Юрий Долгоногий скоро снова выйдет на большую дорогу

4 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 734
Юрий Беседин в особом представлении не нуждается. Имя этого человека стало известно всей стране прошлым летом, когда он, едва освободившись из тюрьмы, собрал в Поволжье группу детей и повез ее “отдыхать на море” — без путевок, без денег, с поддельными документами. На уши тогда была поднята вся милиция, от Москвы до самых до окраин. Шутка ли: в руках уголовника оказалось 18 школьников! Дело взял на контроль глава МВД Борис Грызлов. А родители молились — только бы дети были живы...
Чем же закончилась эта история? Сухие строчки приговора — а за все про все Беседин получил лишь 2 года колонии — породили больше вопросов, чем ответов.
Почему, например, родители, закатывавшие в милиции истерики — верните нам наших детей! — потом не предъявили похитителю НИКАКИХ претензий? Почему представители обманутых Бесединым организаций очень неохотно давали показания против своего обидчика? Почему в приговоре нет ни слова об уколах, которые “воспитатель” делал детям?
А ведь именно сейчас важно знать ВСЮ правду, поскольку Юрий Беседин... скоро выходит на свободу. Условно-досрочно. За примерное поведение.
Спецкору “МК” удалось встретиться с маньяком-детолюбом в колонии накануне его освобождения.

Личное дело

— Вы сначала изучите его личное дело, а уж потом разговаривайте с ним. Он соврет — недорого возьмет, — инструктировали меня сотрудники колонии. — Он такой интеллигентный, в очках. Говорит очень убедительно, заслушаешься. А где правда, где ложь, он сам, наверное, уже не отличает. Так что лучше ознакомьтесь с документами.
...Открываю пухлую потертую папку. Досье на Беседина Юрия Витальевича, 1967 г.р., читается взахлеб, как акунинский детектив. Уверена, когда-нибудь об этом человеке напишут книгу, которая наверняка станет бестселлером. Потому что Беседин — личность уникальная.
Организацией детского досуга Юрий Беседин начал заниматься, когда сам пребывал еще в нежном возрасте. Свою первую школьную группу он повез в круиз в 1986 году. Тогда ему только стукнуло 18 лет. Это была подростковая футбольная команда (Беседин и сам неплохо играл в футбол). Юные спортсмены из Йошкар-Олы ездили в Чебоксары, Казань, Иркутск, Киев... По всему бывшему Союзу. Правда, тогда эти поездки организовывались на законных основаниях.
Справедливости ради стоит отметить, что детям никогда не было скучно со своим молодым воспитателем, не имевшим, кстати, педагогического образования. Еще один плюс в пользу Беседина — у него был дар “убалтывать” чиновников. Для детей он в любых инстанциях мог добиться чего угодно — бесплатных экскурсий, лучшего обслуживания и т.п.
Из характеристики Ю.Беседина по месту отбытия наказания:
“По характеру умен, скрытен. Умело использует человеческие слабости и входит в доверие к людям, не знающим его. Умеет создавать благоприятное впечатление”.

Летние вылазки Беседин устраивал из года в год. В “межсезонье” же он подрабатывал учителем физкультуры. Вероятно, из Юрия Витальевича и вышел бы второй Макаренко, если бы не развал СССР.
Денег на детский отдых у государства не стало. А зарывать талант в землю Юрий Беседин категорически не желал. Он в духе времени создал нечто вроде туристической фирмы, назначив себя ее гендиректором. “Ноу-хау” Беседина заключалось в том, что он организовывал летний отдых для детей, умудряясь при этом не платить ни копейки принимающей стороне. Выглядело это примерно так.
Гендиректор Беседин на фирменных бланках своей конторы заключал договоры с детскими лагерями и базами отдыха, щедро клепал печати и ставил размашистые подписи на платежках, обещающих со дня на день перевести деньги за отдых очередной группы школьников. Но лето заканчивалось, а оплата, которая “вот-вот должна быть перечислена”, так и не поступала на счета детских здравниц. А потом Беседин просто исчезал.
Рассказывает следователь МВД Республики Марий Эл Виталий Шишкин:
— В 1994 году к нам обратилось речное пароходство из Уфы, у которого Беседин арендовал целый теплоход. Все лето он возил детей по Волге, а пароходство кормил “завтраками” — то деньги застряли в дороге, то главбух перепутала счета, то еще что-нибудь... Он же артист прекрасный. К примеру, если его припирали к стенке: мол, когда будут деньги? — он, прямо сидя в кабинете кредитора, мог демонстративно набрать какой-нибудь номер (случайный) и изобразить, что беседует с бухгалтером. Начинает орать в трубку: где деньги, мне-де перед людьми неудобно, вы все разгильдяи и тому подобное... И что кредиторам в такой ситуации оставалось делать? Ведь речь шла о детях. На улицу их не выгонишь — на это Беседин и рассчитывал.

