Фемида в импортной повязке

Как “доконать” Европейский суд?

18 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 602
  Однажды мой дедушка купил телевизор. Однако новенький “Рубин” оказался с норовом: сначала у него барахлил звук, потом пошла рябь. Магазин упорно не желал признавать, что сбагрил бракованный товар. Вконец измаявшись, дедушка решил прибегнуть к последнему средству: он написал письмо “на съезд”. Как раз тогда проходил какой-то очередной... Через неделю из магазина ему доставили свеженький телевизор и долго-долго извинялись.
     Многие граждане со вздохом вспоминают о торжестве советской справедливости: напишешь, бывалоча, куда-нибудь наверх, глядишь — меры и примут... Поэтому известие о том, что с 1998 года у граждан России появилась возможность апеллировать к “высшей справедливости” — в Европейский суд, — было воспринято с воодушевлением. И потекли жалобы в далекий город Страсбург. Однако решений по заявлениям российских граждан пока единицы. Почему? Да потому, что, прежде чем штурмовать европейскую Фемиду, неплохо бы выяснить: что такое есть Европейский суд? И как правильно с ним обращаться...
    
     “Если бы наши граждане и адвокаты знали, как нужно правильно оформлять жалобу в Европейский суд, то у нас бы были не единицы, а сотни его решений”, — с этого начали разговор сотрудники Центра содействия международной защиты, который дает консультации пострадавшим от произвола.
  
