереть. Вот придет и скажет: да вам все наврали, я живой.
      “Вот мой бокал, в нем жизни больше ни глотка”, — отчаянно выводит с экрана Валера...
     
      Всех свидетелей драки, произошедшей у метро “Университет” (западный вестибюль) 31 августа в 19.30, в результате которой погиб Валерий Панихин, просят звонить по тел.: 143-47-14, 143-39-10, 431-74-89.
     


Партнеры