Четыре месяца вне футбола

Нокдаун контрактной системе

6 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 249
  Настенные часы-табло в зале заседаний ПФЛ отбили 18 часов 12 минут, когда перед журналистами с кипой листов появились Виктор Марущак, Сергей Куликов и Дмитрий Иванов. Стало ясно, что первый вопрос повестки — дело Сычева — закрыт.
    
     Сначала Марущак зачитал в сопровождении разъяснений юриста Иванова решение КДК. Звучали они примерно так:
     1. Заявление Сычева о досрочном расторжении трудового договора с клубом “Спартак” по собственному желанию на основании Трудового кодекса РФ признано соответствующим трудовому законодательству.
     2. В связи с отсутствием у Сычева достаточных со спортивной точки зрения оснований для досрочного расторжения трудового договора с клубом дисквалифицировать его на четыре месяца.
     3. Удовлетворить просьбу “Спартака” об информировании любого заинтересованного клуба о том, что прием Сычева на работу повлечет за собой необходимость уплаты компенсации. Два вида компенсации — по регламенту ФИФА (если это иностранный клуб) или регламенту РФС (российский клуб).
     4. Решение вступает в силу 4 сентября.
     Попробуем перевести параграфы постановления на простой человеческий язык ответами членов КДК.
     — Будет ли Сычев свободным агентом?
     — Нет, его будущим работодателям придется выплатить “Спартаку” компенсацию. — И дальше Иванов пояснил: — Поскольку Сычеву нет еще 23 лет, “Спартак” имеет право на получение компенсации. А суммы компенсации могут оговариваться сторонами без вмешательства ФИФА И РФС.
     — Можно ли считать, что “Спартак” потерял большие деньги?
     — Да, несколько миллионов евро.
     — Основные претензии Сычева?
     — Невыплата подъемных.
     — Зарплата Сычева в “Спартаке”?
     — 4 тыс. рублей, но в марте ее увеличили до 5 тыс. долларов.
     — Может ли Сычев тренироваться с другой командой?
     — Может. И даже участвовать в товарищеских матчах.
     — Может ли теперь любой футболист подать заявление об уходе и через 4 месяца покинуть клуб?
     — К сожалению, это стало возможным после вступления в силу нового Трудового кодекса.
     — Много говорилось о вмешательстве в дело Сычева криминала...
     — Мы КДК, а не МВД.
     Вопрос Евгению Сычеву:
     — “Спартак” предлагал закончить тяжбу миром?
     — Предлагал, и неоднократно. Но предыдущие действия руководства клуба в отношении Димы я расцениваю как травлю. Он им не верит. Теперь будет тренироваться и без футбола не останется.
     Поздно вечером мы беседовали на эту тему с Симоняном.
     — За более чем половину века пребывания в “Спартаке” ничего подобного не помню, — говорит Никита Павлович, — да и быть такого не могло. Это не громкие слова. Законом жизни “Спартака” были высокие моральные ценности, честь команды, гордость от того, что ты спартаковец. Это было превыше всего. Помню, как такие футболисты, как Ремин, Погальников, Малофеев, группой ушли в “Динамо” (Минск), и только потому, что им не было места в основном составе. Их достойно, по-товарищески проводили, и они отменно заиграли за минскую команду. Получили возможность роста в сильном клубе.
     А я думаю, будь жив Николай Петрович Старостин, дело Сычева умерло бы не родившись. Выходит, незаменимые все-таки есть...
     Дело Сычева закрыто. Так ли это? Контрактной системе нанесен пусть не нокаут, но нокдаун — это точно. Создан прецедент для ухода футболиста из команды в любое время. Есть над чем задуматься.
  Но жизнь идет. 7 сентября в 10.00 все желающие могут попробовать пристроить своего мальчишку, 92—96-го года рождения, в спартаковский ДЮСШ. Просмотр потенциальных Карпиных, Титовых и Черчесовых в спартаковском манеже состоится в Сокольниках. Адрес: Олений Вал, 4.
  


Партнеры