Хроника криминальных похождений

В 1994 г. МВД Республики Марий Эл возбудило уголовное дело по факту мошенничества. Юрий Беседин был арестован. Однако быстрого следствия не получилось — по ходу дела вскрывались все новые и новые аферы обвиняемого.
— Беседин обманывал не только детские базы отдыха (в основном на Украине), но и транспортные организации, — продолжает Виталий Шишкин. — Он для перевозки детей арендовал автобусы и даже целые поезда... И ни копейки никому не платил. У родителей же брал деньги только на питание в дороге. По моему делу проходило примерно 40 таких эпизодов.
В итоге Беседину предъявили обвинение в мошенничестве, незаконной предпринимательской деятельности, подделке документов и причинении ущерба без цели хищения.
В 1998 г. следствие было закончено. Дело должно было направиться в суд, но только после того, как с ним ознакомится обвиняемый. Как раз к этому моменту истекли сроки содержания Беседина под стражей, и его выпустили под подписку о невыезде.
— После этого он дня три ко мне приходил знакомиться с материалами, — вспоминает Шишкин. — Почитает до обеда, потом говорит: утомился, приду завтра. А на четвертый день не явился — оказалось, за это время он успел собрать две новые группы детей и махнул с ними на Украину...
В тот раз Беседину опять не повезло. Дирекция теплохода-гостиницы “Червона рута” не стала глотать бесединские “завтраки”, а решила навести справки о странном воспитателе в России. Ответ на запрос пришел быстро: Беседин Ю.В. числится в розыске.
Когда в каюту самопального педагога направились “люди в штатском”, Беседин, недолго думая, сиганул за борт, бросив своих маленьких подопечных на произвол судьбы. Целую неделю 20 детей томились в приюте, пока вопрос об их отправке на родину решался на межгосударственном уровне.
Беседина, однако, быстро задержали. Но обиженная Украина не торопилась выдавать России преступника.
19 июля 1999 г. за неоднократное “кидалово” Зализнычный райсуд Украины приговорил Юрия Беседина к 3 годам строгого режима. Только после этого его этапировали в Марий Эл.
29 апреля 2000 г. свой приговор вынес суд Йошкар-Олы: 5 с половиной лет лишения свободы в колонии общего режима. Но уже через месяц Беседин был освобожден от наказания — в честь 55-летия Победы грянула невиданная по масштабам амнистия. Правда, на свободу тогда “педагога” не выпустили — ведь он еще не отмотал срок за украинские грехи. Его пытались было вернуть на Украину, но из-за сложности процедуры перевозки решили оставить досиживать год в России.
19 июня 2001 г. Юрий Беседин покинул стены колонии. А 21 июня (уже через 2 дня) он начал собирать очередную группу детей.

