МегаХаус: Пластмасса и фильдеперс

ТелеПЕТКУН и накрахмаленные мальчики

11 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 764
  Сам того не ожидая, “Мегахаус” тут вляпался в начало нового, понимаешь, ТЕЛЕСЕЗОНА (был приглашен в роли судмед-, можно сказать, эксперта на несколько свежевымученных возлемузыкальных ток-шоу). “И как оно там, в прекрасном мире голубого заэкранья?” — с трепетом спросит половозрелая уже тинейджерка, торчащая сутками в вестибюле “Останкино”, чтобы попасть в число ток-шоу-статистов “для аплодисментов”. “Ну сплошь — бесчувственные гомосеки!” — как выражается хозяйка одного ночного клуба, с танцпола которого гнали, помнится, взашей шкодливого школьника с ранцем, превращенного впоследствии (стараниями известных родителей — заботливых покровителей) в типа модного персонажа и как бы юную телезвездень. Хотя вот попадаются и в целлулоидном телепространстве экземпляры, искренне злящиеся на самих себя и полные язвительной иронии. Благодаря таким вот “перцам”, бывает, даже и НЕ тошнит, когда глотнешь ненароком пластмассовой телевермишели. Но это — редкость, все больше за имодиумом бегаешь!

Дубль первый: цена успеха Федюнчика и назидательной вдовы

     Что главное в ток-шоу? Назначить тему трепа. И дальше делать вид, что это как бы всем интересно, и даже вот тебя, стилистами запудренного телечеловека, якобы лично затрагивает.
     Допустим вот, дневное шоу на РТР “Цена успеха”. Тема, близкая всем (особенно, блин, “Мегахаусу”, которого обманом на съемки затащили): “шансон”. Проникновенный юноша Федя Павлов-Андреевич (“известный журналист, модель и театральный режиссер”, как пишут в пресс-релизах, а также — сын писательницы Петрушевской) и холеная дама в фильдеперсовой кофточке Людмила Нарусова (вдова политика Собчака) берутся раскручивать сугубо лживое пиар-утверждение: шансон, мол, есть глубинная суть русской души.
     В студии, естественно, расселись все те, от кого изворотливый пиар и исходит: радиостанция “Шансон”, “Русское радио-2”, “исконно русские”, опять же, шансонье — Михаил Шуфутинский, Вилли Токарев с залаченными длинными усами (чтобы не опадали всю программу). “Мегахаус” уже в напряге: ща-ас ка-ак начнут петь, фонограмма-то про наколки и лагерный забор небось не одна с собой имеется... Группа “Тотал”, вспомнилось, рыдая прямо, рассказывала давеча про съемки в этой самой “Цене успеха”. “А сможете спеть акапелло под фанеру?” — сдвинула брови тетенька-режиссер, очень похожая на председательшу райисполкома из фильмов о советской стране. “Простите, а вы в материале, что значит “а капелла”?” — не сдержались съязвить музыканты. С другой-то стороны — чего скабрезничать? Она полжизни, может, “Сельский час” снимала или программу “Здоровье” с Юлией Белянчиковой! А “акапелло под фанеру”, между прочим, Вилли вон Токарев запросто может спеть, не то что рокеры-шмокеры...
     “Шансон — это, знаете ли, просто “песня” по-французски. Шансон — это, в общем-то, Эдит Пиаф, Жак Брель, а вовсе не блатняк про зону и мокруху”, — пыталась дискутировать меж тем о “глубинах русской души” интеллигентная певица Елена Камбурова.
     “А у нас, между прочим, полстраны в зоне сидело. Ей близко и дорого все это! — гнули блатняк-пиарщики свою линию музбеспредела. — Потому у “Радио Шансон” самый огромный рейтинг!”
     “А я вот чего думаю... Зачем, блин, страну все в лагеря-то затягивать? Надо думать о завтрашнем дне!” — горячилась на это брутально-прогрессивная певица Бучч.
     “А вы, агрессивная максималистка, сначала научитесь по-русски разговаривать!” — наставляла непутевую молодежь ведущая в фильдеперсе. “Да, без этих ваших “блин”! — сладкоголосо наезжал на сверстницу накрахмаленный как бы юный соведущий. После чего: Вилли Токарев маршировал под гимн, некий психотерапевт-шансонье из Бруклина всех залечивал, космонавты играли чуть ли не на гуслях... Недоставало разве что медведей на велосипеде и Жириновского, пляшущего вприсядку с Катюхой, скажем, Огонек! Но “Мегахаусу” и так хватило ментально-чужеродных впечатлений, и он, пребывая в культурном шоке, потребовал у телепроизводителей материальной компенсации за три часа (продолжительность съемки) непрерывной психической травмы. Впрочем, это ведь целевое ток-шоу для домохозяек (отсюда фрейдистско-обоснованный образ ведущих: “фильдеперсовая мама и накрахмаленный как бы сынок-отличник с маслеными глазками”), и коли вляпался в такое — достойно скрипи зубами! (Хотя вот возникает постфактумный вопрос: а кто же домохозяйкам компенсирует такие психотелетравмы ежедневные?)

Дубль второй: черно-белый Петкун

     Ну это же событие недели! Рокапопс-воин, непримиримый Петкун наклоняется (в телеэфире) к певцу гей-клубов и позолоченных казино Пенкину: “Сереж, скажи-ка, вот когда ты впервые нарядился в перья...” Дальнейший текст, как вы понимаете, уже значения не имеет. Поскольку и это уже перформанс с ожидаемой начинкой бурного экшна.
     Ночное ток-шоу “Черное и белое” на СТС с драматургией топовых когда-то “Акул пера” (конфликты шоубизовцев друг с другом и с журналистами прямо на глазах у зрителей, срывание личин, изобличение пиар-сплетен, болезненные, но честные эмоции и все такое) выбрало Вячеслава Петкуна на роль Ильи Легостаева (то бишь — на образ спикермена, говорящего, когда нужно, “брэк”). Петкун — друг, брат, не говоря уж что идеологический соратник “Мегахауса” (в противостоянии засилью говнорока). За Петкуна, если придется, накостыляем всем! За гениальную роль Квазимодо в “Нотр-Даме” 100 тысяч строчек про “бирюзовый платок” Славке простим! Но задушить в гортани язвительную реплику таки не можем: “А пошто ж тебе, милый, телетворчество-то с журналистским оттенком?”
     Славка, как всегда в подобных историях, глазом не моргнув отвечает: “А интересно мне! Ипостась новая, неизведанная!”.
     По крайней мере, это хоть тот самый “ироничный перец” (смотри выше), от созерцания которого в телекартинке не подташнивает. Судя по дебютной ядреной программке об эпатаже (в которой Пенкин советовал группе “Рефлекс” лучше выйти на Тверскую, чем петь, а Шура демонстрировал грузинским шоуменам ягодицы без целлюлитной тени; и в ходе которой “Мегахаус” открыл для себя, что “Рефлекс” — это, оказывается, тоже, аки “Тату”, лесбо-девы), “Черное и белое” может стать самым непротивным и наиболее нефальшивым сезонным телешоу-явлением. Ну, посозерцаем!
    



Партнеры