Расставание со штампами

Валерий Устюгов: “Совет Федерации — всего лишь хорошая канцелярия”

26 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 280
  Вчера закончились каникулы у последней “партии” политиков — сенаторов. Их встретили кое-какие новшества: в здании на Большой Дмитровке сделали ремонт, постелили свежие коврики с игривыми розовыми вставочками, а перед началом заседания членам СФ сыграли не просто музыку гимна, как раньше, а пустили главную песню страны уже со словами.
     Главным событием вчера стало рассмотрение пресловутого “моратория на референдумы”. Уложились в... тридцать минут. Хотя некоторые выступавшие (например, “гость” из Госдумы Анатолий Лукьянов) и призывали не пропустить “закон, ограничивающий демократию”, голосов набралось более чем достаточно — 151 “за”...
     И еще новости: политсезон в Совете Федерации начался с потерь в сенаторских рядах. Недавно заявил о своем уходе представитель Калининградской области Устюгов, а вслед за ним и томский сенатор Гурдин. За 9 месяцев работы обновленного Совфеда это уже третий случай: весной из-за невнимания палаты к нарушениям во время президентских выборов в Ингушетии хлопнул дверью Руслан Аушев...
     Мы побеседовали с одним из “ушельцев” — Валерием Устюговым. Похоже, он покинул свой сенаторский пост без особых сожалений...
     — Валерий Николаевич, почему вы больше не хотите быть сенатором?

     — Сошлось несколько причин. Первая — моя позиция по калининградской проблеме не совпадает с мнением тех, кого я представляю в Совете Федерации, — с администрацией области. Сейчас возобладал жесткий вариант: Россия настаивает только на безвизовом проезде. Я же считаю, что он заведет переговоры в тупик и все в результате закончится именно введением виз... На мой взгляд, не надо пытаться продавить Евросоюз единым махом, а делать это постепенно. Для начала выговорить свободное перемещение через Литву только для калининградцев...
     — А вторая причина?
     — Совет Федерации очень сильно изменился. Раньше это была сильная палата. Поэтому президентская администрация посчитала, что в таком варианте оставлять Совет Федерации нельзя. Прежние сенаторы имели возможность повлиять на ситуацию, где-то сказать “да”, где-то — “нет”. А эти представители не могут быть самостоятельными фигурами. Для губернаторов же придумали специальный декоративный орган — Госсовет, где в совещательном варианте они могут повстречаться с президентом и поговорить о судьбах страны.
     — Сейчас многие депутаты и сенаторы всячески продвигают идею выборного Совета Федерации...
     — Если все члены этого состава пойдут на честные выборы, 80% из них не изберутся. Тем не менее они ничего не боятся, поскольку в большинстве своем это москвичи. Которые надеются, что выборы в Совет Федерации будут сродни думским — 50 на 50 по партийным спискам. Известно, что все партии находятся в Москве, вот желающие снова здесь оказаться между собой все и распределят по партийным спискам.
     — Невысокого же мнения вы о коллегах...
     — Я не хочу никого огульно хаять — там есть очень хорошие ребята, грамотные и достойные своего места. Но они сегодня не управляют процессом. Теперешний Совет Федерации — это очень хорошая канцелярия: бумага поступает, штампанули ее — и президенту на подпись. Вы помните хоть один закон, на который президент наложил вето, а сенаторы это вето преодолели? Да такие вопросы вообще не ставились. Я столкнулся даже с таким: вот идет закон по земле, у всех разные позиции, в кулуарах все спорят, высказываются, кричат: “Да за это мы никогда голосовать не будем, да ни за что!” А потом перед заседанием звонит гражданин: “Здрасьте, я вот такой-то из Администрации Президента, а как вы намерены голосовать?” Я говорю: “Какое ваше дело?” — “Ну, нам нужно учесть...” То есть идет открытое давление. Я знаю сенаторов, которые в ответ на него говорят “нет”. Так люди со Старой площади связываются с регионом и заставляют оттуда позвонить и дать указания. А сенатор — всего лишь представитель, он не может пойти против того, кто его сюда делегировал. Вопрос решен. Так зачем нужен этот формальный орган? Поставить лишнюю печать, лишний раз оформить то, что делает Государственная дума?
     — Ну а вообще-то нужен СФ как орган? Может, проще его просто упразднить, как некоторые и предлагают?
     — Нужен. Дело в том, что формирование нижней палаты по партийно-политическому принципу развивает нашу партийно-политическую систему. Но чтобы сегодня проводить в жизнь и отстаивать интересы 89 регионов России, нужны все-таки региональные представители. Каждый вроде бы борется за себя, но в целом боремся за Россию. Верхняя палата нужна, чтобы иметь возможность выйти на федеральный уровень и донести свою позицию, позицию своего региона по чрезвычайно важным проблемам. Каждый регион, каждая область вправе иметь своих представителей в федеральном центре и рассчитывать, что они будут ее каким-то образом поддерживать.
     — Какие вы видите перспективы у верхней палаты?
     — Сейчас проще все-таки перейти к выборности, но к такой, чтобы в палату попали представители регионов, а не партий — копия Думы не нужна. Плюс — жесткий контроль за выборами. Я думаю, что они могут состояться уже вместе с думскими в 2003 году...
    



Партнеры