Патриции касс

Таскать мешки с деньгами — благородное дело

13 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 1446
  Мы так не договаривались. Но информационный повод для этой статьи появился сам собой.
     В понедельник, 9 сентября, в самом центре Москвы — Фурманном переулке — было совершено нападение на бригаду инкассаторов. Средь бела дня, ни от кого не таясь, преступники открыли огонь. В результате один инкассатор погиб, другой — тяжело ранен в живот, 1,5 миллиона рублей исчезли...
     Московские инкассаторы в шоке. Хотя в перестрелке пострадали сотрудники только одной службы — Нацбизнесбанка, переживают все. Многие откровенно заявляют, что преступный мир объявил инкассаторам войну.
     — Раньше такого не было, — замдиректора Российского объединения инкассации (РОСИНКАС) Владимир Вакулюк сам позвонил в “МК”. — Еще год назад нападения носили единичный характер, и задействованы в них были в основном подростки, пьяницы... А теперь посмотрите, что делается! У них даже оружие особой пробивной силы имеется, не говоря уже о прекрасном знании маршрутов... Похоже, за нас взялись профессионалы.

БЕДНЫЕ МИЛЛИОНЕРЫ

     Вакулюку есть с чем сравнивать: Росинкас — единственная государственная служба, занимающаяся перевозкой денег. По статистике, на них традиционно нападают меньше, чем на остальных. Как правило, в милицейских сводках фигурируют инкассаторские бригады коммерческих банков, сотрудники вневедомственной охраны, а также различные маргиналы-частники. Несмотря на лоск и славу финансового центра империи, в Москве нередки случаи, когда мелкие предприниматели кладут дневную выручку в спортивную сумку и спускаются с ней в метро...
     У Росинкаса трагических прецедентов в столице пока — тьфу-тьфу-тьфу — не было. Но в целом по России ситуация изменилась в худшую сторону. С начала 2002 года объединение лишилось уже семерых своих сотрудников... Тревожные ощущения инкассаторов напрямую перекликаются с докладом, подготовленным НИИ МВД. Эксперты утверждают, что в 2003 году преступность вырастет на 7—8%. При этом темпы роста тяжких и особо тяжких преступлений составят почти 14%. А значит, их по-прежнему будут убивать. Жестоко, беспощадно, нагло. Ради чего?
     Парадокс заключается в том, что своими жизнями они рискуют ради чужих денег. Ради того, чтобы мы с вами вовремя получили зарплату, пенсионеры — пенсию, магазины — разменную монету, а банки — наличность для расплаты со вкладчиками.
     Деньги здесь считают мешками и килограммами, даже не задумываясь о соответствующем им номинале. При этом зарплата самих инкассаторов редко превышает 10000 рублей.

