Взятки не гладки

Военным абитуриентам устроили дешевый прием

26 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 1834
  О военных взятках немало песен сложено... Чего скрывать — берут на лапу отцы-командиры. Те, кому дают, естественно. Потому как не всякое место в армейском строю может вызвать заинтересованность “спонсоров”. Среди прочих “льготных” мест службы числятся военные институты и университеты, особенно в пору вступительных экзаменов.
     Вроде и армия сегодня не в фаворе, и “профессия Родину защищать” уже не столь престижна, однако ажиотаж вокруг поступления абитуриентов царит нешуточный, особенно если военвуз престижный, дающий диплом “двойного назначения”, с приличной гражданской специальностью. Тут для поступления отпрыска никаких денег не жалко. Расценки хорошо известны. Все идет гладко и по накатанной схеме. И вдруг в этом году что-то “сломалось” в самом “блатном” милитари-заведении страны — Военном университете Минобороны. Здесь... запретили брать взятки. За что, впрочем, и поплатились.

     Все началось с... расследования “МК”. Год назад мы опубликовали материал “Взятка цвета хаки”, где подробно изложили схему “поступления” в Военный университет МО, который готовит для армии юристов, переводчиков, психологов, журналистов, спецпропагандистов, социологов, культпросветработников. Назвали расценки, посетовали на закрытость, к которой не может подобраться даже военная прокуратура, а еще посетовали, что даже новый начальник университета Валерий Марченков (хороший человек и генерал) не сможет сломать эту порочную практику. Публикация, как оказалось, задела Валерия Ивановича за живое. В прошлом заместитель начальника Главного управления боевой подготовки Вооруженных сил, Марченков и на поприще военного образования мыслил категориями армейского окопного генерала — исход боя решают не “откупленные”, а реально подготовленные офицеры. А тут еще “МК” масла в огонь подлил...
     За несколько дней до вступительных экзаменов нынешней абитуры начальник Военного университета проводит невиданный доселе “эксперимент”. Совершенно неожиданно для многих он утверждает новый состав приемной комиссии и секретариата, исключает из предметных и апелляционных комиссий преподавателей, которые вели занятия на подготовительных курсах. В военунивере определяется ужесточенный порядок допуска на территорию и контроль приемных экзаменов. По сути дела — это ломка всей устоявшейся системы. В мгновение ока рушатся все “договоренности”, все апробированные пути. Теперь даже при всем желании невозможно “прорубить новое окно” для окольного поступления, теперь все по-честному, без обмана — право носить заветные курсантские погоны престижного военвуза получат только достойные. И, как результат, армия получит действительно грамотных и подготовленных специалистов.
     Чем сильна наша военная система, так это умением организовать жесткую оборону с последующим переходом в контрнаступление. Появился сильный “противник” в лице генерал-полковника Марченкова, поставившего заслон на пути “левого” поступления? Найдутся и свои контрмеры и, главное, люди, которые их организуют. На Военуниверситет мгновенно был брошен в атаку... Генштаб. Почему именно в это время? Видимо, по старинной армейской традиции — когда лосось идет на нерест, проверяют именно Дальний Восток. Как тут не вспомнить гашековские “Похождения бравого солдата Швейка”: “Все шло хорошо. Пока не вмешался Генеральный штаб...”.
     В общем, вступительные экзамены в этом году в ВУ МО шли под непосредственным контролем представителей Генштаба. Сочинения шифровались, потом проверялись, запирались в сейфы, изымались из сейфов, расшифровывались. Результаты становились известны только за полночь. Преподаватели трудились на износ, абитуриенты тряслись в ожидании. А поутру — кому вперед с песней, кому чемодан собирать. Была и еще одна группа абитуриентов — те, кто стал подавать апелляции. Чтобы дойти до написания “телеги”, восемнадцатилетнего паренька кто-то должен был очень крепко подучить строчить апелляцию...
     Комиссия Минобороны, назначенная уже после вступительных экзаменов, взялась в числе прочего и за апелляционные жалобы и провела анонимный опрос среди курсантов. Негатива накопали на 3 процента — из 400 человек только 5 признали, что им предлагали “решение проблем поступления” за деньги. Несмотря на многостраничный акт комиссии МО, задача которой, надо полагать, заключалась именно в нахождении компромата, особых нарушений в работе приемной комиссии ВУ обнаружено не было. А эти самые “три процента” генерал-полковник Марченков на самом деле может записать в свой актив — такой низкой ставки на взятки в Военном университете за последние годы не бывало. Хотя в верхах этим его еще будут шпынять довольно долго — до следующих вступительных экзаменов. Другой вопрос в том, останется ли он и дальше борцом за справедливость, после такого-то давления? Или махнет рукой и оставит все как было, без разных экспериментов?
     Недавно у Военного университета сменился “куратор” — рулить кузницей офицерских кадров будет теперь не Генштаб, а Главное управление кадров Минобороны во главе с генерал-полковником Николаем Панковым. Плохо это или хорошо, покажет время. Впрочем, “отставной” Генштаб сдал кадровикам неплохое наследство — по крайней мере последний набор этого военвуза очень даже неплох.
    



Партнеры