Не тот Чичерин

Швейцарский сыр в московской нарезке

23 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 259
Глядя на афишу московского театра “Школа современной пьесы”, сообщающую о премьере спектакля “Событие” по Набокову, москвичи могли не обратить внимания на скромную приписку “в рамках Дней Швейцарии”. Или, слушая рассказ по ТВ о показе мод, главной “фишкой” которого стала красно-белая гамма, могли не придать значения тому факту, что швейцарский флаг тоже красно-белый.
Тем не менее и спектакль, и модное дефиле, да еще с десяток мероприятий на любой вкус имели самое прямое отношение к Дням Швейцарии, которые прошли в российской столице на прошлой неделе.
Хотя после того как имидж страны был подпорчен скандалом вокруг диспетчерской компании Skygide (когда по вине сотрудников этой компании в результате столкновения в небе двух самолетов погиб 71 человек, в основном дети и подростки из Башкирии), устраивать большой праздник в российской столице было как-то неуместно.
С этой темы и начался наш разговор с послом Швейцарии в Москве господином Вальтером ФЕЧЕРИНОМ:
— Несколько дней назад стало известно о том, что “Башкирские авиалинии” через своего адвоката, немецкого юриста Элмара Гимулла, передали иск швейцарской стороне на сумму в 28 млн. $ в качестве компенсации морального ущерба. Были ли в Швейцарии официальные высказывания по поводу компенсаций?
— Я думаю, что сегодня говорить о компенсациях сложно, потому что это частное дело компании Skygide. Конечно, мы об этом будем говорить на официальном уровне, но только тогда, когда результаты расследования будут опубликованы. Пока оно не закончено и будет продолжаться еще несколько месяцев. Я хотел бы подчеркнуть: хотя большая часть акций Skygide принадлежит правительству, у нас очень четкое правило — правительство никогда не вмешивается в расследование и менеджмент компании...
— Господин посол, ваша фамилия звучит как-то очень по-русски. У вас русские корни?
— Моя фамилия — абсолютно швейцарская. Но я знаю, что она очень похожа на фамилию вашего известного земляка Чичерина (Чичерин Георгий Васильевич — нарком иностранных дел с 1918 по 1930 год. — Ред.). Мой отец даже из-за этой схожести фамилий чуть не попал в тюрьму. Дело было в 20-е годы. Он поехал в Бельгию, а там его арестовали в гостинице. Но отпустили, когда поняли, что это не Чичерин.
— Во время самих Дней вы столкнулись с трудностями. Говорят, у вас были какие-то проблемы с приездом труппы, которая должна была выступать на сцене Большого театра?
— Трудности были, но маленькие. Больше всего мешала погода, потому что мы из-за дыма не знали, прилетит самолет с участниками Дней Швейцарии или нет, опоздает или нет. А в целом, я думаю, все получилось. Я очень доволен. У нас уже сейчас много положительных откликов.
— Почему тогда были выбраны мероприятия, которые россияне не очень-то связывают со Швейцарией?
— А это и хорошо, потому что мы старались подобрать такие проекты, которые были бы интересны россиянам. Ведь Швейцария — это не только сыр или банки. Это и богатая культурная жизнь. Взять, к примеру, спектакль “Событие” по Набокову — не случайно то, что мы привезли именно этот спектакль в Москву. Мы рассчитывали, что выбор русского писателя Набокова совпадет с выбором московского зрителя. Главный принцип, которым мы руководствовались в подготовке Дней Швейцарии, — это укрепить связь с Россией. А уж что посмотреть — каждый решал сам по своему вкусу. И традиционные “ценности” в нашем “меню” тоже были: швейцарские сыры и вина можно было продегустировать на выставке швейцарских архитекторов.
— И все же большинство россиян Швейцарию представляют как один огромный банк. Как представитель страны с такой репутацией, можете ли вы сделать финансовый прогноз для наших читателей: когда евро в России обгонит американский доллар? В московских обменниках единая евровалюта пользуется спросом.
— Ну что здесь сказать? В традиционных туристических центрах цены указаны в евро. Да и в быту чаще пересчитывают с франка на евро, чем с франка на доллар. Но если говорить о крупных, серьезных сделках, то все осталось как было — считают по доллару. Ведь в Швейцарии, как и в России, евро — это иностранная валюта. Наша государственная валюта — франк, по крайней мере до тех пор, пока мы не вступим в ЕС. А мы пока туда не собираемся.


Партнеры