БОЛЬШОИ ЧАД

15 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 507
  Этим летом и в начале осени мы, может быть, поприсутствовали на рабочей, так сказать, репетиции, неофициальной, если можно так выразиться, версии конца света. Москвичи стали первыми подопытными двуногими, которые начали пожинать (еще пока не в полном объеме) плоды собственной деятельности, а если расширять масштаб разговора, — плоды деятельности человечества по уничтожению среды собственного обитания.
     Апокалипсис прежде представлялся нам мгновенной вспышкой, вдруг налетающим шквалом и ниспадающим сверху адом кромешным. Но меч обрушился не с небес. К тому же быстрая смерть — редкое везение. Удача, которую надо заслужить. Гораздо чаще особь долго болеет, мучительно страдает и лишь после изнурительной агонии отдает концы. Вот и на нас потянуло, слабо повеяло дымком занимающегося инквизиционного костра. Смог, чад, пелена, из-за которых трудно дышать, еще хуже различать и от которых невозможно скрыться, — все это вполне рукотворные явления, дела дланей и мозгов плохо соображающих и не ведающих, что они творят, созданий.
     Поэтому, когда оптимистичные футурологи прогнозируют небывалый экономический подъем в России через три года или пять лет, я с трудом в это верю. За счет каких ресурсов и резервов? Если, к примеру, нечем будет дышать? А дышать будет нечем, в этом мы убедились в ходе начальной стадии вползания в тот Страшный Суд, который начала вершить над нами природа. Психология, способная привести страну, народ, государство к успеху, — иная, чем “После нас — хоть пожар”... Сберегательная (в смысле бережности), созидательная, а не транжирящая понапрасну. Воссоздающая, а не уничтожающая. Не расшвыривающая окурки и снаряды. Не воровская и не киллерская. А именно такая господствует в нашем обществе.
     А теперь посмотрим на полыхающие торфяники с нечеловеческой точки зрения. Куда денутся птицы из выгоревших лесов? Где поселится зверье, которое лишилось последнего пристанища? Не надо быть пророком, чтобы предсказать: нигде не поселится и не денется никуда. Вымрет, будет перебито, исчезнет — безмолвно, как и всегда, так что криков о помощи мы не услышим. Не различим в суматохе беготни за респираторами. Ну а быстро ли вырастет выгоревший лес? Небыстро. Но разве это остановит нас, вырубающих то, что еще не успело истлеть?
     Русские ведут с японцами, корейцами, китайцами и американцами непримиримую тяжбу по поводу браконьерства в прибрежных водах. И опять — ни у кого не возникает мысли встать не на точку зрения тральщиков и гурманов, а на точку зрения гребешка или минтая. Ему-то абсолютно все равно, кто по национальности браконьерит и к какому порту приписано судно, которое его ловит.
     Нынешней весной я наблюдал спиливание деревьев в городской черте. Оно происходило весьма интенсивно. В ответ на мои вопросы, какими критериями руководствуются пильщики, я получил разъяснения, давшие мне понять: никакими! Ибо сухие, умершие деревья, которые бригады тополе- и липорубов будто бы изводили, так и остались стоять на местах, зато пали под натиском двуногих короедов именно крепкие, здоровые, зеленые ясени и клены. Хотите, назову адреса, где остались гнить те умершие и где вопиют о несправедливости пни тех, которые могли бы подарить задымленной Москве хотя бы толику, хотя бы лишний глоток кислорода? Я наблюдал за людьми, производившими экзекуции. Да, это все те же носители психологии окуркизма и кострищества. Примечательные фигуры! Им, если есть возможность заработать и принести в дом лишнюю копейку, — все равно: что дерево завалить, что человека. Такие многопрофильники. Если пилят не под корень, то начинают убийство с верхушки — это ведь дает тот же эффект. Старое дерево обкарнывают так, что понесенные им потери ветвей и частей ствола я бы назвал несовместимыми с жизнью. Зачем это делают? Чтобы кроны становились кучерявее, пышнее, пушистее? Чтобы тополя не сорили пухом? А липы и ясени не оскорбляли наши взоры торчащими во все стороны сучьями? Но лысые обрубки стволов мало похожи на эстетическое украшательство города. Да и почему вообще человек лучше знает, как деревьям расти, что им полезно, а что пойдет во вред? Дайте им зеленеть как заповедано природой! Не лезьте в лес с карабинами и спичками. И природа воспрянет и без вас справится с поставленной перед ней задачей производства ягод, грибов и свежего воздуха.
     ...Много лет в укромной уключине-развилке ствола старого тополя, что стоит напротив моего окна, вило гнездо семейство ворон. И вот нынешней весной прутик за прутиком чета птиц перетащила обиталище на другое дерево. Подальше от людей и их непредсказуемой логики. Наблюдая (вместе со мной) за тем, как падали один за другим соседи тополя по садику, дальновидные птицы сменили место выведения птенцов. Кто знает этих дикарей: как бы не обрушили еще и никому не мешающего колосса, столько лет простоявшего на своей одной ноге... Вороны, если вдуматься, умнее и дальновиднее тех, кто сам назвал себя “венцом природы”. Воронам небезразлично будущее их потомства. А нам — начихать! Если я не прав, подыщите другие примеры. Опровергающие то, что я сказал.
    


Партнеры