  
     По данным на февраль 2002-го, в Суд поступило 8199 жалоб “на Россию”. Но практика показывает, что более 90% Судом отвергается.
     Пользуясь тем, что первичную жалобу может направить любой человек, узнавший адрес, в Страсбург шлют горы всякой “макулатуры”. На восьми страницах, с подробным описанием всех нецензурных диалогов абстрактная тетя Маша повествует, как Петька-водопроводчик, алкаш противный, который год не меняет ей кран, а злыдни из ЖСК ему потворствуют. Прищучьте гадов! Но шансов добиться рассмотрения своего дела “в Европе” у тети Маши — никаких.
     Иногда приходится слышать от людей, возмущенных несправедливым судебным решением: “Я обращусь в Европейский суд. Он докажет мою невиновность”. Увы, не докажет. Потому что это — не его дело. Он лишь следит за тем, чтобы не нарушались права человека, закрепленные в Конвенции. Этих “абсолютных прав” не слишком много: право на жизнь, на личную свободу и неприкосновенность жилища, свободу мысли и вероисповедания, уважение частной жизни, запрещение пыток, рабства и принудительного труда, право на справедливое судопроизводство...
     1-е условие: только тогда, когда человек считает, что именно одно из этих основных прав было нарушено, — он может обратиться в Европейский суд. Предъявив при этом иск не против конкретного лица: несправедливого судьи, хама-милиционера или соседа-хулигана, от которых он непосредственно пострадал, а против — государства. Которое не обеспечило его защиту. Например, не смогло найти убийц. Или на следствии применило недозволенные методы. Или нарушило ваши избирательные права...
     А Европейский суд уже будет определять, действительно ли страна не выполнила обязательств, взятых на себя после подписания Конвенции...
     2-е условие: — жалоба должна исходить только от самого потерпевшего или от группы потерпевших. Нельзя заступаться “за кого-то”. Ну разве только в том случае, когда человек убит, и родственники погибшего жалуются на нарушение права на жизнь.
     3-е условие: — гражданин России должен исчерпать все внутренние резервы правовой защиты. К ним относятся две судебные инстанции — первичная и кассационная. Третья инстанция — Президиум Верховного суда — после дебатов была признана необязательной, поскольку для передачи туда дела нужна воля не самого пострадавшего, а представителя юстиции, читай — государства.
     4-е условие: — жалоба должна быть подана не позднее шести месяцев после рассмотрения дела в кассационной инстанции. И это условие — очень жесткое. Утверждают, что Европейский суд еще ни разу не отступал от “фактора времени”, безжалостно отсеивая все припозднившиеся жалобы.
     5-е условие: — жаловаться можно только на те нарушения, которые произошли после подписания Россией Конвенции. То есть — после 5 мая 1998 года. Так что если вы желаете, чтобы Суд решил вопрос о несправедливой отсидке в лагерях в далеких тридцатых—сороковых годах, — забудьте.
     Кроме того, жалоба не может быть анонимной. И не может подаваться дважды. Не будет рассматриваться и дело, которое уже находится в производстве какого-либо другого международного суда (есть еще Комитет по правам человека при ООН).
* * *
     Если все необходимые условия соблюдены, можете направлять жалобу в Страсбург. Первоначально это может быть простое письмо в произвольной форме, на родном языке, с изложением обстоятельств дела. Юрист Суда, изучив вашу жалобу, отправит вам формуляр, в котором попросит подробнее описать суть нарушения и привести аргументы, что все возможные внутренние средства защиты были исчерпаны. Формуляр тоже можно заполнить на родном языке. Вся дальнейшая переписка будет вестись на одном из двух официальных языков Европейского суда — английском либо французском. К формуляру нужно приложить копии решений судебных инстанций и прочие справки (например, медицинскую — если вы обвиняете государство в применении пыток).
     Дальше начинается так называемый коммуникационный период. Изучив ваши разъяснения, суд либо признает жалобу неприемлемой, либо начинает долгую процедуру подготовки дела к слушанию. Судья-докладчик Европейского суда посылает запросы в госорганы страны-ответчицы с просьбой “ответить по существу жалобы”. На подготовку ответа дается три месяца. Получив “меморандум” правительства страны, судья переправляет его на ознакомление истцу и его адвокатам. Они должны высказать свои обоснованные возражения по этому поводу. На подготовку ответа дается также три месяца...
     Слушания по существу дела обычно бывают открытыми. И на них приглашаются представители сторон. От имени государства-ответчика выступает официальный представитель от страны в Европейском суде и чиновники из госорганов, непосредственно ответственных за допущенные нарушения. Истец должен прибыть в Суд лично. Европейский суд может оплатить дорогу и проживание истцу и его адвокату, если те не имеют достаточно собственных средств. На заседании стороны обмениваются устными выступлениями, затем судьи задают вопросы. Но вердикт выносится не сразу. На это может уйти еще не один месяц. Например, первое слушание по российскому делу — делу Калашникова — проходило в сентябре 2001 года. А вердикт о признании нарушений появился только в июле 2002-го.
* * *
     И, наконец, о главном — на что может рассчитывать человек, чью жалобу Суд удовлетворяет?
     Прежде всего на материальную компенсацию, которую должно заплатить государство-ответчик.
     Но часто бывает, что за вердиктом Евросуда следуют и более существенные результаты. Ведь если государство признано “виновным”, то оно обязано принять меры, чтобы обнаруженные нарушения не повторились вновь. Мало того что может быть пересмотрено конкретное судебное дело и даже изменен приговор. Для того чтобы не повторять ошибок, придется проанализировать, откуда “растут ноги” конкретного нарушения, и постараться устранить причины. Скажем, если установлено, что в стране применяются пытки, то государственным органам придется позаботиться о разработке таких мер, которые отобьют желание у некоторых ретивых представителей следствия применять недозволенные методы.
     Иногда приходится даже менять внутреннее законодательство. Например, в результате рассмотрения дела “Асенов против Болгарии” стране пришлось вносить изменения в свой Уголовно-процессуальный кодекс. Кстати, судебные решения имеют важные значения не только для тех государств, против которых непосредственно рассматривалось дело, но и для других стран — участниц Совета Европы. До июля нынешнего года Россия не имела окончательных решений Европейского суда по возбужденным против нее делам. Тем не менее в новом УПК записано, что если Европейский суд вынесет негативное для Российской Федерации решение, то Президиум Верховного суда РФ обязан пересмотреть соответствующий вердикт по уголовному делу. Говорят, что в ближайшем будущем подобные же нормы внесут в гражданское и арбитражное судопроизводства.
     Не секрет, что иногда положенного по суду просто физически невозможно выбить из ответчиков. Это у нас. Но с Европейским судом — не шутят. За минувшие годы не было ни одного случая неисполнения его решений. Потому что в противном случае “злостного неплательщика” могут запросто исключить из Совета Европы. А за тем, чтобы положенная сумма дошла до кармана пострадавшего, тщательно следит Комитет министров при Совете Европы. И докладывает обо всех проволочках. Представляете, как придется раскошелиться нашему правительству, если рассмотрение российских жалоб будет поставлено на поток! Пока этого не происходит. И не в малой степени, повторим, по вине самих жалобщиков...
    
     ИЗ ДОСЬЕ “МК”: “Конвенция о защите прав человека и основных свобод была принята Советом Европы еще в 50-м году, вступила в силу — в 1953-м. А в 1959-м начал действовать “механизм защиты” этих прав — Европейский суд по правам человека при Совете Европы. Каждый гражданин стран — участниц СЕ мог обратиться туда с жалобой на собственное правительство.
     До 98-го года суд успел рассмотреть больше тысячи дел и вынес около сотни положительных решений. Но потом число членов СЕ начало стремительно расти. В итоге только за два последних года жалоб по существу рассмотрели почти столько же, сколько за прошедшие 40 лет.
     Все жалобы поступают непосредственно в Суд, который работает на постоянной основе. Судей — 41 человек, по одному от каждой страны — участника СЕ”.
    


    Партнеры