Родители знали, кому доверяют своих детей

Милый интеллигент в очках. Гладко выбрит. Тщательно причесан. Даже тюремная роба его не портит. И все же сидеть напротив него — глаза в глаза — крайне неприятно. Может, виноват его бегающий взгляд? Или внутренняя агрессия? Мол, зачем эта корреспондентка сюда явилась, когда все страсти уже улеглись, а я почти на свободе?
Беседин, словно читая мои мысли, сразу предупреждает, что разговора у нас не получится. Тогда я прошу отвечать его только на те вопросы, которые ему “понравятся”. После этого мы беседуем часа два...
— Юрий, вы считаете себя виновным?
— Нет, конечно. У меня не было корыстных целей. Из тех денег, что я собирал у родителей, себе ничего не брал. Наживы с этого я не имел. Разве что покупал себе пиво.
— Зачем тогда вы все это делали? Неужели так любите детей?
— Не знаю я... Черт его знает! Если ребенок не может съездить к морю, кто-то должен ему помочь.
— А законным путем помогать нельзя?
— Официально путевка на юг стоит 11 тысяч рублей. У нас в Марийской Республике кто-нибудь за такие деньги разве может купить ее ребенку?
— По сколько вы собирали с родителей?
— Где-то по 1000—1500 рублей.
— И никто из них не задумывался, что за такие деньги невозможно съездить на море?
— Родители все прекрасно знали: куда и как мы едем.
— Вы хотите сказать, родители знали, что посылают детей неведомо куда?
— Я вожу детей с 1986 года. Где-то тысячу человек, наверное, перевозил. Многие из них ездили со мной по нескольку раз. Родители всегда были довольны. Меня здесь, в республике, очень хорошо знают. Мне не надо было никого искать, чтобы набрать группу. В основном меня сами находили. Все начиналось со знакомых. А у знакомых есть еще знакомые и так далее. Они сами просили меня, чтобы я съездил.
— Почему же тогда в последней поездке шум подняла именно родительница?
Напомню, что скандал с “похищением детей” разгорелся после того, как жительница Казани Марина Мрасова обратилась в милицию с заявлением, что у нее обманом похитили двух сыновей, 7 и 11 лет. Детей она якобы вручила некоему работнику турфирмы Юрию Беседину, который обещал за символическую плату свозить малышей в “Артек”.
— По Мрасовой разговор особенный. Я не хотел бы касаться этого вопроса. Эта женщина такая... Она прекрасно знала, кому она отдает своих детей — мы с ней знакомы 3 года. Она по моему “марийскому делу” 2000 года проходила свидетелем. Мы в агентстве “Ремарка”, где она работает менеджером, заказывали рекламу отдыха на теплоходе и не заплатили за нее. Агентство признали потерпевшим, и Мрасова выступала на суде в качестве свидетеля. Как она могла не знать, кому она отдает своих детей?
— И в санатории “Чувашия” вас тоже знали?
По официальной версии, Беседин, предварительно позвонив в санаторий “Чувашия”, представился ответственным работником Минздрава Татарстана и попросил директора приютить на время группу детей, следовавшую в “Артек”. Мол, сломался автобус, и им необходимо дождаться другого. Прожив в “Чувашии” 5 дней и не заплатив за приют, Беседин двинулся дальше, прихватив с собой... 12 детей сотрудников санатория.
— И в санатории меня знали. Ну скажите, как директор может меня не знать, если мы неоднократно к нему приезжали раньше. Вот эти все разговоры, что он меня увидел первый раз, что все так получилось, что приехал я случайно... Это все только для протокола он говорил, потому что из этого последнего дела такую шумиху раздула пресса. Да что для санатория “Чувашия” эти несчастные 12 тысяч рублей? Про эти деньги никто бы и не вспомнил, как уже и было сто раз. Директор же — не дурак. Он же не будет говорить, что я знал, что мне не заплатят, и все равно пустил. У него же акционеры — не частная лавочка. Конечно, он сказал, что не знает меня и не подозревал, что его обманут. А на суде он просил назначить мне наказание, не связанное с лишением свободы.
— Про судимость вашу родители, значит, тоже знали?
— Про судимость знали далеко не все. Я же этого не афишировал.
— А дети догадывались, что едут в никуда?
— Старшие точно знали. Там же по 17—18 лет были некоторые. Но им это все же лучше, чем дома сидеть. Ведь никто из родителей не предъявил мне ни одной претензии. Все только “спасибо” говорят. Им-то все равно, как я организовывал отдых — с поддельными платежками или нет. Они видели, что их детям хорошо, дети рады.
— Но они разве не понимали, что вы не несли никакой ответственности за детей? А если бы что-нибудь произошло?
— А почему что-то должно произойти? Я с 1986 года езжу с детьми, и никогда ничего не случалось. Всегда все было нормально. Один раз только была неприятность с одним мальчиком, Сашей Лебедевым. Он со мной раза четыре ездил. Вот его однажды ножом порезали в драке. Но он сейчас жив-здоров, и до сих пор мы с ним общаемся, и он только благодарит меня за поездки. Сейчас он работает в социальном приюте Йошкар-Олы заместителем директора.

