К трейдеру на куличики

Если крестьянина не грабить, наши села расцветут

11 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 275
  Второй год подряд в стране богатейший урожай хлеба. Нам бы радоваться, что крестьянин наконец-то заработает! Ан нет, все наоборот: со всех сторон вздыхают: мол, не знаем, что делать, цены на зерно упали до рекордно низкой отметки — 2100 рублей за тонну продовольственной пшеницы.
     Ситуация более чем странная, потому что, если любому крестьянину (настоящему, который действительно на земле вкалывает) предложить эту “чудовищную” цену, он со слезами радости на глазах отдаст все. Ведь в реальности крупные посредники (или, как сейчас их модно называть, “трейдеры”) закупают зерно в хозяйствах по 700 рублей!
     Согласитесь, на фоне этой 300-процентной прибыли все стоны о низких ценах выглядят более чем лукаво. Так в чем же дело? Давайте разбираться. И начнем с последних победных реляций Минсельхозпрома.

     В конце августа сенсацией грянуло сообщение о поставках зерна в Канаду. Наше аграрное министерство заявило о 5 млн. тонн зерна, которые предполагается продать в дальнее зарубежье. Здесь сразу нужно оговориться, что речь везде идет о продовольственной пшенице 3-го или даже 4-го класса с высоким содержанием клейковины.
     С одной стороны, прогноз чиновников действительно оправдан, если опираться на июльские данные. В первый месяц нового урожайного года мы экспортировали рекордное количество пшеницы: 516 тыс. тонн. Сравните с 74 тыс. т за весь прошлый год (правда, это лишь официальные данные, так называемый теневой экспорт составил не менее 1 млн. тонн). Но уже в августе, по предварительным данным, экспорт упал вдвое.
     Не все так просто и с Канадой. Да, эта страна заявила о закупках зерна в России, но не более 100 тыс. тонн. Причем закупочная цена составит 80—85 долл. за тонну. В то время как Германия, например, уже реально закупает пшеницу по 104 долл. Весь Евросоюз готов купить хоть сейчас 4 млн. тонн пшеницы.
     Понятно, что нам значительно выгоднее везти пшеницу в Европу, чем на другой край земли. На той же Украине Кучма лично занимается переговорами с Евросоюзом. У нас же сельский министр, совершив очередное турне в Европу (по нашим данным, со свитой порядка 200 человек), лишь что-то невнятно бурчит о двойных стандартах. Украина обыграла нас на нашем же поле...
     Российский зерновой экспорт — вообще необыкновенная штука. Это как мед у Винни Пуха — вроде его нет, но одновременно и есть. И наоборот, когда он просто прет в открытые ворота, наши спецы его в упор не замечают. Судите сами: экспортный потенциал России, по разным данным, составит в этом году от 9 до 15 млн. тонн зерна. Пропускная возможность портов — порядка 7 млрд. тонн, но это если считать только европейскую часть России. Почему-то наши в упор не желают замечать Азию. Между тем потребность только одной Японии в зерне оценивается в 5 млн. тонн. Южная Корея, которой необходимо 3,5 млн. тонн, уже начала закупаться в Китае! А есть еще Таиланд, Индонезия. Даже далекой Австралии нужно в этом году 2 млн. тонн зерна.
     Вы что-нибудь слышали о переговорах России с этими странами?
     Ответ кроется в порочности самой системы продаж. Как уже говорилось, весь рынок зерна в России контролируется крупными трейдерами (большинство из них, кстати, создано еще при коммунистах и контролируется нынешней КПРФ и ее союзниками), которые закупают у крестьян зерно за бесценок. Даже не покупают, а забирают — по бартерным схемам. В обмен на горюче-смазочные материалы, удобрения и пр. В свою очередь, ГСМ государство тоже дотирует, но опять же — через трейдеров, которые из-за низкой себестоимости зерна впаривают это горючее втридорога. То есть это еще один дополнительный доход (как минимум 200% чистой прибыли). Еще одна доходная статья — так называемые зерновые интервенции. Государство, чтобы поддержать фермеров, закупает часть зерна по завышенной цене. В этом году, например, планируется платить в счет госзаказа по 2400 руб. за тонну продовольственной пшеницы. Но опять же — через трейдеров. Которые обязуются за эти деньги поставить энное количество зерна, а уж по какой цене они его возьмут на селе, никого не интересует.
     Получается, что государство дотирует не самого крестьянина, а посредника. А цена вопроса, между прочим, — 5 миллиардов долларов. Именно столько выкачивают трейдеры каждый год из нашего аграрного комплекса. За такие деньги Геннадий Зюганов с Николаем Харитоновым могли бы и понатуральней страдать за бедных крестьян в телекамеры...
     Все наше крестьянство должно банкам около 3,5 млрд. То есть достаточно дать нашей деревне поработать один год на себя, чтобы селяне прочно встали на ноги.
    


    Партнеры