Большой белорусский тупик

В чем Лукашенко не сошелся с Путиным

11 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 231
  В понедельник вечером россиянам выпала редкая возможность почти полчаса слушать Александра Лукашенко. После эфира НТВ зрители, далекие от политики, чесали в затылках: “А что, он вполне вменяемый. И говорил так убедительно! Только вот не все понятно...”
     Вопрос объединения России и Белоруссии и вправду очень запутан. Но все же попробуем разобраться...

     Напомним вкратце, о чем вещал Александр Григорьевич. Москва предлагает ему два “плохих” варианта объединения. А тот, что нравится Лукашенко, совершенно не нравится Кремлю. При Ельцине все куда лучше было... Ставят же палки в колеса российские олигархи, которые хотят за гроши получить белорусскую собственность. Не дождутся!
     Что же за варианты предлагают Лукашенко? Первый — до которого, по словам Батьки, “даже Сталин не додумался” — “разделить Беларусь на части и включить в состав Российской Федерации”. Республика делится на 7 областей, которые добавляются к нашим субъектам и живут по российским законам, так же, как и остальные провинции. Проект, понятно, заведомо непроходной — Путин, прямо говоря, выдал его Лукашенко со злости. За то, что белорусский коллега в деле объединения упрям и несговорчив.
     Второй вариант — по принципу Евросоюза. Как выражается Лукашенко, “фиговая бумажка”, “СНГ-2”. Речь идет о союзе суверенных государств, где есть некие общие структуры, но экономические отношения меркантильны: мы вам — нефть, а вы нам — деньги. Или, к примеру, акции предприятий. Российских олигархов это действительно устроило бы. Ведь сейчас треть белорусского бюджета поддерживается российскими “безвозвратными” кредитами и “единым бюджетом Союза” (примерно 4,5 млрд. руб. ежегодно). Белоруссия “питается” нашим сырьем, а расплачиваться не хочет. Да еще и на Россию наезжает. Вот, говорит Лукашенко, ваш “Газпром” должен был нам поставлять 30 млрд. кубов газа, а поставляет только 18. Что ж, ему за это акции газотранспортных сетей отдавать? Но при этом Александр Григорьевич не вспоминает: поставки в свое время сократили именно из-за того, что “Газпром” ничего взамен не получил.
     И, наконец, единственный дорогой сердцу главного белоруса вариант. Он значится в договоре, подписанном еще Борисом Ельциным. У нас — общий парламент (Лукашенко настаивает, чтобы белорусов там было столько же, сколько и россиян, — Кремль же этого категорически не приемлет), общий Госсовет. Но если заглянуть в “ельцинский” договор — первым условием для создания политических структур там стоит “экономическая интеграция”. Ее же Лукашенко понимает своеобразно: Россия должна давать белорусам деньги, но как ими распоряжаться, решат сами белорусы. Безо всяких олигархов. Эдакая “зависимая независимость”.
     В общем, куда ни кинь, все упирается в экономику. В Белоруссии она — государственная (при этом качество большинства местных товаров таково, что покупает их только Россия, и то “по дружбе”), у нас — рыночная. Лукашенко хочет получать российское сырье и финансы, чтобы поддерживать свой строй. Наша сторона — иметь от Союза не только “патриотические”, но и весомые, грубые и зримые дивиденды.
     Возникает вопрос: почему, если Белоруссия экономически так зависима от России, просто-напросто не припереть Батьку в угол какими-нибудь санкциями — газ перекрыть, нефть не поставлять, — чтобы согласился на все что угодно?
     Дело в том, что потери самой России тогда начнут измеряться миллиардами долларов. Как-никак деньги от нефти и газа, которые мы ежедневно качаем не только в саму Белоруссию, но главное — через Белоруссию на Запад, на дороге не валяются. Замкнутый круг...
     Похоже, пока Лукашенко остается президентом Белоруссии, единому государству не быть. “Будут другие люди строить союз, если мы с нынешним Президентом России не договоримся” — эти слова Александра Григорьевича могут оказаться пророческими.
    


    Партнеры