Год невыученных уроков

Американцы признают: вероятность новой трагедии — 100%

11 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 449
  “Теперь мир уже никогда не будет прежним!” — после прошлого 11 сентября подобную фразу произносили все комментаторы. Но вот когда слуг народа начинали пытать о том, что именно теперь изменится, они либо резко замолкали, либо отделывались банальностями. В те дни мне, правда, удалось “дожать” одного аксакала российской внешней политики. “Знаешь, — сказал он мне после долгого молчания, — самое печальное в том, что по-крупному не изменится абсолютно ничего!” В эмоционально заряженной атмосфере после трагедии этот прогноз показался циничным. Но через 12 месяцев можно констатировать: увы, аксакал оказался прав.
     Никакого радикального изменения правил игры на международной арене так и не произошло. Страны мира не сплотились в едином порыве в борьбе с терроризмом. Не найдено и никакого нового эффективного противоядия в борьбе с этим злом. По сути все свелось к одному — очередному изменению баланса сил в мире.

Россия

     Выигрыш первый. Война, которой не было. Многие россияне убеждены, что в последние годы в стране случились все катастрофы, которые могли случиться. Но главные кремлевцы думают по-другому. Они убеждены, что год назад Россия чудом избежала войны, по сравнению с которой чеченская кампания показалась бы увеселительной прогулкой.
     Пришедшая за несколько дней до 11 сентября весть об убийстве военного лидера Северного альянса Афганистана Ахмада Шаха Масуда мало взволновала рядовых россиян. Но в Кремле она вызвала эффект разорвавшейся бомбы. Как рассказывал позднее сам Владимир Путин отдельным депутатам Думы, после этого он не мог заснуть всю ночь. Воображение президента рисовало картины одну страшнее другой. Талибы одним ударом уничтожают деморализованный потерей лидера Северный альянс. Ставшие их следующей жертвой среднеазиатские республики бывшего СССР не способны бороться с армией афганских религиозных фанатиков. Через каких-нибудь 3-4 месяца талибы вплотную подходят к абсолютно незащищенным южным рубежам России.
     В Кремле начали судорожно искать ответ на вопрос: что делать? 11 сентября этот вопрос перестал быть актуальным. Вся геополитическая ситуация в мире полностью изменилась. Талибскую проблему для нас решили американцы.
     Выигрыш второй. Хусейн на троне. Режим иракского лидера Саддама Хусейна вряд ли может вызвать симпатию у нормального человека. Но замена кровавого диктатора Ирака на какого-нибудь американского ставленника нанесла бы мощнейший удар по интересам России. То, что этого пока не произошло, можно назвать одним из главных положительных итогов последних 12 месяцев.
     Каждый день американские политики убеждают всех, что пока Хусейн сидит в президентском дворце в Багдаде, мир не может спать спокойно. Но если отбросить пропагандистские изыски, то аргументов в поддержку этого тезиса приводится довольно мало. Утверждается, например, что Хусейн может секретно производить оружие массового поражения. В принципе, это вполне вероятно. Любовь багдадского лидера к подобным игрушкам общеизвестна. По оценкам специалистов, за четыре года, прошедшие со времени изгнания экспертов ООН, иракский диктатор вполне мог наладить производство химического и биологического оружия. Но все это исключительно теория. Достоверных данных о том, что на самом деле происходит в секретных иракских лабораториях, нет ни у кого.
     Еще более неубедительно выглядит тезис о связи Ирака и “Аль-Кайеды”. Несмотря на все усилия американцев, пока есть только одно свидетельство, что нечто подобное имело место: информация чешской разведки о встрече в Праге эмиссаров Хусейна и бен Ладена незадолго до американских терактов. Но даже ФБР признала эту информацию неубедительной и не подкрепленной доказательствами.
     Причина этой смехотворной ситуации весьма проста. Американцам просто неудобно назвать истинную причину, по которой они жаждут сменить режим в Багдаде. Не заявишь же на весь мир: “Мы хотим сделать это исключительно из-за нефти!” Но в реальности дело обстоит именно так. Ирак располагает вторыми в мире после Саудовской Аравии запасами “черного золота”. В иракской земле скрыто аж 112 млрд. баррелей. Причем разрабатывать начали не более 1/5 всех этих запасов. В условиях, когда Вашингтон не может больше полностью полагаться на зараженную вирусом исламского экстремизма Саудовскую Аравию, полный контроль над Ираком сулит Америке просто фантастические выгоды.