Подозрительные уколы

Позже мне удалось разыскать Сашу Лебедева. Он действительно работает в социальном приюте для детей. Правда, не заместителем директора, а сторожем.
— Мне нравилось ездить с Юрием Витальевичем, потому что с ним нам никогда не было скучно, — рассказывает 28-летний Саша. — Он всегда что-то придумывал для нас, занимался с нами. У него прекрасный математический ум, он быстро просчитывает ситуации, в шахматы хорошо играет.
Последний раз Саша ездил с Бесединым в 1989 году, 15-летним. Группа детей тогда отдыхала в Иркутской области. Там и случилась эта неприятная история — драка с местными.
— Даже не драка, а так, потасовка, — вспоминает Саша. — Все закончилось тем, что мне в правое предплечье ударили ножом. Больно было, оказались задеты какие-то сухожилия. Но я сам виноват, большой уже был, мог постоять за себя...
После этого случая рука у Саши стала хуже развиваться. Правая кисть гораздо меньше левой. Но мама Саши Лебедева не предъявила никаких претензий недоглядевшему за ее сыном воспитателю. Наоборот, была благодарна за то, что Беседин на суд потом ездил, когда выносили приговор тем самым драчунам.
Напоследок интересуюсь у Саши, не делал ли Юрий Витальевич им уколов.
— Нет, такого я не помню.
Когда Беседина задержали прошлым летом в Киеве, у него изъяли шприцы и ампулы с лекарствами. Дети же в телекамеры демонстрировали следы от инъекций, которые им время от времени делал “дядя Юра”.
— Юрий, у вас какое образование?
— Я медицинское училище заканчивал. По специальности — фельдшер.
— А в трудовой книжке написано, что вы тренер по футболу...
— Это потому, что я тренером по футболу работал долго. А по специальности я не работал.
— Что за уколы вы делали детям?
— Я никаких уколов детям не делал. А то, что по телевизору показали, так это они все придумали — просто прессе нужен был ажиотаж. Я на них собираюсь в суд подавать.
— А как же изъятые ампулы и шприцы?
— Из ампул там был изъят только хлорэтил. Это замораживающее средство при травмах. И никаких шприцев не было.
— У него были изъяты несколько шприцев, в том числе многоразовые, которые надо кипятить, — рассказывает сотрудник МВД Чувашии Владимир Назаров (именно он ездил за Бесединым в Киев). — Изъяли также скальпели и лекарства в ампулах и таблетках — всего 7 наименований. Кстати, все это хранилось в антисанитарных условиях. Когда мы опрашивали детей, они говорили, что Беседин делал им уколы в живот. Причем сначала надрезал кожу скальпелем, а потом делал сразу по 2—3 укола. В основном мальчикам. У некоторых даже сыпь пошла. Но когда их обследовали врачи, они сказали, что вроде все нормально. Сам Беседин утверждал, что колол им витамины. Все эти показания есть в протоколах.
Почему же тогда никто из родителей не обратил внимания на подозрительные уколы? Дети живы — и ладно?
— Он и в прошлые поездки делал детям уколы, — вторит своему коллеге Виталий Шишкин. — И никакого медицинского образования у него нет. 10 классов — и все. Сам Беседин говорил, что уколы — это своего рода наказание за всякие нарушения дисциплины. Например, если кто закурит или еще что-нибудь. Мы-то пытались это как-то объяснить, с врачами советовались. Но они обследовали ребятишек и сказали: с ними все в порядке. Беседина тоже обследовали психиатры. Говорят, вменяем. А если врачи дают такое заключение, что следователь еще может предпринять?
Выписка из заключения стационарной комплексной судебной сексолого-психолого-психиатрической экспертизы от 27 декабря 2001 г.: “Каких-либо индивидуально-психологических особенностей, а также расстройств сексуальной сферы, повлиявших на совершение преступления, у Беседина не обнаружено”.
Но ведь почему-то он скрывает, что делал уколы детям. Почему? Наверное, этот вопрос следует задать более опытным специалистам, чем те, что обследовали Беседина.

