Северная столица Великой Империи

26 сентября 2002 в 00:00, просмотров: 374
  Среди коренных москвичей принято ругать Питер и питерских. Жители Санкт-Петербурга платят нам взаимностью: стоит только посмотреть мультик про Масяню, которая приезжает в Первопрестольную и сталкивается там с крутыми, но при этом совершенно “переваренными” обществом потребления товарищами...
     Может, двум столицам уже пора подружиться? Питерцам — ввести у себя моду на чистые подъезды. А москвичам — читать побольше книжек и почаще думать о вечном. Глядишь, и все точки конфликта мало-помалу исчезнут.
     Сегодня мы представляем вам город на Неве таким, каким его видят сами питерцы, а не записные критики с берегов Москвы-реки...

Следующей весной Санкт-Петербург отпразднует свое трехсотлетие. В гости ждут весь мировой политический бомонд — но иностранцы попроще, как известно, и так валом валят в Северную Пальмиру, предпочитая ее романтическую красоту московской прагматичности. Впрочем, образ Питера за последние годы очень сильно изменился. Город в последнее время привлекает и прагматиков, которые вкладывают в экономику Северной Пальмиры немалые деньги, рассчитывая, соответственно, на большие прибыли.
     Реставрация исторических зданий и строительство новых по всем “евростандартам” — это лишь внешняя сторона изменений. А есть еще растущие инвестиции, интереснейшие экономические проекты, бурлящая культурная жизнь — в общем, все то, что делает наше “окно в Европу” день ото дня привлекательнее. Если заглянуть в него без предвзятости, то откроются новые ракурсы, новые, как сказал бы Петр I, “першпективы”. Лишь малую их часть — иначе пришлось бы книгу писать — мы и попытались исследовать в сегодняшнем обзоре.

КАК НАЙТИ МИЛЛИОН НА НЕВЕ
Жители Питера ходят по золоту

     Санкт-Петербург — любимый город российских антикваров. Львиную долю антиквариата, который продается на московском рынке, привозят именно из города на Неве. Почти в каждом коренном питерском семействе сохранились старинные вещи, напоминающие о величии столицы Империи: искусно обрамленное зеркало, комодик красного дерева, бронзовая статуэтка... А в местных антикварных магазинах можно при желании даже найти гарнитур настоящей царской мебели — “всего” за несколько сотен тысяч долларов...
     Но в Питере есть и тайные сокровища, которых вы не увидите ни в квартирах, ни в магазинах. Это — клады, которыми буквально напичкана земля и в центре, и в окрестностях города — не говоря уж о тайниках в старинных зданиях. О существовании некоторых известно — так, до сих пор не найдены нумизматическая коллекция графа Юсупова, драгоценности Елисеева, изделия Фаберже, спрятанные в “смутное время”...

Секрет столетней наливки

     Да что земля — искать можно и под водой. Несколько лет назад один предприниматель из Нидерландов хотел получить подряд на чистку петербургских каналов. В обмен, говорят, он требовал лишь... отдать ему все находки, которые будут подняты со дна. Власти, естественно, не согласились — ведь вывоз исторических ценностей из России запрещен. И все же — каждое лето в Питере можно видеть водолазов, которые, вооружившись специальными лотками, ныряют в каналы и тщательно просеивают ил. Это местные кладоискатели. И труды их вознаграждаются с лихвой. Больше всего находят монет, но попадаются и “улики”, от которых петербуржцы избавлялись в революционные годы — это кортики, сабли, царские ордена, иконы и прочая церковная утварь...
     Если вспомнить недавнюю историю, то больше всего на находки в Ленинграде везло строителям. Самой шумной находкой за последние 50 лет можно считать обнаружение в Гостином дворе 115 килограммов (!) золота. Случилось это в 1965 году. Строительная бригада нашла 8 слитков золота 900-й пробы. Тогда клад, как принято было выражаться, пополнил валютный запас страны. Примерная сумма, в которую можно было бы оценить находку, естественно, не называлась.
     Из позднесоветских времен вспоминается 1985 год, когда капитально ремонтировали дом по 2-й Красноармейской улице. Там в небольшой комнате на антресолях строители обнаружили тайник. Чего там только не было: и старая одежда, и самовары, и подносы, и скатерти, и постельное белье, и даже набор продуктов — кофе, шоколад, наливка. Наливку рабочие тут же пустили в дело, и, когда приехала милиция, были уже пьяными в стельку. Несмотря на кажущуюся несерьезность клада, общая его стоимость составила 27 тысяч рублей (по ценам далекого 85-го вполне неплохо). Оказалось, что кроме одежды и предметов быта там были изделия из серебра с изумрудной инкрустацией.
     А буквально пару лет назад на улице Калинина строители расчищали место под застройку. В земле они нашли целую бочку со столовым серебром и прочей утварью начала прошлого века. Судя по всему, на том месте был когда-то постоялый двор, и хозяин решил оставить себе заначку до лучших времен. Рабочие оказались ребятами смекалистыми — в соседнем доме они нашли старушку, которая на том постоялом дворе когда-то работала. Она созналась, где закопана вторая бочка...

