Налеты во сне и наяву

За пойманных бандитов РУБОПовцев строго наказали

6 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 1064
  Один умный человек заметил: правда настолько горька, что обычно служит только приправой.
     А блюда между тем все равно остаются несъедобными.
     Мы продолжаем их есть.
     Нам плохо.
     Мы не знаем, почему.
     А оказывается, все просто: правда настолько горька...

     В один прекрасный день, а именно 12 февраля 2001 года, в Центральное региональное управление по борьбе с организованной преступностью поступила оперативная информация о том, что 13 февраля готовится нападение на офис фирмы “Эксперт ноутбук систем”.
     Старший лейтенант Иван Журавлев написал рапорт о готовящемся нападении. Разработали операцию с участием пяти сотрудников СОБРа и специалиста по видеозаписи. По сведениям, полученным от источника, нападение должно было состояться после обеда. И техник только успел разместить три видеокамеры, как неподалеку от офиса остановилась машина.
     Руководитель операции подполковник Владимир Махнюк в это время находился в помещении фирмы.
     Чтобы попасть в торговый зал, посетителям нужно было открыть входную дверь и подняться по лестнице до первой лестничной площадки.
     Входная дверь отворилась, и на мониторах следящих систем появились два здоровенных дядьки цветущего возраста.
     На лестнице посетителей встречал менеджер фирмы А.В.Баринов.
     Гости молча вошли, как к себе домой, и молча стали подниматься по лестнице.
     — Вы куда? — спросил Баринов.
     В ответ один из гостей ударил его кулаком в грудь.
     Баринов отлетел к стене у входной двери и упал. Джентльмены между тем вошли в офис.
     Впоследствии возникнет каверзный вопрос: а почему Баринов не закричал, получив удар в грудь?
     А чего было кричать? Баринов-то знал, что через несколько мгновений гости попадут в стальные объятия собровцев.
     Так и вышло.
     Посетителей положили на пол, заковали в наручники и развели по разным комнатам.
     Забыла сказать: Махнюк и Журавлев пригласили на “представление” оператора программы “Телеспецназ”. И вот когда невежливых джентльменов разводили по комнатам, журналист подошел к одному из них, включил камеру и спрашивает:
     — Зачем вы пришли сюда?
     — Забрать деньги.
     — Чьи деньги?
     — Чужие.
     — Как ваши действия называются?
     — Разбой...
     Очень грамотный ответ, доложу я вам.
     Простой смертный понятия не имеет, какая разница между кражей, грабежом и разбоем. А непростой — он знает, сколько в суде можно “заработать” за кражу и сколько — за разбой и грабеж. Выходит, в офис фирмы “Эксперт ноутбук систем” пришли непростые смертные?
     Выходит.
     Гражданин Г.Г.Кузнецов свою первую судимость заработал за кражу, а вторую — за пять грабежей, поэтому он дал такое содержательное интервью. Но мы забежали вперед. И прежде чем опера узнали, что фамилия второго посетителя Быков, “гостей” обыскали.
     У Быкова изъяли заточку длиной 51 сантиметр, с приваренным на конце куском подшипника. Такие игрушки в магазине не продаются, и делают их, как я слышала, на заказ. А у Кузнецова был складной нож. Длина клинка 9 сантиметров. И почему-то Быков зашел в офис, держа этот нож раскрытым.
     Тут же на месте у Кузнецова и Быкова берут объяснения.
     Кузнецов сказал, что у них были сведения, будто у одного из сотрудников по имени Александр в этот день будет при себе огромная сумма — 60 тысяч долларов. Они пришли, чтобы отнять эти деньги.
     А Быков, оказывается, явился с намерением купить автомобиль “Мерседес”. О том, что фирма торгует иномарками, узнал из газетной рекламы.
     Бывает, врут складней. Фирма, которую почтили своим вниманием Кузнецов и Быков, известна лишь узкому кругу специалистов по компьютерным программам и даже не имеет вывески, так что сюда можно было приходить с намерением купить не только “Мерседес”, но и волшебную палочку последней модели.
     Баринов написал заявление в милицию.
     Кузнецова и Быкова привозят в ЦРУБОП, где их допрашивают два разных следователя.
     Кузнецов повторяет то, что сказал в момент задержания. Через три дня у него будет очная ставка с Бариновым, и он подтвердит показания Баринова о нападении на него. Причем Кузнецов после окончания допроса 16 февраля прочитал то, что записал с его слов следователь, и попросил уточнить его показания в той части, что информацию о 60 тысячах долларов он получил от неизвестного лица. Это я к тому, что во время допроса Кузнецов был в сознании и следил за развитием событий.
