ДОМашний городовой

Олег МАНОХИН: “Участковый — это вся милиция в миниатюре”

16 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 413
  Кто из всей милиции ближе к народу? Кто наперечет знает неблагополучных жильцов в доме, вороватых торговцев на соседнем рынке, бдительных бабуль у подъездов? Кому всегда можно поплакаться в жилетку, рассказать про пьющего мужа и непослушного сына-подростка?
     Правильно, участковому. ИДЕАЛЬНОМУ УЧАСТКОВОМУ, которого найти с каждым годом становится все труднее, особенно в Москве. Что поделаешь: огромный город с огромными проблемами.
     2838 участковых каждый день выходят в столице на свою каторжную службу, и все равно их недостаточно. Ведь по сути они отвечают за все, что происходит на местах. И за домашнего дебошира, и за заказное убийство на вверенной улице в равной степени.
     Кто-то подсчитал, что у участкового 167 обязанностей. И как среди них выделить главную? А зарплата — 4 тысячи. Вот и прокорми на них семью... Понятно, почему на этом милицейском рубеже — хронический кадровый недобор. Сейчас, например, в Москве 302 незаполненных вакансии участковых.
     Рассказать о работе своих подчиненных и ответить на вопросы читателей к нам в редакцию на “прямую линию” пришел начальник Управления по обеспечению деятельности участковых уполномоченных милиции и подразделений по делам несовершеннолетних ГУВД Москвы Олег МАНОХИН. Он доблестно сражался с телефоном полтора часа, его помощники старательно записали все жалобы, а потом Олег Викторович прокомментировал для “МК” все волнующие москвичей проблемы. И вот что получилось.

Дела семейные

     — Добрый день, Олег Викторович. Вас беспокоит Зинаида Сергеевна. Должен ли участковый по вызову прийти и разобраться, что случилось?
     — Обязан.
     — 12 августа я позвонила, а наряда никакого не было. Даже участковый не пришел. Муж скандалил, оскорблял меня, грозился убить. Я до сих пор не могу оклематься...
     — Вы уже помирились?
     — Считаю, что после этого не стоит мириться.
     — Оставьте свой телефон. Мы вам перезвоним, уточним, у кого находится ваше заявление, и окажем помощь.
     — Заявление-то я написала, но не отдала.
     — Хорошо, я попрошу, чтобы участковый к вам зашел.
     Хотим сразу отметить, что Олег Манохин пообещал разобраться с каждой конкретной жалобой (и с многими, кстати, уже разобрался — всем звонившим будут даны письменные ответы). Поэтому далее мы этот пункт в каждом телефонном диалоге опускаем и сразу переходим к комментариям обозначенной темы.
    
     — Мне 83 года, участница войны, инвалид II группы. Живу с внучкой и дочкой. Внучка, 1986 года рождения, меня постоянно избивает. Ничего не слушает, состояла на учете в милиции. Участковый был в прошлом году, разговаривал с ней: дескать, будешь бабушку бить — в дурдом попадешь. И вообще все мне отвечают: а что мы можем? Отправили в диспансер психиатрический. Ну, пошла я к психиатру. Она спрашивает: а что вы пришли? Пускай ее мать придет. Так все и продолжается.
     Еще мне посоветовали посадить ее в тюрьму. А я ее боюсь... Мой муж (ее дедушка) умер. А она говорит: “Теперь я за тебя возьмусь...”

     — С родственными отношениями надо подробно разбираться в каждом конкретном случае. Почему-то считается, что милиция не любит вмешиваться в такие конфликты: сегодня дерутся, завтра мирятся... Но я подчеркиваю: участковый обязан реагировать на всю информацию по семейно-бытовым проблемам. Он ведь отвечает за обеспечение личной безопасности!
     Свыше 75 тыс. подобных обращений рассмотрели участковые за 8 месяцев этого года. Составлено 540 тыс. протоколов за административные правонарушения. Это, между прочим, занимает 70% их времени.
     “МК”: А “палок” (раскрытых преступлений) не приносит...
     — Не приносит. “Палки” приносят раскрытые кражи, угоны, преступления против жизни и здоровья. Кстати, последний звонок, если там все подтвердится, тянет уже на уголовную ответственность, ст. 117, истязание.
     Но за несвоевременное рассмотрение заявлений граждан мы с участковых серьезно спрашиваем. Это и взыскания, и понижение в должности, и освобождение от службы. Иногда профилактическая беседа с гражданином может большую роль сыграть. А если речь идет о причинении побоев и телесных повреждений, начинает работать УК. Конечно, это все статьи так называемого частного обвинения, когда можно помириться и заявление забрать. Но оформлять документы мы обязаны.

Эй, вы там, наверху!