Бедный Юрик

— Когда вы вышли на свободу и вновь занялись “туризмом”, вы понимали, что вас снова посадят?
— Я не собирался снова садиться в тюрьму. Прошлый раз я пострадал за подделку документов, поэтому больше я таких промахов не допускал. На бумаге ничего не оформлял. Все вопросы решал только по телефону. Поэтому думал, что уйду от уголовной ответственности.
— Сейчас снова возьметесь за старое?
— А что еще делать? Если бы я в 1991 году работал руководителем какой-нибудь организации, я тоже все приватизировал бы, как они, и не занимался бы этим. Тоже жил бы на государственные деньги. Но я тогда молодой был очень, к сожалению. Работал всего лишь рядовым тренером. А директора гостиниц, санаториев успели ухватить от того времени. Так что от них не убудет, если лишних 50 человек примут.
— Так можно загреметь за решетку очень надолго...
— За то же самое я уже не сяду. Это точно! Сейчас уже такой способ не пройдет, потому что деньги теперь перечисляют по электронной почте день в день. Раньше можно было по 2—3 месяца кормить всех обещаниями, а сейчас — нет. К тому же мне здоровье на Украине подорвали. 22 дня голодного продержали, я зрение потерял — в 7 раз оно у меня ухудшилось. Я же ничего не вижу. Даже вас не вижу. Вижу, передо мной кто-то сидит, но лица разглядеть не могу. Очки у меня сейчас минус 16. А были минус 3,75. С таким здоровьем и с таким зрением чем я могу еще заниматься?..
Я почти расчувствовалась. Но строчки из личного дела, спасительно всплывшие в памяти — “умело использует человеческие слабости и входит в доверие к людям, не знающим его”, — вмиг отрезвили убаюканный мозг. Отчасти Беседин и сам помог мне прийти в себя. Он вдруг спросил, не собираюсь ли я писать что-нибудь про здешнюю колонию. И если надумаю, то надо бы непременно отметить, какие здесь прекрасные условия содержания и хороший персонал.
Эта грубая лесть была адресована замначальника колонии, который присутствовал при нашем разговоре.
Юрий Беседин отнюдь не Юрий Деточкин, как его уже успели окрестить газеты. Ему, думается, больше подходит определение, данное начальником уголовного розыска МВД Чувашии Александром Николаевым: “Во-первых, он мошенник, во-вторых, больной”.
Безусловно, у “дяди Юры” есть педагогический дар, и когда-то он, быть может, действительно искренне любил детей. Но это “когда-то” давно в прошлом.
Беседин сам признался в разговоре, что жалеет об упущенных возможностях жить за государственный счет. Стать влиятельным человеком на законных основаниях у бывшего футбольного тренера не получилось, но он все же добился известности другим путем. Ведь дети есть у всех — своих сынулек и дочурок к нему охотно вели даже сотрудники милиции и судьи. А потом благодарили за отдых “на халяву” — и родителям выгодно, и дети пищат от восторга.
Есть такое мудрое выражение: “Самое главное — это иметь не золото, а власть над теми, у кого оно есть”.
Нет никаких сомнений, что, освободившись, Беседин вновь примется за организацию своих “турпоездок”. На этот счет следователь Шишкин даже пошутил: “28 лет работаю в милиции — и на море ни разу не был. Может, махнуть с Бесединым, когда он выйдет?”
Шутки шутками, но родителям все же следует помнить, что маленькая “халява” иногда оборачивается большими неприятностями. Ведь никто так и не ответил на вопрос: что и зачем вкалывал Беседин детям? И как это впоследствии отразится на их здоровье? А с психикой у них все в порядке?
Но я точно знаю: найдутся родители, которые опять легко поведутся на бесединскую халяву. Стало быть, жди новых слез и новых уголовных дел.
В пригороде Йошкар-Олы, в квартирке, пахнущей ветхой мебелью, в полном одиночестве живет старенькая мама Юрия Беседина. Она жалуется на плохое здоровье, на высокую квартплату, на мизерную пенсию, на сырую погоду... И только о сыне говорит в превосходной степени. О сыне, который фактически бросил ее.
Я задала этой женщине всего один вопрос:
— Людмила Александровна, скажите, Юра — хороший сын?
— Конечно. Он на каждый день рождения мне открытки присылает...

P.S.
Редакция благодарит УИН Минюста РФ по Республике Марий Эл за помощь в подготовке материала.



Партнеры