БАРБЕКЮ ИЗ ИНКАССАТОРА

     Когда начальство Росинкаса пригласило меня посетить свой Центр инкассации на Автозаводской и пообщаться с сотрудниками, меня по-настоящему мучил только один вопрос: как они борются с искушением? О чем думают, сидя в прямом смысле слова на мешке с деньгами?..
     — О чем думаем? О том, что деньги — это то, что лежит в кошельке. Причем лучше — в твоем собственном. А все остальное — бумага! — водитель бронированной спецмашины Андрей откровенно смеется мне в лицо. — Хотя, если честно, — вдруг мрачнеет он, — мысли в голову приходят самые разные. Но чтобы это понять — нужно побывать в нашей шкуре...
     Инкассатора в любой рейс, даже самый “копеечный”, снаряжают, как на войну. Росинкас — чуть ли не единственная инкассаторская служба, сотрудникам которой по штату положено боевое оружие. Не газовые пистолеты. И даже не служебные “макаровы”, способные эффективно поразить цель на расстоянии не более 50 метров. А самые настоящие автоматы Калашникова с полной обоймой патронов. Вес такого агрегата, который в обязательном порядке должен висеть на шее у инкассатора, — почти 8 кг. Еще 12 кг весит бронежилет 5-го класса защиты. Вот в таком обмундировании, проклиная все преступные элементы вместе взятые, инкассатор лезет в “броневик”. А внутри — жара. В июле температура поднималась до 60 градусов по Цельсию, потому что кондиционеры, даже там, где они были, не выдерживали, захлебывались.
     — Мы их, конечно, предупреждаем, что будет тяжело! — оправдывается начальник Центра инкассации Сергей Андросенко. — Да они на тренировках и сами все видят. Впрочем, согласен: тренировка — это одно, а работа на маршруте — совсем другое...
     На маршруте к весу бронежилета, автомата Калашникова и мешка с деньгами прибавляется еще груз ответственности. Новички, как правило, боятся возить крупные суммы денег и просятся на “мелочь”. Размен хоть и весит больше (один мешок под 40 кг), зато котируется меньше. Впрочем, старожилы уверяют, что все это предрассудки. Напасть могут и на “порожняк”. Такие случаи в Москве бывали, в том числе и минувшим летом.
     — Вот ты спрашивала, как мы боремся с искушением утащить мешок... У меня, если честно, на маршруте только одно искушение: вылезти из этой душегубки и выпить стаканчик пивка холодненького. Ведь от жары иногда чертики в глазах прыгают... — откровенничает Игорь, новичок, меньше года отъездивший в инкассаторском “броневике”.
     Пивко на маршруте, разумеется, не предусмотрено. Равно как и другие общечеловеческие радости типа покурить и пописать. То есть последнее, конечно, можно, но только по прибытии на точку. В дороге останавливать “броневик” водителям категорически не рекомендуется. Лучше уж проехать на красный или нарушить правила движения, чем где-нибудь завязнуть. Хотя по инкассаторскому сообществу на эту тему разные байки ходят. Например, такая.
     В 1995 году купил один столичный банк навороченный суперброневик. Загрузил в него 30 миллионов долларов (около 350 мешков) и повез к партнерам на Пречистенку. А на Садовом кольце, аккурат возле высотки, в “чудо-машину” въехала убогая “копейка”. Каковы, как вы думаете, были действия охранников? Правильно: все они повыпрыгивали из “броневика” и бросились на разборки с неумелым водилой. Даже двери за собой закрыть забыли. В общем, 30 миллионов баксов практически лежали на дороге — бери не хочу! Только по чистой случайности никто не взял...
     Конечно, эти люди действовали по стереотипу. Любой из нас на их месте поступил бы так же, дабы “козел” знал, в кого въехал. Но в том-то и дело, что у инкассатора психология изначально должна быть другая.
     — Вот почему мы, например, не очень любим брать на службу бывших сотрудников внутренних дел? — рассуждает один из начальников Росинкаса Евгений Комлев. — Потому что у них в крови сидит: догнать и наказать преступника. То есть, если случится нападение, они запросто могут бросить деньги без присмотра и пуститься за налетчиками. А у инкассатора задача совсем иная. Для него главное — мешки, а не преступники.
     Впрочем, с Комлевым согласны далеко не все. И подавляющее большинство сотрудников Росинкаса в свое время прошли милицейскую школу.
     — Да глупости все это! Я сам бывший мент, — с гордостью говорит начальник Центра инкассации Сергей Андросенко. — И пусть мне кто-нибудь скажет, что я — плохой инкассатор.
     К несомненным достоинствам бывших милиционеров, переквалифицировавшихся в инкассаторов, относят хорошую “артподготовку”, т.е. умение стрелять на поражение. Ведь в случае опасности инкассаторы должны развернуть против нападавших настоящие боевые действия. Что в масштабах Москвы задача, сами понимаете, весьма специфическая. Автомат Калашникова бьет на 400 метров и дальше. А вдруг вместо преступника попадешь по балкону близстоящего дома или в палатку “Куры гриль”?.. Кстати, российские инкассаторы — чуть ли не единственные в мире, которым по инструкции предписано защищать чужие ценности потом и кровью. Англичане, например, если на них напали, обязаны тут же поднять руки и безропотно отдать мешки. У них даже газового пистолета с собой нет.
     Другое важное качество служилых людей — дисциплинированность. По статистике, большинство нападений совершается именно в тот момент, когда члены бригады пренебрегают правилами. Пресловутый “человеческий фактор” и здесь играет свою роковую роль. Хотя объективных причин тоже хватает. Все инкассаторы — от начальников до рядовых — уверены: в Москве их службе работать труднее всего. Денег в столице много, а порядка — мало.
     — Во-первых, ужасная загруженность дорог, во-вторых, пробки, в-третьих, массовые скопления народа, в-четвертых, невозможность подобраться к точке на близкое расстояние, в-пятых... — о специфике работы в мегаполисе в Центре инкассации говорят без пауз, на одном дыхании. Потому что наболело.
     У “броневиков” нет спецсигналов, поэтому движутся они как все, в общем потоке. “Ну, нападать на нас в пробке, конечно, никто не станет, — сообщил мне водитель Саша. — Все-таки, чтобы подорвать бронетехнику, нужен как минимум гранатомет. А вот опаздываем мы иногда здорово”. Между тем опаздывать инкассаторам никак нельзя. Деньги — это наше все. Если их нет, все процессы останавливаются, жизнь замирает... Ну вот, наконец приехали! Тут возможны два варианта: или проезд затруднен, или какая-нибудь толпа беснуется.
     О том, что в некоторые московские дворы можно попасть исключительно по крышам “ракушек”, всем хорошо известно. Жалуются пожарные, негодуют врачи “скорой”. Инкассаторы тоже попали в число “крайних”.
     — В нашей работе есть золотое правило: чем меньше ходишь пешком, тем лучше, — рассказывают сотрудники Центра. — В идеале машина должна останавливаться в 50 метрах от точки, а в Москве приходится парковаться за полкилометра. Пока мы эти полкилометра пройдем — случиться может что угодно.
     Кстати, в Фурманном переулке все именно так и было. “Броневик” не смог припарковаться во дворе, рядом с подъездом финансового консорциума “Эльсинор-М”, и остановился рядом с аркой. Инкассаторов расстреляли как раз в тот момент, когда они с мешками пробирались к машине...
     — Это-то и есть самое страшное, — говорит Вакулюк. — Мы можем надеть на своих сотрудников суперсовременные бронежилеты, закупить для них новые шлемы и оружие. Но навести порядок в столичных дворах мы не можем. Тут только две альтернативы: или работать на свой страх и риск, что мы сейчас и делаем, или совсем отказаться от инкассации некоторых точек.

