КОГДА МЫ УВИДИМ НЕБО В КУМУЛЮСАХ?

В Волоколамске погоду “делают” только женщины

23 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 315
  Одноэтажное здание гидрометеостанции “Волоколамская” приютилось на задворках деревни Порохово. Территория станции обнесена металлическим забором, за которым не только метеоплощадка с измерительными приборами, но и маленький огород — подспорье к небогатому бюджету метеорологов.
     ...Вспоминаю другие станции этой службы, на которых довелось побывать. На полярной станции острова Врангеля в белую майскую ночь наблюдал запуск радиозонда. Огромный желтый шар, наполненный водородом, исчез в вышине, но скороговорка его радиосигналов еще долго доносилась из стратосферы. Шар лопнул на высоте 32 километров, успев передать данные о силе ветра, температуре воздуха в разных слоях арктической атмосферы. В другой раз судьба свела меня с представителями этой профессии в верховьях реки Колымы. Там затерялась колымская воднобалансовая станция “Стоковая” — единственная расположенная на вечной мерзлоте. Создана она для изучения формирования водного баланса горно-таежных областей еще в 1948 году — для обеспечения информацией и прогнозами золотодобывающих предприятий.
     На фоне таких экзотических станций “Волоколамская”, может, и проигрывает, но экстремальности хватает и здесь. Дело в том, что тут работают только женщины, и еще неизвестно, где опасней: в горах, когда вооруженному мужчине-метеорологу повстречается медведь, или на городской окраине, когда в ночное дежурство к “слабому полу” ломится оказавшийся на свободе пациент психушки.
     Нужда заедает гидрометеорологов. Зарплата у них мизерная, нет средств и для поддержания станции на прежнем уровне. Недавно вышел из строя прибор для наблюдения за облаками, и работницы делают это визуально.
     — Хорошо, что теперь на метеоплощадке работает освещение, — говорит начальник станции Тамара Куклева. — А то снимать показания приборов ходили с электрическим фонариком.
     Работа на станции ведется, не прерываясь. Дежурят женщины сутки, отдыхают двое. Иногда с ночи приходится отправляться в поле. Таких наблюдательных поля два. Летом там бурят землю — до метра в глубину — и берут пробы через каждые 20 сантиметров. Ходят в поле всегда по двое, из соображений безопасности. Зимой измеряют высоту снежного покрова, его плотность, учитывают наличие ледяных корок — определяют жизнеспособность растений. Так получают данные о ходе зимовки озимых. Хозяйства, ознакомившись с этими данными, делают выводы о подкормке, планируют работы на весну. Однако в последнее время наблюдения специалистов теперь мало кого интересуют... Кроме фенологических работники станции ведут специальные наблюдения за радиацией.
     Метеорологическая площадка по-прежнему уставлена действующими приборами. На высоких металлических мачтах подрагивают под напором ветра флюгеры. В белых деревянных будках прячутся гидрометры, термометры. Ждет своего часа гололедный станок. Ловит осенний дождичек осадкомер. Кстати, мелкий дождик, по терминологии метеорологов, это морось. А изморозь — это ледяные кружева, что мы видим на деревьях и ошибочно именуем инеем. Облака метеорологи называют по-латыни. Перистые у них — цирусы, розовые кучевые — кумулюсы. Это облака хорошей погоды. Но когда еще мы их увидим?..
    


Партнеры