     — Александр Кузьмич, пенсионер, ветеран труда. Проживаю я в Западном округе, на одном этаже с человеком, который 22 года провел в местах лишения свободы и теперь освободился. Он не работает, постоянно пьет. Его квартира — это притон, в результате чего много раз выбивались стекла в подъезде. Я просил нашего участкового отправить соседа на принудительное лечение. Но ничего не было сделано.
     — Участковый, я так понял, все-таки вам помогает.
     — Пять месяцев он уже не приходит.
     — В настоящее время принудительное лечение от алкоголизма не применяют. Я попрошу вас обратиться с заявлением в территориальный отдел внутренних дел. Мы постараемся разобраться и помочь вам.
    
     — Инна Владимировна из Южного Бутова. У меня в двух квартирах по соседству живут нерусские. Приходилось вызывать милицию. Милиция не приезжает, говорит, что они не открывают. А участковый сказал: если бы платили побольше, вот тогда мы бы бегали. Соседи из-за безнаказанности ведут себя как хотят. Как мне решить проблему?
     — Эта проблема действительно очень трудно решается. Вот смотрите, участковый обязан знать обо всех жильцах на его территории. Если живут незарегистрированные или без паспортов, максимум, что он может сделать, — составить протокол, привлечь к административной ответственности (штраф 100 руб.). Хоть 10 раз штрафуй — больше ничего. А если хотя бы временно зарегистрированы? Выселить участковый никого не может. У нас, между прочим, по Конституции, свобода перемещения и проживания граждан.
     А вот если эти граждане буянят, шумят по ночам, то теперь можно привлечь их к ответственности по московскому закону о тишине (штраф до 10 МРОТ). Например, кафе во дворе, там громкая музыка. Мы принимаем меры: приглашаем сотрудников СЭС, они замеряют уровень шума, — требуем снизить его до нужного значения, либо привлекаем нарушителей к административной ответственности.
    
     — Я живу во 2-м Митинском переулке. Между домами постоянно собирается молодежь — всю ночь шум, крики... И никакой реакции участкового.
     — У участковых раньше не было никаких правовых оснований для принятия подобных мер. А сейчас есть закон города Москвы об ответственности за нарушение тишины в ночное время. Теперь участковый просто обязан принять меры. Жалуйтесь! У нас есть специальное подразделение по рассмотрению жалоб граждан. В течение месяца вам дадут ответ. А если поступает заявление о совершении преступления, срок для рассмотрения — до трех дней.

Фигаро здесь, Фигаро — где?

     — Своего участкового я видел всего один раз, в 1979 году. Тогда мою квартиру обокрали... И с тех пор я понятия не имею, кто такой участковый, где он находится. И вообще у меня отношение к нашей милиции очень отрицательное.
     — Это какой у вас отдел внутренних дел?
     — “Строгино”.
     — Ваш адрес?
     — Я боюсь его говорить, потому что они меня напугали очень здорово.
     — Значит, я не смогу вам помочь.
     — Ну что ж. Я просто констатирую факты.
    
     — Житель Отрадного, Владимир Дмитриевич. Я своего участкового и не знаю. Был раньше другой, он получил майора — и все.
     — Вы, наверное, законопослушный гражданин и поэтому не общаетесь с участковым.
     — Я сейчас не работаю и часто бываю на улице. Много пьяни!
     — А ваш участковый вообще проводил отчеты перед населением?
     — Нет, ни разу.
     — Может быть, вы просто были не в курсе? Вы хоть знаете, где расположен общественный пункт охраны порядка?
     — Понятия не имею. По-моему, в нашем доме. Я всегда звоню в ОВД, вызываю оперативную группу, чтобы их забрали.
     — И как, милиция реагирует?
     — Да, конечно.
     — Видите, как хорошо!
    
     — Меня зовут Женя. Входит ли в обязанности участковых отслеживание таких моментов, как расклейка объявлений на дверях?
     — Он должен реагировать на это.
     — Я как-то раз наткнулся на такого расклейщика, пригрозил ему заявлением в милицию. Какие санкции грозят таким людям?
     — Это будет скорее всего административное наказание. Хотя в подъездах, когда пишут несмываемыми красками, это можно расценивать как вандализм, статья 214 УК.
     — А что вообще входит в обязанности участковых?
     — Охрана общественного порядка, борьба с преступностью и профилактика правонарушений — основные обязанности. А их уже можно раздробить на более мелкие. Вот только обязанностей тьма, а участковых не хватает. Тебе, Женя, сколько лет?
     — Мне 24 года.
     — Ну, пора идти участковым работать.
     — Спасибо, подумаю.
     В обязанности участкового действительно входит практически все. Он должен знать обитателей КАЖДОЙ квартиры, владельцев КАЖДОЙ машины, стоящей у дома, КАЖДОГО лоточника в районе, фиксировать КАЖДУЮ жалобу и принимать меры, регулярно отчитываться перед населением и участвовать в раскрытии КАЖДОГО преступления на своей территории...
     Теперь скажите: может он физически все успеть? Но ведь и удовлетворение эта работа приносит огромное. Участковый — это вся милиция, только в миниатюре, в пределах пары улиц. Ко всем жителям подход надо суметь найти, всем помочь, всех защитить. Общественно важный человек!
     Сейчас ГУВД Москвы набирает на работу иногородних сотрудников. Готово принять 2000 человек, и места для них уже выделены в московских общежитиях. Хорошо, когда префекты округов относятся к этому с пониманием.