     А вот России — напротив, одни убытки. Едва американский ставленник станет лидером Ирака, нам сразу придется забыть о очень солидных прибылях от нынешних экономических отношений с этой страной. Надо отметить, что при этом Ирак покупает в России не сырье, а промышленное оборудование, лекарства и прочие подобные товары, неконкурентоспособные на других мировых рынках.
     Но это еще не самое печальное. Получив контроль над Ираком, Америка сможет по собственному усмотрению поднимать и опускать мировые цены на нефть. Ясно, что Вашингтону выгодны скорее низкие цены на “черное золото”. Что это означает для российской экономики, объяснять не надо.
     Проигрыш первый. Односторонняя дружба. “В отношениях с США нам хотелось бы больше ответных шагов. Хотя мы понимаем, что протекционизм американцев универсален и не направлен только против России”, — заявил “МК” один из главных путинских связников с Вашингтоном, председатель Международного комитета Совета Федерации Михаил Маргелов. В переводе с дипломатического языка это означает: пойдя на беспрецедентное сближение с американцами, Москва надеялась, что теперь Буш будет по меньшей мере учитывать ее интересы. Но эти надежды так и остались надеждами.
     В реальности отношения развивались в точном соответствии с формулой американского президента, что теперь Россия “уже не враг”. Как только какой-нибудь шаг Москвы создавал малейшую угрозу американским интересам, из Вашингтона сразу же раздавалось грозное предупреждение. Причем санкции, которыми угрожали Москве, очень часто были совершенно несоразмерны ее “преступлению”.
     Например, это случилось, когда Россия попробовала было отказаться от импорта американских куриных окорочков. До сведения Кремля было сразу же неофициально доведено: не хотите есть нашу курятину? Пожалуйста! Но тогда мы блокируем ваше вступление во Всемирную торговую организацию. Интересно, что за несколько недель до этого американцы фактически ввели эмбарго на поставки в свою страну стали из-за границы. И искренне изумились, когда каким-то иностранцам это не понравилось.
     Проигрыш второй. Ускользающая Азия. Активные боевые действия в Афганистане не ведутся уже много месяцев. Но никаких признаков того, что американцы собираются покидать свои военные базы в Средней Азии, как не было, так и нет.
     С формальной точки зрения янки трудно в чем-либо упрекнуть. Ситуация в Афганистане по-прежнему крайне нестабильная. Режим Карзая может рухнуть в любой момент. Власть дружественного американцам афганского лидера реально распространяется лишь на Кабул да еще несколько крупных городов. Все эксперты уверены: подобная ситуация продлится в Афганистане еще очень долго. Но сегодня даже самые завзятые американофилы в российском политбомонде вынуждены признать: Вашингтон послал в регионы своих солдат отнюдь не только для того, чтобы прищучить талибов.
     Другое дело, что обижаться на американцев за их “коварство”, наверное, бессмысленно. Как сказал “МК” Михаил Маргелов: “Влиятельные игроки международной политики преследуют, случись на дворе борьба с террористами или защита рынков от импорта, давние, не прерванные, а лишь корректируемые историей национальные интересы”. Мы начали терять Среднюю Азию достаточно давно. Если говорить об экономике, то еще десять лет назад Москва фактически махнула на регион рукой. Американские компании, напротив, начали свою экспансию и сумели на этом заработать. Скажем, действующие в Казахстане американские нефтяные фирмы на тяжелую жизнь не жалуются. То, что сейчас происходит в Средней Азии, — это всего лишь очередной этап этого долгого процесса.
     Важно другое: сумеем ли мы когда-нибудь отвоевать утраченные позиции? Один из главных думских специалистов по международным делам Константин Косачев считает, что рано или поздно серьезный разговор между Москвой и Вашингтоном по поводу раздела сфер влияния в Средней Азии неизбежен. Но произойдет это не скоро: “Россия сможет говорить с Америкой на равных только тогда, когда ее экономика перестанет быть абсолютно зависимой от нефтяного экспорта”.

