"Единый" замедленного действия

Госэкзамен грозит стать катастрофой

5 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 217
  С уходом из школы нынешних московских одиннадцатиклассников уйдут в историю и выпускные экзамены. Ученики десятых классов, похоже, попали (в новейшую историю российского образования): в июне 2004 года их ожидает Единый государственный экзамен.
     В режиме эксперимента в 2001 году ЕГЭ уже сдавали 40 тысяч школьников в 5 российских регионах; через год, в 2002-м, регионов стало уже 16, а учеников — 400 тысяч; в 2003 году число экспериментальных субъектов РФ возрастет до 42, а количество ребят — до 600 тысяч человек. Министерство образования активно проталкивает свою любимую идею. Однако большинство ректоров ведущих отечественных вузов и директора школ до сих пор относятся к ЕГЭ весьма скептически.
     Столичные власти тоже отнюдь не спешат вводить у себя Единый госэкзамен. На прошедшем 30 августа городском педагогическом совете мэр Лужков и руководство Комитета образования весьма сдержанно говорили о перспективах ЕГЭ в столице. В городе успешно действует программа “Столичное образование-3”. Что даст единый госэкзамен школьникам Первопрестольной? Не станет ли он лишней головной болью для учеников, их родителей и учителей? Эти вопросы звучали и с трибуны августовского педсовета: их задавали известные московские педагоги и заслуженные директора школ. А в кулуарах заседания эту тему активно обсуждали рядовые учителя Москвы. Приводились аргументы как за, так и против введения ЕГЭ в столице.
     Первый, главный аргумент “за”. Единый госэкзамен призван заменить выпускные испытания в школе и вступительные — в вуз. Он существенно снизит нагрузки на выпускников, поможет сохранить их здоровье и избавит от лишних переживаний и стресса.
     Сегодня любой одиннадцатиклассник должен как минимум дважды подтверждать свои знания: 5—6 выпускных экзаменов в школе, а буквально через пару недель — еще 3—4 в вузе. Получается двойная нагрузка на не самое богатырское здоровье подростка. В большинстве развитых стран мира (в Англии, Франции, Бельгии, Греции), а также в некоторых государствах СНГ (Армения, Казахстан) подобной практики уже давно не существует. Вместо отдельных выпускных и вступительных испытаний ребята там сдают письменные тесты и по их результатам попадают в то или иное высшее учебное заведение.
     Но в Москве похожая практика итогово-вступительного испытания давно уже действует! Это так называемые “совмещенные” экзамены. Они проходят в большинстве (в 800 из 1500) столичных учебных заведений. Школы заключают договоры с вузами, и старшеклассники занимаются два последних года (10—11-й классы) на дополнительных уроках с преподавателями. В июне они сдают выпускные экзамены, которые одновременно засчитываются как вступительные. Практически каждый российский университет или академия имеет в Москве свои “прикрепленные” школы. Это выгодно и самим вузам (преподаватели получают дополнительные деньги за занятия), и школьникам (они становятся студентами уже в июне).
     Однако этой весной министр образования своим приказом запретил проводить совмещенный экзамен (правда, с 2003 года). Это сделано по требованию Генеральной прокуратуры, которая усмотрела в “совмещенке” нарушение прав граждан на равный доступ к образованию. Многие учителя и преподаватели теперь спрашивают: зачем было отменять прекрасно зарекомендовавшую себя практику, если через год ее собираются заменить подобной, но только еще не опробованной? К тому же новинка потребует значительных денежных вливаний: по оценке специалистов, проведение ЕГЭ обойдется Москве как минимум в 5 миллионов рублей.
     Второй аргумент “за” важен для иногородних абитуриентов. Выпускники смогут поступать сразу в несколько вузов, и не только в местные, но и вообще в любые. Причем не понадобится никуда ехать: достаточно будет разослать сертификаты с баллами в приемные комиссии, а уж вузы сами отберут тех, кто достоин в них учиться. Это позволит ребятам из провинции, особенно из небогатых семей, поступить в престижные столичные университеты и академии: отпадет необходимость тратить огромные деньги на дорогу и проживание в одном из самых дорогих городов мира.
     ЕГЭ, таким образом, выгоден всем, кроме москвичей. Столичные ребята от него ничего не выиграют. Да, теоретически любой московский абитуриент сможет послать свой сертификат в какой-нибудь Колымский пединститут, но многие ли захотят это сделать? Даже в ближайших — подмосковных — вузах сейчас учатся буквально единицы жителей Первопрестольной. В Москве же мечтают учиться все. Приемные комиссии столичных вузов, особенно таких, как МГУ, МГИМО, “Бауманка”, РГГУ, окажутся завалены сотнями тысяч сертификатов со всех концов России. Безусловно, университеты и академии столицы предназначены не только для жителей города, а для всех граждан России. В московских вузах всегда училось много иногородних студентов. Но что толку, если мальчик из Улан-Удэ поступит по своему отличному сертификату в московский вуз, а денег на проживание в дорогом мегаполисе у него не будет, как не будет и крыши над головой?.. В целом ряде московских институтов при приеме документов абитуриентов честно предупреждают: мест в общагах нет и не предвидится. Не логичнее было бы направлять государственные деньги на строительство филиалов столичных университетов и академий в регионах? Тогда ребята из маленьких городков и поселков смогут получить качественное образование, не покидая родных мест.
     Кроме того, где гарантия, что сертификаты с высокими баллами, присланные, скажем, из Калмыкии или Якутии, действительно будут отражать отличные знания их владельцев? Ведь известно, какая ситуация сейчас сложилась со школьными медалями. Ежегодно тысячи “золотых” и “серебряных” медалистов из регионов штурмуют московские вузы — и абсолютное большинство из них отсеивается после первого же экзамена. На поверку местное “золото” и “серебро” оказывается весьма низкого качества... Именно по этой причине ректоры большинства престижных столичных университетов и академий настаивают на том, чтобы за вузами сохранилось право проводить у себя хотя бы один, профильный экзамен. Тогда они смогут набирать будущих студентов не вслепую — только на основе сертификатов, — но и по результатам очных испытаний. В самом деле: школьный экзамен по математике в каком-нибудь Заозерске — отнюдь не то же самое, что аналогичное испытание на мехмате МГУ.
     Вызывает много вопросов и сама процедура проведения Единого госэкзамена. Нынешним летом вместо положенных трех дней проверка ученических тестов заняла целую неделю. А сдавали ЕГЭ всего 400 тысяч человек, и не по всем школьным предметам, а только по некоторым. Что же тогда будет, когда проверять придется тесты всех российских выпускников — а это более 1320 тысяч человек, да еще по 5—6 дисциплинам! Простая арифметика показывает, что вся эта процедура займет более двух месяцев! Какое уж тут качество оценки знаний — справиться бы с количеством...
     Есть еще одно “но”. В Москве ежегодно заканчивают школу примерно 76 тысяч одиннадцатиклассников. Школьные классы для проведения ЕГЭ использовать нельзя — госэкзамен должен проходить за пределами средних учебных заведений. Можно, конечно, задействовать аудитории колледжей, техникумов и вузов, но как раз в это время у студентов начинается летняя сессия. Представьте, как в какой-нибудь вуз на Единый госэкзамен явится одновременно несколько тысяч школьников, плюс еще столько же собственных студентов придет сдавать собственные зачеты и экзамены? Бардак в лучших российских традициях.
     В общем, вопросов по ЕГЭ пока больше, чем вразумительных ответов на них.
    


Партнеры