А теперь — внимание

     Префектура Зеленограда выделила 10 квартир специально для участковых уполномоченных. Часть из них пойдет приезжим сотрудникам. Поэтому на замещение вакансий приглашаются из всей России мужчины в возрасте 18—35 лет со средним специальным или высшим образованием, отслужившие в армии или имеющие законную отсрочку от нее. Срок контракта — 5 лет. Потом квартира станет собственной. Правда, есть одно “но”. Иногородних в участковые зовут только неженатых. (Вредный совет от “МК”: срочно разводитесь!)
     За подробностями обращаться к начальнику УВД Зеленограда Виктору Викторовичу Крыхтину по тел. (095) 531-08-21.

Профилактический сачок

     — Здравствуйте. Меня зовут Светлана Михайловна. У меня наверху квартира коммунальная, 3-комнатная. И вот уже на протяжении нескольких лет она сдается. В каждой комнате живет по 5—6 приезжих проституток. Я не спорю, участковые работают. Но ситуация улучшается на какие-то две недели, а потом опять все по-старому. Неужели наши участковые настолько бесправны, что не могут окончательно разобраться?
    
     — Здравствуйте. Я живу на Ленинском проспекте. У дома №57 собирается много проституток. Пошла вечером гулять с собакой, а в подворотне их целые толпы. Что делать?
     — Раньше они стояли на самом проспекте, мы их разогнали немного.
     — Ну вот, теперь они спрятались в подворотнях.
     — Этот адрес обязательно проверим и наведем порядок. (К моменту этой публикации меры уже приняли: проституток собрали, отвезли в ОВД, оштрафовали и провели с ними профилактическую беседу.)
     Проституция — это огромная проблема, и кардинально решить ее, гоняя девушек с места на место, конечно, нельзя. Но вы заметили, что в Москве проституток на улицах намного меньше стало? Например, в Восточном округе совсем нет уличной проституции. Неуютно там девушкам, выходит. Руководство УВД хорошо работает.
     В нашем управлении есть специальный отдел по борьбе с нарушениями в сфере общественной нравственности и неформальными молодежными объединениями антиобщественной направленности. Его сотрудники координируют эту работу по всей Москве, организуют рейды, проверки, ликвидации притонов. Так что пишите заявления — разберемся.

Девочка плачет, а скинхед учтен

     — Мою девочку, 16 лет, задержала милиция за распитие спиртных напитков — она пила пиво. Хотя я сама видела новый Административный кодекс — там написано, что спиртные напитки бывают свыше 12 градусов крепости. Правомерно ли это задержание?
     — Такое задержание неправомерно. Пиво не является спиртным напитком. Но если ее задержали не за распитие, а за появление в общественном месте в пьяном виде...
     — Нет, она сидела на скамейке и пила пиво с другой девочкой. Я читала протокол.
     — А дочь на учете не состоит?
     — Дочь нигде не состоит, учится в институте...
     — Вам позвонят и постараются разобраться в этой ситуации. (Уже разобрались. Протокол был составлен неправомерно, он отменен. Инспектор по делам несовершеннолетних наказан.)
    
     — Я звоню из Выхина. У нас молодежь тут собирается большими группами, бритоголовые. Мы участковому говорили, но результата нет.
     — Где это конкретно происходит?
     — Они собираются в разных домах и подъездах именно рядом с метро “Выхино”. Там у нас Академия управления.
     — Так, может, это студенты собираются?
     — Вы знаете, как они выглядят, эти студенты? Вечером боимся домой возвращаться.
     — А они порядок нарушают?
     — Вроде бы нет...
     — Понятно. Ну что делать? Такое время — такие нравы. Как только заметите нарушение общественного порядка, немедленно звоните участковому или “02”.
     Свыше 800 так называемых неформалов состоят сейчас на учете в Москве: скинхеды, фашисты, футбольные фанаты-хулиганы. Среди них 196 несовершеннолетних И я хочу предупредить родителей: милицейский учет — дело серьезное. Блестящей карьеры их детям уже не сделать, в престижный вуз не поступить.
     “МК”: Это выглядит некоторой дискриминацией. Молодой человек не осужден, то есть не является преступником, а уже испытывает поражение в правах.
     — Если он исправился и не совершал в течение года правонарушений, с учета его снимут. И никакого пятна не останется. Не нравится, что поставили на учет, — можно обжаловать это через суд.
    
