После и после после

К первой годовщине 9/11

12 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 850
  Голландский историк Питер Гейль как-то заметил, что история — это “спор без конца”. Теракт 11 сентября прошлого года, или по американской формуле 9/11, стал историей уже хотя бы потому, что вызвал бесконечные споры на тему о том, изменил он Америку или нет. Самый легкий, но отнюдь не гарантирующий истину в последней инстанции ответ на это может дать сравнение между тем, что произошло непосредственно после 9/11 и спустя год, то есть после после.
    
     После 9/11 органы здравоохранения подчитали, что полтора миллиона жителей Нью-Йорка будут нуждаться в психиатрическом лечении. После после выяснилось, что только десятая часть от этого числа обратилась к ним за помощью.
     После 9/11 мэр Нью-Йорка Джулиани заявил, что терроризм — главная угроза Америке и его городу. После после новый мэр Нью-Йорка Блумберг говорит: “Главной опасностью для американцев являются не “грязные атомные бомбы” и биотерроризм, а автомобильные катастрофы и курение”.
     После 9/11 пожарные и полицейские Нью-Йорка стали национальными героями, затмив звезд экрана и спорта. После после эти новоявленные герои потребовали повышения зарплаты на сорок процентов, начали бастовать и пикетировать, и общество заклевало их за жадность.
     После 9/11 призывные и вербовочные пункты ломились от патриотов-добровольцев. После после Пентагон заявил, что волна добровольцев схлынула, не материализовавшись. Люди охотнее идут в Корпус мира, чем в Корпус морской пехоты.
     После 9/11, когда над городами Америки появлялись самолеты, взоры людей невольно обращались к небоскребам. После после их почти не замечают.
     После 9/11 в местечке Спенсер, штат Айова, жители впервые стали запирать дома и вынимать ключи из автомашин. После после они вновь вернулись к своему прежнему образу жизни, основанному на доверии. И тем не менее говорят: “У нас все изменилось”.
     После 9/11 родители вопреки школьным правилам настояли на том, чтобы их дети носили мобильные телефоны. Они хотели знать, где находятся их дети “в каждый момент”. После после мобильники изгнаны из классов.
     После 9/11 власти откопали инструкции времен “холодной войны” и реанимировали старые бомбоубежища, пообещав американцам ознакомить их с дислокацией последних. После после они взяли назад свое обещание; как заявил один из представителей офиса по особым ситуациям, “мы не занимаемся бизнесом запугивания”.
     После 9/11 напуганные возможностью суда Линча американские мусульмане стали менять имена, например, Мухаммеды начали превращаться в Майклов. После после Майклы вновь стали Мухаммедами.
     После 9/11 родители говорили детям: “Вы должны быть счастливы, что уцелели”. После после дети говорят родителям: “Да, мы знаем, что мы счастливы, что уцелели. Только, пожалуйста, перестаньте долдонить об этом”.
     После 9/11 родственники и близкие жертв теракта трогательно зарыли в землю свои кухонные дрязги. После после они, как кошка с собакой, дерутся за наследство и государственные субсидии.
     После 9/11 классовые противоречия стали развиваться совсем не по Марксу. После после Маркс снова поднял свою большую бородатую голову. “Если тебе грозит безработица, то ты не думаешь о 9/11”, — говорит житель Хьюстона Джордж Нельсон, работавший в обанкротившейся корпорации “Эпрон”.
     После 9/11 вся страна — от президента до чистильщиков сапог — заявляла, что готова на любые жертвы. После после выяснилось, что единственная жертва — это пассажир в аэропорту, которого трясут по-прежнему.
     После 9/11 показалось, что посредственный президент Джордж Буш чудом поднялся на уровень с Историей. После после оказалось, что это История опустилась до его уровня, а Ирак — до уровня Карфагена, который во что бы то ни стало должен быть разрушен.
     После 9/11 американцы помнили наизусть весь хронометраж теракта. После после, пишет публицист Эндрю Салливен, они уже забыли, какая башня рухнула первой и кто стал первой жертвой террора — Пентагон в Вашингтоне или Международный торговый центр в Нью-Йорке.
     После 9/11 президент России Владимир Путин поддержал президента Соединенных Штатов по Афганистану. После после Путин отказывается поддержать Буша по Ираку. До прихода в Белый дом Буш говорил о Путине: “Однажды кагэбэшник — на всю жизнь кагэбэшник”. Затем он утверждал, что “готов пойти с Путиным в разведку”. Но Путин не готов пойти с ним на Багдад. Станет ли он в связи с этим вновь “кагэбэшником”?
     n n n
     После 9/11 в Америке стали говорить, что XXI век начался 11 сентября 2001 года. После после американцы вернулись к обычному календарю. Война против терроризма смотрится уже не как третья мировая война, а как нечто аналогичное войне против наркотиков или преступности. Остряки называют ее “первой мировой войной против террора”. Профессор колледжа в Мичигане Дэвид Мэйерс подсчитал: только в том случае, если террористы будут угонять ежегодно пятьдесят самолетов и убивать всех их пассажиров, воздушный транспорт станет опаснее автомобильного. Каждый год в США тонут четыре тысячи человек, то есть больше, чем количество жертв теракта 9/11. Риск стать жертвой террора не только мал. Он неизвестен, и его нельзя вычислить.
     После 9/11 в Нью-Йорке рухнуло шесть зданий. Было потеряно 13,4 миллиона квадратных футов площади, 21 миллион квадратных футов — поврежден. Потеряли работу сто тысяч человек, недобор налогов составил 1,6 миллиарда долларов, а общий убыток исчисляется в 50 миллиардов долларов. Башни-близнецы строились шесть лет и восемь месяцев. Их разрушение заняло всего лишь один час и 42 минуты. По расчетам строителей, башни должны были выдержать удар “Боинга”, летящего со скоростью 180 миль в час. “Боинги”, врезавшиеся в них, летели со скоростью 470 и 590 миль в час. После после разгребатели нашли 19 858 частей человеческих тел, 379 036 унций банковского золота, скульптуру Родена, но не “Мыслителя”, 1350 раздавленных автомобилей, 65 000 личных вещей, из них 144 обручальных кольца, 437 часов, 77 ожерелий, 119 серег, 80 браслетов.
     После 9/11 было ощущение 9/11. После после 9/11 стало 11 сентября 2002 года...
     Что я хотел сказать всеми этими “после” и “после после”? Только то, что история, как утверждал голландец Питер Гейль, это “спор без конца”. И не более этого.
    



Партнеры