Прецедент Калашникова

Жертве удалось засудить Россию

18 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 820
  Год назад в Овальном зале Дворца правосудия в Страсбурге состоялась “премьера”. Прошло первое и пока единственное публичное слушание дела против РФ — “Калашников—Россия”. Зал был полон. Сотрудники Европейского суда, юристы из других стран, просто любопытствующие шли на российское дело, как на концерт Хосе Каррераса. Наши истцы и ответчики тоже чувствовали себя как выпускники ГИТИСа на сцене Малого театра...
    

     Каринна Москаленко, представлявшая в суде сторону истца, Валерия Калашникова, рассказывает: “Выступать в Страсбурге очень интересно. Вообще мне, после двадцати пяти лет работы в российских судах, было приятно предстать перед настоящим судом — непередаваемое ощущение”.
     Однако прежде чем оказаться на трибуне Дворца правосудия, надо было пройти довольно трудный путь. Доказать, что в отношении Валерия Калашникова, арестованного в 1995 году по обвинению в мошенничестве и пять лет проведшего в изоляторе в ожидании процесса, действительно были допущены нарушения.
     Первую жалобу в Страсбург Калашников написал, еще находясь в заключении в Магаданском СИЗО. Жалоба была рассмотрена и передана для изучения судье-докладчику. Но для дальнейшего общения с Европейским судом требовалась уже помощь специалистов — адвокатов. На тот момент в России не было юристов, имевших опыт выступлений в Европейском суде. Путь они торили практически по “целине”.
     В Европейском суде решили отстаивать права, нарушенные по “классическому российскому набору”: бесчеловечное обращение, право на свободу и личную неприкосновенность, право на справедливое судебное разбирательство. Поскольку Калашникова, являвшегося тогда исполнительным директором банка, сначала посадили в тюрьму и держали там долгие годы безо всякого судебного разбирательства (в общей сложности он провел в СИЗО в ужасающих условиях более пяти лет) — эти статьи подходили как нельзя лучше.
     После того как суд уяснил для себя суть дела, он вызвал представителей сторон в Страсбург. Для выступления в Европейском суде было представлено два доклада. Один — расширенный письменный, с подробным обоснованием претензий. Другой — краткий устный. Причем оба доклада — на английском.
     “При составлении доклада надо было обязательно изучить практику Международного суда и сослаться на уже существующие прецеденты. Иначе суд просто не поймет, о чем идет речь”, — рассказывает Каринна Москаленко. А на устном докладе пришлось столкнуться с еще одной проблемой: “По правилам Европейского суда выступления сторон не должны превышать получаса. Не уложились, не раскрыли тему — это ваши проблемы. Поэтому я всю ночь накануне выступления вычитывала с секундомером”.
     Вся процедура слушаний заняла два с половиной часа. Решение же появилось лишь девять месяцев спустя — в июле этого года. Нарушения прав Калашникова были признаны по трем статьям, в качестве компенсации ему присудили 8 тысяч евро. Которые теперь ему должно выплатить Российское государство.
     А буквально за два месяца до этого Европейский суд вынес еще одно решение по российскому делу. Но — без публичных слушаний. Судьи сочли возможным вынести вердикт, не вызывая стороны в Страсбург. Дело “Бурдов против России” — это еще один значимый прецедент, на основании которого российским чиновникам теперь предстоит изрядно разориться.
     Анатолий Бурдов в октябре 1986 года по приказу военкомата был отправлен в Чернобыль на ликвидацию последствий аварии. Подвергся облучению, в результате чего ему была назначена компенсация. Однако, как водится, денег он не получал — власти отвечали, что у них нет средств. Сразу после поступления жалобы в Европейский суд Минфин распорядился выплатить Бурдову “долг”. Тем не менее в Страсбурге ему присудили компенсацию в размере 3000 евро. На основании прецедента деньги должны теперь получить все обездоленные чернобыльцы, решения о выплате которым не исполнялись...
     Летом в активной “коммуникационной” стадии находилось 45 российских дел. По ним ведется переписка с правительством. На остальные несколько тысяч заведены досье. Как говорят специалисты, большая часть российских исков — жалобы социального и материального характера: невыплата пенсий и пособий, компенсации в результате инфляции и дефолта и тэ дэ. Треть — жалобы от тех, кто находится в местах заключения. Это все тот же “российский набор”: пытки, незаконный арест, несправедливое судебное разбирательство. В последние годы начали появляться жалобы по статье “Свобода получения и распространения информации”.
     А вот наша соседка Латвия “специализируется” по политическим делам. За минувший год Евросуд принял аж два “политических” решения против этой страны. Рассмотрено дело гражданки Сливенко, чья семья была депортирована из Латвии, поскольку ее муж являлся военнослужащим. Суд признал жалобу по статье “дискриминация” приемлемой к рассмотрению и пока предложил сторонам урегулировать спор мирным путем. Если не получится, дело по Латвии будет рассмотрено по существу. Другое дело касалось права на свободные выборы. Ингрида Подколзина решила баллотироваться в депутаты сейма. И несмотря на то, что у нее было удостоверение о сдаче экзамена по латышскому языку на высшую категорию, накануне выборов инспектора написали рапорт о недостаточном уровне знаний госязыка. В результате ее имя вычеркнули из списка кандидатов. Подколзина признана пострадавшей. Латвия должна выплатить ей 1500 евро материальной и 7500 евро моральной компенсации.
     А в отношении Украины, например, часто встречаются дела о нарушении права собственности. Недавно в Страсбурге иск против Украины выиграла российская организация “Совтрансавто”. Холдинг владел 49% акций украинского акционерного общества. Но в результате реорганизации и переоформления открытого АО в ЗАО у “Совтрансавто” осталось лишь 20,7% акций. Украинские арбитражные суды не раз отказывали предприятию в иске. А Европейский суд признал, что Украина нарушила право на справедливое рассмотрение дела и право собственности.
     До сей поры все “свежепринятые” члены Совета Европы благоговейно относились к решениям Европейского суда. И лишь маленькая Молдавия, которую Евросуд признал виновной в нарушении прав верующих, начала сопротивляться. В Страсбурге признали правоту митрополии Бессарабии, которая жаловалась на то, что власти Молдавии отказываются ее регистрировать. И присудила ей компенсацию в размере 27 тысяч евро. Однако правительство Молдавии решило обжаловать это решение в Большой палате Европейского суда. Поскольку, на взгляд властей, это — внутрицерковный конфликт между Русской и Румынской церквами, а у государства нет достаточных законодательных полномочий, чтобы в него вмешиваться.
     В скором времени, по прогнозам специалистов, дела из стран СНГ займут доминирующее место в Страсбургском суде — ведь мы только-только осознали, что у нас есть некие права, которые можно защищать.
     Адрес Страсбургского суда: Au Greffier de la Cour europeenne des Droits de l’Homme Conseil de l’Europe F-67075 Strasbourg Cedex




Партнеры