     Быков же дал новые показания: оказывается, он пришел в офис, чтобы устроиться на работу. И разумеется, он никого и пальцем не тронул. Здесь самое время упомянуть о том, что джентльмены удачи были задержаны без паспортов, без трудовой книжки, которая очень нужна при устройстве на работу, и без копейки денег. Последнее особенно плохо могло отразиться на покупке “Мерседеса”. Кстати, на улице налетчиков ждал автомобиль. Его водитель сообщил на допросе: пассажиры сказали, что расплатятся с ним на обратном пути.
     Три дня спустя прокурор Юго-Западного округа В.П.Юдин дал санкцию на арест налетчиков.
     При предъявлении обвинения Кузнецов от своих прежних показаний отказался. Его спросили, зачем он давал признательные показания. Он ответил: нас схватили и били до тех пор, пока я не сказал, что мы пришли грабить.
     Тогда прокурор вызвал к себе оперуполномоченного ЦРУБОПа О.Е.Шкарупия, чтобы получить дополнительные показания по делу. Беседа не задалась. Нас с вами в кабинете не было, и что там произошло, известно со слов одного из участников. Якобы прокурор Юдин высказал сомнения насчет порядочности оперативных работников, а Шкарупий ответил, что у Юдина на голове меньше волос, чем он освободил заложников (операцию по задержанию Кузнецова и Быкова осуществляли сотрудники отдела по освобождению заложников).
     Все ли в порядке с прической у Юдина, мне до сих пор неизвестно, но факт тот, что дело о налете на офис по указанию прокурора из милиции забрали в прокуратуру округа, хотя по подследственности оно — исключительно милицейское.
     Во время следствия следователь Курицын узнал о своих фигурантах много интересного. Во-первых, во время обыска дома у Кузнецова нашли патрон. Нередко патроны в нужное время в нужном месте выпадают из рук милиционеров. Подследственные жалуются во все инстанции, начинается темпераментная дискуссия. А тут — ни сном, ни духом, никаких жалоб. Напротив, Кузнецов признался, что патрон действительно принадлежит ему и никто его в квартиру не подбрасывал.
     Во-вторых, выяснилось, что за полтора месяца до нападения в отношении Быкова было возбуждено дело по статье 228 ч. 1 (наркотики). Более того — уже было предъявлено обвинение. И несмотря на то что Быков был признан наркоманом, он находился под подпиской о невыезде, хотя незадолго до этого отбыл год по такому же делу. Стало быть, Быков совершил налет на офис, находясь на подписке о невыезде и еще не успев остыть от первого срока.
     И что же?
     11 мая 2001 года Быкова и Кузнецова освободили из-под стражи, а в июне прекратили дело не только по разбойному нападению, но и по патрону, а заодно и по наркотикам Быкова. За отсутствием состава преступления. При этом в картотеке информационного центра УВД Юго-Западного округа имеется бумага о том, что дело прекращено за недоказанностью, и бумага эта подписана следователем Курицыным.
     На мой, возможно, извращенный уважением к правосудию взгляд, этот сюжет сам по себе заслуживает внимания хотя бы потому, что в нем все настолько неправдоподобно, что это трудно прокомментировать. Ну, положим, патрон признали сувениром. Здесь все зависит от фантазии. Но как же могло случиться, что в приступе внезапно нахлынувшего гуманизма следователь, прекращая дело о разбое, заодно простил Быкову незаконное приобретение и хранение наркотиков? Ведь обвинение по наркотикам было уже предъявлено. Но дело в том, что это всего лишь половина сюжета.
     И не самая занимательная.
     16 июня 2001 года прекратили дело в отношении Кузнецова и Быкова, а 18 июня прокуратура ЮЗАО возбудила новое дело: в отношении сотрудников ЦРУБОПа. Пока лишь по факту, без фамилий конкретных злодеев. А через полгода было предъявлено обвинение по статьям 301 ч. 3 (незаконное задержание), 303 ч. 3 (фальсификация доказательств) и 285 ч. 3 (злоупотребление должностными полномочиями).
     Кому предъявили обвинение?
     Подполковнику милиции В.А.Махнюку и старшему лейтенанту милиции И.А.Журавлеву.