НИ ДНЯ БЕЗ КУПЮР

     “Совсем отказаться от инкассации” Росинкас как структура государственная, конечно, не может. Объединение обслуживает всех столичных бюджетников — врачей, учителей, столичные предприятия. Даже зарплату Юрию Лужкову на Тверскую, 13, возят его сотрудники. А в сентябре приступили к инкассации столичной подземки. О масштабе нового фронта работ можно судить по следующим цифрам. Только за один день работы инкассаторы забрали из касс метрополитена 38 миллионов, или 400 мешков рублей. Бригады по степени сложности оценили эту работу на 4 балла. Из пяти возможных. Что, в общем, вполне обоснованно. Подземка — это и огромное количество людей, и специфическая техника типа эскалаторов, и необходимость спуска под землю... Из 154 станций самыми трудными для инкассации оказались “Комсомольская”, “Выхино” и “Киевская”. Хорошо хоть охрана метро пошла навстречу и организовала усиленное сопровождение до кассы и обратно.
     А легче всего инкассаторам, по их признанию, работать с крупными гипермаркетами, построенными западными инвесторами. Там устроены специальные комнаты-сейфы, куда бронированная машина помещается полностью, и ходить вообще никуда не надо. Просто открываешь дверь и грузишь мешки.
     — Кстати, а почему именно мешки? — интересуюсь я. — Что, за столько лет более продвинутой тары изобрести было нельзя?
     — А мешки и есть самые продвинутые...
     Для инкассаторов их шьет отдельное предприятие — “Спецоснастка”. Технология тут простая: внутренних швов быть не может — только наружные. Да и те нужно постоянно проверять: не дай Бог хоть одна маленькая дырочка обнаружится. Сразу списывают. Мое предложение об аккуратной штопке инкассаторы подняли на смех: “Это все равно что в решете воду возить!”
     Дежурный по “сумочной” кладовой Андрей с гордостью показывает мне свое хозяйство. Мешки лежат стопками, как белье в прачечной, и пахнут мужским потом, пролившимся из-за их содержимого.
     — Вот малый мешок. Это у нас будет 5 кг, или 200—300 тысяч. Рублей или долларов — в данном случае значения не имеет. Вот побольше... Сюда, пожалуй, полмиллиона поместится.
     — И что, ты видел полмиллиона?!
     — Я и 40 миллионов видел. Пытались их как-то в одну машину запихнуть...
     — Ну и как?
     — В одну машину они, конечно, не влезли. Но в этой бы комнате преспокойненько уместились...
     Руководство Центра всерьез подумывает о том, чтобы ввести в штатное расписание должность психолога. Пока здесь обходятся одним наркологом, но этого явно недостаточно. “Я должен знать, что мой сотрудник не только совершенно трезв, но и с мозгами у него все в порядке, — рассуждает Сергей Андросенко. — Ведь у нас тут и оружие боевое, и деньги немалые...”
     Кроме обычных мешков в арсенале Центра инкассации есть и специальные приспособления. Сейчас, когда преступники совсем обнаглели, их пытаются отпугнуть различными сигнальными устройствами. То есть мешок вырвали — а он запищал. Или из него вдруг повалил красный дым. Есть шанс, что налетчик испугается и выпустит добычу из рук. Еще одно изобретение НИИ спецтехники МВД — кейсы со встроенной электрошоковой системой. Удар в 90000 вольт надолго должен нокаутировать преступника.
     Сами сотрудники Росинкаса утверждают, что такой продвинутой системы защиты денежных средств нет ни у одной инкассаторской службы мира.
     — Вы знаете, в чем нам отправили деньги англичане? Ни за что не догадаетесь, — хитро улыбается Владимир Вакулюк. — 30 миллионов долларов завернули в брезент, сверху перевязали веревкой и сдали в багаж. Разумеется, до Москвы долетело только 10 миллионов. От такого искушения трудно удержаться...
     — А вот ваши сотрудники говорят, что нет у них никакого искушения, — тут же вспоминаю я про вопрос, с которым пришла к инкассаторам.
     — И правду говорят. Если бы оно было, они б в этой системе не работали...
     Однако один случай Вакулюк все-таки вспомнил. Несколько лет назад один инкассатор наловчился тащить из мешков деньги с помощью... обычной вязальной спицы. Аккуратненько дырявил мешок, вставлял туда спицу и наматывал на нее купюры. Рубли, доллары, сотки, тысячи... Сначала “намотал” себе таким образом целое состояние, а теперь срок наматывает.
     Что ж, бывает. Не каждый способен натренировать себя до такой степени, чтобы лежащие под ногами миллионы казались не ценнее туалетной бумаги.
    



Партнеры