В обнимку с крысами

Журналист не нагрянет — чиновник не перекрестится

9 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 274
  Любовь Ивановна, как обычно, мыла посуду после ужина. На минутку подошла к окну. Вдруг над мойкой с треском обрушился потолок и в раковину свалились пять отъевшихся, лоснящихся жиром крыс. Твари бросились врассыпную, а Любовь Ивановна в полуобморочном состоянии стала убирать грязь.
  
  
     ...Людмила Брыксина — не единственный человек, который страдает от обнаглевших донельзя крыс. Эти “домашние животные” стали чуть ли не полными хозяевами четырехэтажного дома-развалюхи, расположенного по адресу Октябрьский переулок, дом 19, строение 3. Крысы преспокойно гуляют в подъезде по лестницам, по ночам пробуют “на зуб” деревянные полы и стены, частенько заглядывают в комнаты и практикуют небольшие пробежки по кроватям жильцов.
     — Крыс у нас тут хоть пруд пруди! — говорит Елена Коробко из квартиры №4. — Раньше, когда был комендант, хоть отраву выдавали, теперь же санэпидстанции вообще до нас дела нет!
     Чего только на своем веку не претерпел этот дом! Он был построен аж в 20-х годах прошлого века. Достоверно известно, что еще пятнадцать лет назад здесь было женское общежитие чулочно-носочной фабрики им. Ногина. Сюда, в крошечные комнаты, по 2—3 человека заселяли девушек, прибывших осваивать профессию вязальщиц со всех концов СССР. Единственный телефон на вахте, одна общая душевая и горячая вода по расписанию — вот и все, чем могли довольствоваться лимитчицы. Со временем общага стала семейной, и в каждой комнате ютилось уже по семье...
     В “квартире” семьи Юсуфовых стоят диван, двухстворчатый шкаф, детская коляска — вот и все немудреное имущество семьи из четырех человек. Почему так мало? Да просто на 10 квадратных метрах больше ничего не поместится. Поэтому старший сын Юсуфовых спит на диване в ногах у родителей, а маленькая дочка — в коляске.
     Но обитатели общаги не роптали, потому что впереди им “светила” московская прописка и отдельная квартира. В 1998 году мечты о нормальной жизни, казалось, вот-вот должны были стать явью: фабрика передала дом в муниципальную собственность, и двадцать три семьи наконец-то получили ордера на свои комнаты-клетушки.
     — Вот оно, начало расселения, — обрадовались бывшие лимитчики.
     Увы, надежда на лучшее растаяла как дым. Новая жизнь ознаменовалась тем, что в доме отключили телефонную связь и вырубили горячую воду.
     — Как только фабрика передала нас городу, в бывшем общежитии сняли единственный общий телефон, провод к которому тянулся по воздуху, — рассказывает Олег Педан, проживающий в квартире №6. — Проложить нормальный кабель никому и в голову не пришло, вот так на целых три года мы остались без связи.
     Чтобы вызвать “скорую помощь”, люди за три километра бегали звонить из таксофона, стучались в дверь ближайших гостиниц и магазинов. Авось найдутся добрые люди, помогут вызвать “неотложку”. Договаривались с дежурными “скорой” и о месте встречи, потому что дом не только ночью, но и днем с огнем не сыскать. Стоит он на отшибе, в самом углу двора. С облегчением вздохнули только тогда, когда у некоторых жильцов появились мобильники.
     Но если с телефоном проблема как-то решилась, то с горячей водой — просто “труба”. Приходится принимать душ у родных, знакомых или сослуживцев. Те же, у кого с родственниками и друзьями напряженка, принимают водные процедуры в железных корытах.
     — Я, наверное, скоро с ума сойду от этих тазиков! — чуть не плачет Эльвира Юсуфова. — Воду грею, таз тащу, одного ребенка мою, грязь выливаю. Потом дочку мою, и опять кручусь с этими тазами, раз сорок пробегая из комнаты на кухню! Как ни старайся, вода все равно попадает на палас. Пока его высушишь, вся комната кислятиной провоняет!
     — А у меня сырость такая, что вообще ничего не могу высушить, — жалуется Людмила Брыксина. — Прополощу белье в раковине, выжму, повешу. Утром встаю, а оно такое, как будто его только что из воды вытащили. Оттого у нас на стенах грибы, и прямо на глазах гниют деревянные перекрытия и полы. Как, скажите на милость, нам жить в таких условиях?
     С этим вопросом мы обратились в управу района “Марьина роща” СВАО г.Москвы. Здесь, как оказалось, о проблемах дома в Октябрьском переулке муниципальные чиновники каким-то ухом слыхали и даже пытались привести этот дом в чувство.
     — Когда жители обращались к нам, мы делали текущий ремонт, — признается Валерий Шишкин, начальник производственно-технического отдела ГУП Дирекции единого заказчика. — Всякие неисправности устраняли, но, естественно, ничего глобального не делали...
     Дело сдвинулось с мертвой точки только благодаря вмешательству корреспондента “МК”. Сейчас уже подготовлено письмо в Мосжилниипроект, и как только экспертиза признает дом аварийным, жильцов будут готовить к расселению.
     Правда, подобных развалюх в столице наберется не один десяток. И на все аварийные дома корреспондентов “МК” не хватит. Так, может быть, управам и префектурам уже пора научиться решать городские проблемы, не дожидаясь вмешательства журналистов? Наверное, это и есть та самая заветная мечта, воплощения которой в жизнь никак не дождутся простые москвичи.
    


Партнеры