     В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, предъявленном Владимиру Александровичу Махнюку, черным по белому выведено: Махнюк, “являясь непосредственным руководителем, не убедился в том, что Журавлевым И.А. предприняты все необходимые меры к надлежащей проверке информации о готовящемся разбойном нападении... не пресек противоправной деятельности подчиненного и не препятствовал указанию Журавлева И.А. на задержание Кузнецова Г.Г. и Быкова А.Н... Затем, имея умысел скрыть отрицательный результат проведенного оперативного материала, создав тем самым ложное представление об эффективности своей деятельности, направленной на раскрытие особо тяжкого преступления, а также желая улучшить статистические показатели работы своего подразделения, вступил в преступный сговор с оперуполномоченным 1 отдела 5 ОРБ ЦРУБОП МВД РФ Журавлевым И.А. и Бариновым А.В. После того как Баринов во исполнение преступного умысла написал заведомо ложное заявление о привлечении двух неизвестных ему лиц, совершивших на него нападение, к ответственности, он (Махнюк) не препятствовал составлению Журавлевым рапорта, содержащего ложные сведения о задержании Кузнецова и Быкова... что послужило основанием вынесения постановления о возбуждении уголовного дела в отношении Кузнецова и Быкова”.
     В переводе на обыкновенный язык это означает, что Махнюк и Журавлев просто сочинили историю про налет на офис, а на самом деле никакого налета не было, а два симпатичных молодых человека зашли туда по делу. То, что при этом у них с собой были нож и заточка, — это их личное дело. Баринова они с ног не сбивали — ничего не было. Вообще ничего.
     А вся эта разбойничья сага придумана Махнюком и Журавлевым для того, чтобы улучшить статистические показатели работы ЦРУБОПа.
     Однако...
     Однако есть видеозапись, сделанная журналистом, из нее все ясно. Так?
     Видеозапись есть, но следователь не приобщил ее к материалам дела. Внутренний голос подсказал ему, что журналист был подкуплен Махнюком и Журавлевым. Что же касается записи, которую вел технический сотрудник ЦРУБОПа, момент нападения на Баринова не зафиксирован, поскольку техник не успел проверить работу одной из видеокамер — налетчики, как мы помним, появились раньше времени. Небось это все Махнюк подстроил. Небось он и заточку Быкову подарил, а Журавлев раскошелился на нож для Кузнецова. И подарочки-то плохонькие. По ГОСТам ни заточка, ни нож не признаны холодным оружием. Эксперты сказали, что убить-то ими очень даже можно, но у заточки не хватает упругости, а нож на сантиметр короче официально пригодного для убийства клинка. Пока пересмотрят методические указания, которыми вынуждены руководствоваться наши эксперты-трасологи, убьют еще много народу. Об этом и газеты писали, и большую передачу по телевидению показывали. Их, наверное, тоже Махнюк с Журавлевым подкупили.
     Я не буду распространяться о том, что с юридической точки зрения обвинение, предъявленное Махнюку и Журавлеву, не выдерживает критики. Я не говорю о том, как юридически безграмотно оно составлено — это дело надзорной инстанции. Речь идет всего-навсего о том, что следователь, желая придать правдоподобие своему батальному полотну, просто поменял местами участников событий. Он, видимо, считает, что назначение на роль злодеев находится исключительно в его компетенции.
     Махнюк и Журавлев выполнили то, за что им платят зарплату, — отреагировали на информацию о готовящемся нападении. Махнюк и Журавлев сделали все, что от них зависело, для того, чтобы предполагаемые преступники попали в милицию. Не они формулировали обвинение, не они избирали меру пресечения — это не их работа. Свою работу они выполнили. Но, как оказалось, не вовремя.
     В тот самый момент, когда они были заняты разрабатыванием операции по задержанию налетчиков, на суд общественности были представлены многочисленные свидетельства о безобразиях ЦРУБОПа. Видимо, нужны были горячие факты. Видимо, их нашли. Началась кампания по разоблачению. История с джентльменами, которые зашли устроиться на работу, а заодно купить “Мерседес”, пришлась очень кстати. Тем более кстати пришлась размолвка в кабинете прокурора ЮЗАО, а считать волосы на голове прокурора округа позволено только парикмахеру.
     Сейчас В.А.Махнюк и И.А.Журавлев знакомятся с материалами уголовного дела. Скоро суд.
     Надо думать, их накажут и отобьют у них охоту ловить бандитов.
     Кстати, и Махнюк и Журавлев — отъявленные “злодеи”. У Владимира Александровича Махнюка стаж работы в милиции 29 лет, три правительственные награды. Он имеет ордена, прошел Дагестан и Приднестровье. А Иван Александрович Журавлев прошел Чечню и награжден, помимо прочего, медалью “За отвагу”. А еще Махнюк и Журавлев принимали участие в освобождении взятого в заложники израильского мальчика Ади Шарона, о чем писали газеты всего мира.
     На самом деле они виноваты лишь в том, что не читали Вольтера, который сказал: “Опасно быть правым, когда правительство ошибается”.
    


Партнеры