Дело о баране

В Волоколамске наши меньшие братья могут довести и до сумы, и до тюрьмы

23 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 246
В России возобновился незаслуженно забытый институт мировых судей. Полтора года назад первым в Московской области был открыт Шаховской судебный участок. Возглавила его бывший милицейский следователь Татьяна Капцова.
И сразу к ней хлынула лавина дел. Уже рассмотрено более тысячи гражданских, около двухсот — административных, полсотни — уголовных. Впрочем, в уголовные дела могут с легкостью переходить некоторые гражданские. Таким, например, было дело о 1300 долларах. Эту сумму одолжил один молодой человек у приятеля под расписку. Но отдавать долг не спешил. Возвращать деньги всегда жалко: берешь чужие и на время, а отдаешь свои и навсегда.
Кредитор обратился к мировому судье. Та вызвала должника, а тот совсем обнаглел:
— Не писал я никакой расписки!
Назначили судебную экспертизу. При отборе образцов почерка парень долго тянул время. Потом вдруг вскочил, вырвал из дела свою расписку и с криком: “Нет расписки — нет и долга!” — порвал ее на мелкие клочья. И нарвался на статью 294 УК “Воспрепятствование осуществлению правосудия”. Мировой судья направила ходатайство прокурору о возбуждении уголовного дела.
Запомнился один курьезный случай “про барана”. Его некая Валентина Александровна попросила у своей соседки Татьяны Ивановны напрокат, чтобы обслужить своих овец. Но “баран по вызову”, оказавшись в гареме, повел себя странно: уставился в землю и на невест ноль внимания. Овцы с ним заигрывали, строили глазки, призывно блеяли — все напрасно!
— Ишь какой разборчивый! — дивилась Валентина Александровна. — А может, этот баран не способен на таран? Или он другой какой ориентации?..
Отогнав мрачные мысли, хозяйка покинула овчарню, чтобы не смущать своим присутствием нервного кавалера. Но соседский баран даже не думал о продлении овечьего рода. А в одно прекрасное утро несостоявшийся производитель воткнул рога в землю и отбросил копыта.
Смерть, как показала ветеринарная экспертиза, наступила отнюдь не от чрезмерного усердия при исполнении бараном возложенных на него обязанностей, а от скрытой раны на шее, которую где-то получило несчастное животное.
Хозяйка барана обратилась в суд с иском к соседке о возмещении материального ущерба в сумме 1000 рублей. Однако в судебном заседании Татьяна Ивановна уменьшила размер иска вдвое. На том и порешили. Барана, конечно, жаль, но добрые соседские отношения дороже.
Подавляющее же большинство дел — рутинны, однообразны. Я убедился в этом, побывав на одном “судном дне” мирового судьи.
Одна посетительница предъявила иск к хозяйке коровы, которая забодала ее двенадцатилетнего внука: несколько минут катала по земле. Спасло мальца чудо: замычал теленок, и корова-терминатор отвлеклась... Бабушка в качестве возмещения морального ущерба просит взыскать с владелицы агрессивного парнокопытного восемь тысяч рублей.
Ох уж эти наши братья меньшие! И до сумы, и до тюрьмы могут довести.
Потом косяком пошли административно осужденные. Дело в том, что накануне шаховчане праздновали день поселка. И дата вроде не круглая, 101 год, а оттянулся народ на всю катушку. Семеро самых впечатлительных долго не могли успокоиться и дома. Глава одного многочисленного семейства приревновал супругу к соседу и разошелся не на шутку. А уж в суде раскаялся и дал слово жить с супругой душа в душу.
С 12 часов началось рассмотрение дел. Шесть исков о взыскании неуплаты за жилье и коммунальные услуги. Самая большая недоимка — за семейством Семеновых, которое длительное время проживает бесплатно в четырехкомнатной квартире элитной девятиэтажки, единственной в поселке. Долг достиг уже 44 тысяч рублей. Суд скостил должникам часть пени, обязав уплатить 30 тысяч.
А когда “судный день” закончился, Татьяна Юрьевна долго еще не покидала кабинет. Предстояло писать решения, подготовиться к завтрашним слушаниям. Вон какая гора папок высится — это иски “Мосэнерго” к расхитителям электроэнергии.
— Бывает, — говорит Татьяна Юрьевна, — рассорятся муж с женой окончательно и бесповоротно, подают на развод. А я чувствую: любят они друг друга, и каждый мучительно переживает предстоящий разрыв. Начинаю тянуть, назначаю испытательный срок. Пройдет время, улягутся страсти — и супруги снова вместе. Потому, наверное, я люблю свою рутинную работу. Другой раз дел полно, закроешься в кабинете, и телефон кажется помехой. Но когда он долго не звонит — вроде чего-то не хватает...


    Партнеры