Урны пошли прахом

Мэрия никак не научит москвичей собирать мусор

6 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 472
  Не для нас это все. Вот если бы возле каждого бачка стоял милиционер и штрафовал нещадно, то бросали бы мусор куда надо. А так — народ где жрет, там, прошу прощения, и гадит.
     Так отзывались московские дворники на новые заявления мэрии по поводу раздельного сбора мусора в столице. К очередному шагу по окультуриванию Москвы работники метлы относятся примерно так же, как крестьяне XVIII века реагировали на принудительную посадку картошки: они нам нужны, чужеземные штучки?
    

     При всем при том раздельный сбор мусора — дело выгодное. В правительстве Москвы любят приводить такие цифры: на свалках города ежегодно бесследно пропадает один миллиард двести миллионов тонн пластиковых бутылок. Та же участь постигает шестьдесят тысяч тонн пластмассы. А все это могло бы перерабатываться и приносить доход. Кроме того, в ближайшие годы власти планируют увеличить количество сжигаемого мусора с нынешних 13 процентов до 50. А для этого отходы тоже сортировать придется. “Отдельно” уже стоят в Гагаринском районе Москвы. По словам начальника отдела ГУП “Промотходы” Игоря Гурбанова, их там 200 штук, и вывозят их ежедневно. И вот теперь четыре зарубежных контейнера водрузили в самом центре столицы — на Манежной площади. Больших, сверкающих, с тяжелыми крышками. В одном из них — два отверстия (туда надлежит кидать бутылки). В другом — огромная щель. Этот контейнер предназначен для бумаги. Два других, судя по надписям на боках, просто используют для бытовых отходов.
     Не без труда приподняв крышки, мы заглянули внутрь. Сразу было видно, что новинка особой популярностью не пользуется. Везде мусор лежал однородной массой, разве что в “бутылочном” ящике преобладало стекло. Вскоре выяснилось, правда, что ящики заполняют отнюдь не простые москвичи, а сами дворники.
     — Народ даже не знает, как их открывать, — сказала нам Роза, подметающая дорожки Александровского сада, — а мы туда швыряем полиэтиленовые мешки, которые набиваем из урн. Урны приходится очищать где-то раз в два часа. Когда нам их сортировать?
     Заверения Юрия Лужкова о том, что уличным рабочим будут приплачивать за сортировку мусора, пролетариат воспринял скептически.
     — Нашим платят в среднем около 5 тысяч рублей, — говорит мастер участка ДЭУ “Центр” Евгения Петровна, — за эти деньги уборщик должен залезть рукой в урну (а горловины сейчас сделаны узкими, все бомб боятся) и опустошить ее. Дело малоприятное. Нам вот сейчас много техники новой дали, чтобы, значит, труд облегчить. Вот, скажем, уличный пылесос, который мусор втягивает. Едет он по Тверской, а там огромное количество машин припарковано, под ними и около них пылесос убрать не может. И рядом с дорогой идет женщина и остатки мусора подбирает. Ни людей не хватает, ни денег. За два дня набираем мы с участка десять тонн мусора. Вывозим его на Саларьевский полигон. Чтобы выкинуть десятитонный контейнер, надо заплатить 1200 рублей, где уж тут средства взять на сортировку.
     Впрочем, к благому делу готовы подключиться бомжи. Но контейнеры не одобряют и они. Промышляющая на Манежке Анна Михайловна заявила нам так.
     — Милай! Да я туда не долезу! Ты посмотри, контейнер-то высокий, а бутылки на дне. Как доставать? Пусть уж отвезут на свалку, там такие же, как я, бедолаги соберут его, и кто картон в макулатуру сдаст, кто бутылки в приемный пункт...
     И стоят себе четыре ящика близ стен древнего Кремля, дорогие, мало кому нужные, не гармонируя даже с пыльной стройкой на Манежной площади. Так что мэрии с ее благими намерениями придется запастись терпением. Ведь даже в чистой Германии к раздельному сбору мусора привыкали 11 лет...
    


Партнеры