Америка

     Выигрыш первый. Одинокая супердержава. Главный положительный итог минувшего года для США очевиден. Америка доказала, что она по праву считается единственной мировой супердержавой. Военная машина Вашингтона продемонстрировала свою фантастическую эффективность. Год назад все иностранные спецы в один голос твердили, что военная победа над режимом талибов — дело совершенно невозможное. Но все пессимисты оказались полностью посрамленными.
     Выигрыш второй. ООН на помойке. Другой приятный для янки итог, напротив, был почти не замечен мировой публикой. Еще год назад считалось, что цивилизованная держава может начать войну против другой страны только с санкции ООН. Сейчас эту концепцию в лучшем случае можно назвать устаревшей.
     В обстановке всеобщего сочувствия к Америке после терактов никто особенно не настаивал, чтобы перед началом боевых действий в Афганистане Вашингтон получил санкцию Совета безопасности ООН. Мол, о каких дипломатических формальностях может идти речь в такой ситуации? Последствия подобной беспечности стали очевидными только сейчас. США ясно заявляют: они готовы ударить по Ираку вне зависимости от мнения какой-то ООН.
     Любопытно, что подобное право Вашингтон признает исключительно за собой. Несколько недель тому назад Госдепартамент выступил с крайне интересным заявлением по поводу действий Москвы по отношению к Грузии. Суть его сводится к следующему: “Борьба с терроризмом не может служить оправданием для бомбардировок!”
     Проигрыш первый. Янкофобия на взлете. Первопричиной терактов бен Ладена была ненависть, которую испытывает к Америке весьма значительная часть исламского мира. Но противоядие от этой ненависти за минувшие двенадцать месяцев так и не было найдено.
     Более того, ситуация ухудшилась. Согласно оценкам специалистов, антиамериканские настроения укрепились не только в исламских странах, но даже в Европе...
     Единственная в мире супердержава вызывает нелюбовь в других странах просто по определению. Кроме того, формировавшиеся в течение многих десятилетий тенденции невозможно радикально изменить за один год. Но многие эксперты считают, что американцы абсолютно не пытались исправить ситуацию. “Прошедший год можно смело называть годом упущенных возможностей, — считает, например, Константин Косачев. — Сразу после терактов у американцев был реальный шанс полностью изменить мировой порядок. Но они им не воспользовались и стали действовать, учитывая исключительно свои национальные интересы”.
     Проигрыш второй. Жизнь на краю. Второй негативный итог вытекает из первого. Если у значительной части населения мира остались причины ненавидеть Америку — значит, никто не может гарантировать, что не будет новых масштабных терактов.
     За минувший год американские власти предпринимали фантастические усилия, чтобы выявить и уничтожить террористов внутри и вне страны. В жертву была фактически принесена американская юридическая система. В отношении подозреваемых в терроризме “Билль о правах” действовал с очень большими оговорками. Обожающая разговоры о правах человека держава смотрела сквозь пальцы, как в Афганистане ее союзники расправлялись с пленными талибами. Как недавно выяснили американские же журналисты, огромное количество пленных загоняли в контейнеры для автоперевозок и оставляли там умирать от жажды, голода и удушья. Штатовские военные знали об этом, но предпочитали не вмешиваться.
     Но результаты всех этих антитеррористических мер довольно скромны. По признанию официального Вашингтона, “Аль-Кайеда” отнюдь не разгромлена. Никто не может гарантировать, что завтра она не устроит новый, еще более масштабный, чем год назад, теракт. Более того, многие американские чиновники, включая министра юстиции и директора ФБР, так прямо и заявили: вероятность новой страшной трагедии равна ста процентам.
    



    Партнеры