Страшный сон Сталина

При царе “счетчиков” награждали, а в 37-м — сажали

24 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 443
  Мировая практика переписей населения насчитывает более двухсот лет. В этом плане одним из наиболее продвинутых государств считается Америка, где первая полноценная перепись состоялась в 1790 году. Россия отстала от заокеанского соседа на сто лет, впервые посчитав весь свой народ в 1897-м. Правда, масштабные попытки переписать население предпринимались у нас гораздо раньше, при Петре Первом.
    
     Называлось сие мероприятие “ревизией”, которую переписью в полном смысле слова назвать нельзя. Впервые прошедшая в 1719 году ревизия делала упор на уточнение количества проживающих в стране мужчин — только тех сословий, с которых взимались подати. Представители сильного пола являлись “единицами налогообложения” — чем больше было в семье мужиков, тем большие подати приходилось семейству платить. Специально задействованные в мероприятии люди составляли подушные списки, которые именовались “ревизскими сказками”. Но отвечать на вопросы “сказочников” население не спешило и по возможности пряталось кто куда. В итоге данные ревизий оказывались от истинного положения дел далеки. Последнее такое мероприятие прошло в России в 1857—1860 гг., но еще до этого многие ученые разразились критикой — дескать, стране нужны народные переписи, целью которых станет пересчет представителей всех без исключения сословий и непременно обоих полов. Разумеется, никакого отношения к податям это мероприятие иметь было не должно. Споры “вылились” в перепись 1897-го.
     Тогда было решено, что переписные комиссии в губерниях и областях возглавят губернаторы, в округах и уездах — предводители дворянства. В счетчики, которых было около 150 тыс. человек, рекомендовалось брать “благонадежных лиц, внушающих доверие”: священников, учителей, приказчиков, грамотных обывателей. Но работать за 7—12 рублей, обещанных переписчикам, захотело очень мало народу, поэтому людей решено было завлечь другой приманкой. Специально введенной медалью “За труды по первой всеобщей переписи населения 1897 года”. Народ клюнул... Кроме этого были добровольцы, ставшие счетчиками совершенно бескорыстно. В их число вошел и Чехов, который переписывал народ в Серпуховском уезде Московской губернии.
     Дело шло туго. Людей плохо проинформировали о переписи и ее целях, выпустив лишь две “рекламные” брошюрки небольшим тиражом. Пытаясь вразумить народ, власти прибегали к помощи полиции, которая методом кнута и пряника убеждала не игнорировать государственные усилия. В тогдашних анкетах содержалось 14 вопросов: фамилия или прозвище, семейное положение, вероисповедание, грамотность и т.д. Делалась даже отдельная отметка о тех, кто был слепым на оба глаза, немым, глухонемым или умалишенным...
     Вторая по счету перепись состоялась в 1920 году. Но удалось охватить лишь 72% населения, поскольку шла Гражданская война. Зато следующий “подсчет голов”, состоявшийся в 26-м году, впоследствии был оценен как наиболее полный.
     Но, пожалуй, самая знаменитая перепись — это перепись 37-го года. Знаменита она печально, потому что для десятков статистиков закончилась трагедией. Одних расстреляли, других осудили и сослали в лагеря. По приказу Сталина результаты этой переписи были признаны недействительными... Между тем дело было отнюдь не в “некомпетентности” статистиков, а в самом Сталине, который ожидал от мероприятия совершенно иных результатов. По замыслу генсека, перепись должна была показать невиданный прирост населения, произошедший после установления советской власти, и практически полное отсутствие верующих в стране. В подготовку к переписи Сталин вмешивался очень активно: лично исключал и вписывал вопросы, изучал проект программы... И что же: когда мероприятие состоялось, выяснилось, что население СССР примерно на три миллиона меньше, чем того ожидал генсек. Четвертая часть людей в возрасте от 10 лет и старше оказалась неграмотной. 56,7% населения в возрасте от 16 лет назвалась верующими.
     “Подобных результатов и следовало ожидать, — говорит руководитель группы внештатной Службы по Всероссийской переписи населения 2002 года при Госкомстате РФ Аркадий Исупов. — Сталин “не учел” последствий голода 30-х годов, “забыл” о последствиях репрессий, которые начались до 37-го. Что касается достаточно большого числа верующих, которых выявила перепись, то здесь дело в формулировке вопроса, которая была неправильной. Звучал вопрос так: “Вероисповедание”. Естественно, что даже те, кто считал себя атеистом, вспомнили о вере своих предков и назвали ее”...
     Вскоре после завершения переписи начальникам областных управлений народнохозяйственного учета были разосланы закрытые письма “О вредительских извращениях и организационных недостатках переписи населения 1937 г.”. В письмах разоблачались “враги народа” из числа ответственных за перепись, результаты которой так и не обнародовали. Зато уже через два года был организован новый “подсчет” — без вопроса о вероисповедании. В остальных же вопросах перепись фактически “копировала” предыдущую. Сталина двухгодичной давности “провал” ничему не научил — как и перед переписью 37-го года, он вновь огласил численность населения страны, не дожидаясь результатов переписи новой. Генсек вещал, что в СССР проживает 170 млн. человек, однако “подсчет” показал, что народу в стране — 167,6 млн. Правда, об этом Сталин так и не узнал, потому что численность населения, во избежание гнева генсека, была завышена на два с лишним миллиона человек...
     Вслед за послевоенной переписью 59-го года было решено пересчитывать народ через каждые десять лет. Это самый оптимальный период для учета происшедших перемен. К тому же предполагалось, что переписи непременно следует проводить в те годы, которые оканчиваются на “девятку”. И это не случайно — результаты “пересчета” должны были быть готовы за два года до очередной союзной пятилетки. С тем чтобы соответствующие органы успели составить новый пятилетний план...
     Переписные затраты в советское время равнялись примерно 1 рублю на человека. Работникам, задействованным в переписи, сохраняли среднемесячные зарплаты и давали премии. Так, счетчику полагалось 20 руб., инструктору-контролеру — 30, заведующему переписным отделом — 45 руб. Какой-то особенной формы одежды у переписчиков не было. Лишь на груди висели значки с изображением территории СССР и надписью “Всесоюзная перепись” такого-то года. Счетчики переписывали всех партийных бонз за исключением главного — генсека. К которому для этих целей посылали сотрудников КГБ, специально обученных переписному делу.
     Главное отличие переписи нынешней от предыдущих — в следующем. Раньше учитывалось население постоянное (то, которое живет в данном населенном пункте или квартире) и наличное (то, которое находится там в данный момент — например, гости из других городов, командированные в гостиницах и т.д.) Сейчас решено учитывать только население постоянное — это и дешевле, и позволит избежать путаницы. А данные людей, которых вопросы счетчиков застанут, к примеру, в гостиницах, будут пересылаться в те населенные пункты, где эти люди живут. И, наконец, впервые за 70 с лишним лет будут учитываться не семьи, а домохозяйства — в соответствии с мировой практикой. Поскольку домохозяйство — это более широкое понятие семьи, включающее в себя не только живущих вместе родственников, но и других людей, которые тоже “существуют” с этими родственниками под одной крышей. Например, прислугу, которая живет в семье своих хозяев.
    



Партнеры