МЕСТЬ ВЕЛИКОГО ПИТЕРА

Андрей КОНЧАЛОВСКИЙ: “Актеры похожи на охотничьих собак”

13 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 625
  Кража шедевров мировой живописи — один из самых прибыльных видов теневого бизнеса. За картину Пикассо или Ван Гога на черном рынке заядлые коллекционеры готовы выкладывать по нескольку миллионов долларов. Что уж говорить о работах старых мастеров?
     Эта история — об уникальной краже одной картины Питера Брейгеля. Ее уникальность заключается в том, что пострадала не картина, а вор. Такое редко случается, и тем более заставляет поверить в существование глупости и зла на Земле.
    
     Человека всегда привлекают миражи. Я стал невольным свидетелем этого в свой недавний приезд в Прагу. Стоя на мосту через Влтаву, я разговаривал с уникальным собеседником — паном Гареком. Пан Гарек в прошлом был смотрителем знаменитой Пражской национальной галереи и представлял собой уникального эксперта по истории живописи, правда, в одном из ее самых драматических преломлений. Он знал все о кражах картин: и про ухищрения, на которые идут лихие умельцы, желая заполучить вожделенный шедевр, и про сюрпризы, которыми им отвечает судьба.
     Мужицкий чародей
     Бывают на свете такие пейзажи, которые убивают воображение. После них, кажется, невозможно придумать ничего лучше. Одно из них — Женевское озеро. Когда-то, четыреста пятьдесят лет назад, у его живописных берегов останавливался гениальный художник Питер Брейгель Мужицкий. Как рассказывает легенда, на него напали грабители, вытащили деньги, сели на рыбацкую лодочку и были таковы. Художник их проклял. В ту же секунда лодка с разбойниками затонула. Было ли это чудом или одним из роковых совпадений, неизвестно. Соль истории заключается в том, что, сокрушаясь о пропавших деньгах, художник пообещал осушить озеро и достать свои сокровища! Свою угрозу он выполнил.
     Через десять лет Питер Брейгель написал одну из своих самых загадочных картин — “Сенокос” из цикла “Времена года”. Внешне в ней нет ничего примечательного. Обыкновенный пейзаж, на котором изображен луг в низине и крестьяне, собирающие сено в стога. Однако друзья художника писали, что в этой картине Брейгель зашифровал некое послание, адресованное потомкам, на языке алхимических символов. И это послание содержало предупреждение об опасности. О какой опасности предупреждал Брейгель, теперь можно только гадать. Но не остается сомнений, что картина получилась “нехорошей”.
     В 1808 году эта работа была украдена из Праги наполеоновскими войсками и перевезена в Париж. Буквально через три года снова таинственным образом похищена из Парижа и возвращена обратно в Прагу. События тех давних лет неожиданно переплелись с событиями, которые произошли почти сто пятьдесят лет спустя...
     P.S. Продолжение читайте в новом цветном номере “МК-Воскресенья”, который уже поступил в продажу.
    


    Партнеры