Сезон озверевших “жучков”

Политики изобретают секретные коды, чтобы поговорить по телефону

5 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 581
  Вчера в Госдуме разгорелся скандал: лидер СПС Борис Немцов вознамерился обратиться к генпрокурору Устинову в связи с прослушкой своих телефонных разговоров.
     Вторничное утро ознаменовалось для Немцова неприятным сюрпризом: в одной из “левых” газет он обнаружил распечатку своей беседы с лидером белорусской оппозиционной партии. Речь шла о судьбе Союза. Немцов объяснял собеседнику, что у минской оппозиции есть возможность пообщаться напрямую с Кремлем, который зациклился на Лукашенко и не понимает, что в Белоруссии есть и другие люди, согласные на объединение по “европейскому” типу. Ничего особо крамольного Борис Ефимович не сказал — в публичных интервью в принципе повторял то же самое. Если не считать нескольких крепких слов в адрес кремлевской администрации, типа: “Я им долго объяснял, что из-за отсутствия вообще каких-то альтернатив у вас, му...ков, вот это все и происходит”.
     Лидер СПС признался, что действительно была такая беседа. И вел он ее из своего кабинета в Госдуме. Корреспондент “МК” застал Немцова разъяренным: “Меня постоянно прослушивают и публикуют тексты разговоров. Уже в третий раз! Если честно, надежды на то, что найдут виновных, у меня нет. Потому что в предыдущих случаях я обращался в Генпрокуратуру, но никого так и не нашли”. По словам Немцова, прослушиваются не только обычные думские телефоны, но и его мобильник. Однажды некие люди даже предложили Борису Ефимовичу приобрести за энную сумму запись его же “мобильных” разговоров. “Я отказался. Сказал, что и без того прекрасно помню, что говорю. Можно было бы, конечно, приобрести телефон, который создает шумовые помехи, но в его эффективность я не верю, потому что на каждый аппарат найдется другой аппарат... Что касается заказчиков прослушки, то, я думаю, она была выгодна в первую очередь Лукашенко”.
     Коллега Немцова Сергей Юшенков признался, что у него свои меры безопасности: “Мы несколько раз проверяли, прослушиваются ли наши телефоны — как обычные, так и мобильные. И получили положительный ответ. Поэтому мы с коллегами создали свою кодировку, которая не позволяет посторонним людям понять смысл нашей беседы. А когда мы сами заинтересованы в утечке информации, то говорим без всяких кодов...”
     Можно предполагать, чем закончится расследование по “немцовскому вопросу”, — если оно вообще начнется. Ну, придут люди из Генпрокуратуры в редакцию “левой” газеты. А там им расскажут то же самое, что и написали, — появился, дескать, какой-то мужчина с чемоданчиком, в чемоданчике лежали кассеты с надписями “Немцов”, “Хакамада”, “Жириновский”, “Зюганов”, “Юшенков” и прочие. Денег хватило только на “Немцова” — вот эту кассету и купили. Журналистов-то что ловить — понятно, что не они сами устроили прослушку. А абстрактного “мужика с чемоданчиком” как поймаешь?
     Одним из самых громких скандалов с прослушкой последних лет была публикация переговоров из приемной Александра Волошина. И чем дело кончилось? Да ничем. За исключением того, что городскую АТС, которой вместе со спецсвязью пользовались на Старой площади, перевели в одно из зданий Администрации Президента. Считается, что так она защищена лучше. Впрочем, как говорят высокопоставленные чиновники, прослушивать мог только кто-то из “своих тяжеловесов”, а вступать в открытый конфликт с коллегами, тем более инициировать их уголовное преследование — себе дороже...
     Сотрудники Белого дома, например, уверены, что их прослушивают, но с этим смиряются. И предпочитают вести все щекотливые разговоры, не только выключая мобильники, но и вынимая из них батарейки. А еще лучше — оставляя “трубки” в кабинете и прогуливаясь по коридорам.
     (Окончание. Начало на 1-й стр.)
     Что касается самих журналистов, то тут ситуации встречаются просто анекдотические. Так, на днях у одного из корреспондентов “МК” дома сработала сигнализация — разомкнулся телефонный провод. Приехавшие милиционеры рассказали, что застали в подъезде, у телефонной “коробки”, мастера, представившегося сотрудником АТС, который копался в проводочках, а потом быстренько ушел. Корреспондент стал звонить на телефонный узел — выяснить, кто такого интересного мастера вызывал. Ответ: “Не знаем, установить не можем, мастеров у нас много”. Вот и гадай теперь, что делать: то ли самому “жучка” искать (чаще всего их устанавливают именно на “коробки” в подъезде), то ли “глушилку” к аппарату подключить (а стоит она как минимум триста баксов). То ли вообще перестать говорить по телефону и успокоиться.
    
     Из досье "МК". Уголовный кодекс РФ предусматривает преступление, которое заключается в прослушивании телефонных переговоров. Размер наказания зависит от решения суда — это либо штраф от 50 до 100 минимальных окладов, либо обязательные работы в срок от 120 до 180 часов, либо исправительные работы до одного года. Если же речь идет о “прослушке” с помощью специальных технических средств, то санкции намного серьезнее: запрет на право занимать определенную должность и заниматься определенной профессиональной деятельностью либо арест на срок от 2 до 4 месяцев.
    


Партнеры