     — В Москве развелось очень много беспризорников, на вокзалах их тьма-тьмущая. Когда же наконец с этим покончат?
     — Проблема безнадзорности какое-то время совсем не решалась: приемнику-распределителю запретили маленьких бомжат принимать, приютов не было. Поэтому их так много и развелось. А теперь власти запустили механизм работы с ними, мэр Москвы издал соответствующие распоряжения, социальные приюты стали открываться. Сейчас их 6, там свыше 1000 мест, и еще приюты строятся. Да и в регионах стали с беспризорниками работать — их теперь меньше до столицы доезжает.
     А механизм такой. Мы их задерживаем, доставляем в ОВД, вызываем “скорую помощь”. “Скорая” развозит их по трем детским больницам. Там их обследуют и лечат, а мы тем временем устанавливаем их личность. Потом дети поступают в приют, откуда социальный работник везет их домой, если есть к кому. К сожалению, все к тем же родителям-алкоголикам. Там уже надо решать другую проблему — лишать родительских прав и т.д.
     Хуже, когда взрослые бомжи бродят по Москве с детьми. Отобрать ребенка у матери мы не можем. Хотя если она заставляет его побираться, можно возбудить уголовное дело. И такие дела возбуждаются.

Бомжовое счастье

     — Дмитровское шоссе вас беспокоит, дом 149. Я долго билась, чтобы участковый навел порядок в нашем подъезде, потому что бомжи нас одолели. У нас нет домофона. Настоящий проходной двор! Муж неоднократно чинил кодовый замок на входной двери, но его все время ломают.
     — На самом деле проблема со взрослыми бомжами практически не решаемая. Штрафовать их бесполезно — денег все равно нет. Статья “тунеядство” давно отменена. Высылать из Москвы нельзя — у нас свобода передвижения. Поместить в приемник-распределитель невозможно в связи с изменением законодательства. Госдуме с этим надо срочно что-то делать.
     А все подвалы и чердаки в столице наглухо заперты и опечатаны. Мы специально выдали участковым личные пломбиры, и за это с них теперь строжайше спрашивается — после взрывов домов.

Мурка, моя Мурка, живи пока спокойно

     — Вам звонит жилец с улицы Островитянова. У моей соседки собака. Как только ее выводят из дома, начинает лаять на каждую муху. А ведь сколько случаев, когда собаки набрасываются на людей!
    
     — У меня такой вопрос — о любителях животных. Весной, когда тает снег, страшно наступать на газоны.

     — Кодекс административных нарушений не предусматривает ответственности владельцев за животных. Правда, сейчас Госдума рассматривает законопроект о содержании животных. То есть, возможно, скоро при выгуливании собаки нужно будет брать с собой сумку и совочек.
     А в Москве пока действует временное положение по содержанию животных. Там опять только штрафы в качестве наказания. Значит, реально с владельцем бойцовой собаки, которая всех пугает, или со старушкой, которая держит в квартире 20 кошек, ничего пока сделать нельзя.

И тебя посчитают...

     — Вас беспокоит Юля. Вот скоро перепись населения. Я не очень поняла, кто будет ходить по квартирам: сами участковые?
     — Ходить по квартирам будут переписчики с удостоверениями. В отдельных случаях мы их будем сопровождать.
     — Что значит “в отдельных случаях”?
     — При посещении криминогенных мест, неблагополучных семей: где проживают хулиганы и прочая публика, которая состоит на учете, психически больные люди. В места скопления бомжей обязательно пойдут участковые — бомжи тоже будут участвовать в переписи.
     — А если звонят в дверь, как понять, можно открыть или нет?
     — Вы можете попросить переписчика показать в глазок удостоверение, спросить, где находится его переписной участок, и позвонить туда. Если человек вызывает сомнение, нужно позвонить в отделение милиции. Это все будет под нашим контролем.

Обидно за милицию, понимаешь

     — Скажите, как помочь нашим участковым в плане оснащения опорного пункта? А то приходится долго ждать, пока бумаги будут правильно оформлены. Я понимаю, что с деньгами тяжело, но можно все-таки компьютеризировать этот процесс, чтобы он упростился? Просто обидно, когда заходишь в обшарпанный опорный пункт!
     — У нас планируется обеспечение участковых оргтехникой и прочими важными вещами. Компьютеры в опорных пунктах есть, но не везде. Хотя их стало уже больше. Что ж, спасибо за заботу об участковых.
    



Партнеры