Черпак для домового

     Почему-то особенно ретиво преследует кладоискателей призрак балерины и, так сказать, друга многих членов царской фамилии Матильды Кшесинской. Существует предание, что, бежав за границу, она закопала во дворе своего особняка, где ныне находится Музей политической истории, ящик с драгоценностями, старинными банкнотами, монетами и книгами. Не так давно депутат Госдумы петербуржец Константин Севенард решил покопаться на этой территории. Он устраивал шумные пресс-конференции, проводил слушания в местном Законодательном собрании, предлагал провести “глубинные” раскопки на собственные средства. В качестве доказательств того, что близ особняка Кшесинской находится клад, Севенард предлагал видеофильм, снятый любительской камерой во время “пробных” раскопок, устроенных им без всякой санкции (тогда будто бы докопались до верхней крышки ящика). А также рассказ о том, что о кладе ему поведали еще в начале 90-х годов прошлого века бывшие инженеры царской армии, доживавшие свой век в одном их парижских домов престарелых. Но комиссия Министерства культуры оказалась глуха к требованиям депутата и не позволила рыть траншеи на музейной территории...
     Но менее романтически настроенные охотники за кладами все-таки предпочитают журавлю в небе синицу в руках — методично прочесывают чердаки старых домов, обследуют с металлоискателями так называемые “урочища” — в кладоискательской терминологии это слово обозначает место на открытом воздухе, например в районе какой-нибудь усадьбы... Если взять, к примеру, работу на чердаках, то она на самом деле не такая простая, как кажется.
     Вот какие рекомендации дают по этому поводу петербургские энтузиасты. Начать осмотр надо с кровельных балок и стропил — на них сверху могли спрятать что-то маленькое либо длинное и узкое, чаще всего холодное оружие. Потом — обследовать все приметные углубления в стенах, кирпичной кладке, ниши, вентиляционные отверстия и прочие пустоты. Обратить внимание на саму кирпичную кладку, на щели и трещины между кирпичами — вдруг кирпичик легко вытаскивается, скрывая тайник.
     Дальше надо “прокопать песчаную засыпку вдоль стен и несущих конструкций на ширину около 15—20 сантиметров.” И, наконец, разобрать кучи чердачного мусора и “прощупать” пустоты между полом чердака и потолком нижнего помещения.
     Результаты могут оказаться иногда очень... трогательными. Так, на одном чердачке члены клуба кладоискателей северной Пальмиры обнаружили схрон, где были спрятаны бюст Николая Второго, полевой бинокль, револьвер, погоны офицера царской армии и фотографии, на которых был запечатлен этот офицер в парадной форме. Что стало с этим человеком, кто он был — установить не удалось.
     Если же речь идет не о чердаках, а о пустующих квартирах в выселенных домах, то там кладоискатели в первую очередь осматривают полы. Именно под ними в прошлом веке чаще всего прятали драгоценности, ордена, серебряные и золотые монеты. Нередко находят и мелкие ювелирные украшения. Во многих домах вместо дорогого паркета были доски, под них то и дело закатывались какие-нибудь безделушки: то брелок, то миниатюрный флакончик духов, то жемчужина. Случаются и вовсе экзотические находки: так, в одном из зданий на Большом проспекты были найдены завернутые в полусгнившую тряпочку... порнографические игральные карты. Имущество петербуржцев прошлых веков частенько обнаруживается и в дымоходах. Правда, в основном это... серебряные ложки. Их петербуржцы по старинному поверью “дарили” домовым. Судя по всему, в некоторых квартирах домовой был в ранге чуть ли не божества. Так, из дымохода одного из домов по 6-й Советской был извлечен огромный, покрытый слоем сажи серебряный черпак.

Сколько отдать государству?

     Ну а больше всего питерских кладоискателей привлекают загородные усадьбы. Скажем, близ Константиновского дворца, что в Стрельне, еще до того, как там начали строить Дворец конгрессов, удалось выкопать премилый позолоченный медальончик, кокетливую серебряную подвеску и старинную, еще петровской эпохи затейливую... клипсу. Так и представляешь себе даму в кринолинах, которая роняла слезы о потере...
     А иногда места для раскопок выбираются довольно “эксцентричные”. Недавно “археологи-любители” выезжали на место бывшей финской железнодорожной станции на Карельском перешейке. Не говоря уж о парадных бляхах железнодорожников тех времен, когда Финляндия еще была частью Российской империи, были найдены шикарные пуговицы, явно принадлежавшие каким-то вельможам, обручальное кольцо какого-то рассеянного пассажира, старинная посуда, множество монет...
     Кладоискатели, с которыми мы встречались в городе на Неве, уверены, что жители Петербурга и области буквально ходят по золоту. Ведь до сих пор не найдено еще и половины всех кладов!
     Кстати, ребята рассказали мне, что иногда устраивают сафари для приезжающих иностранцев. У них, мол, все уже перекопано, а в России работы непочатый край. Вот за соответствующее вознаграждение и возят гостей из дальнего зарубежья на раскопки...
     Отношения кладоискателей с государством довольно запутанны. Например, если в СССР 25% от стоимости клада получал тот, кто его нашел, а все остальное шло в госказну, то по нынешнему законодательству клад делится пополам между нашедшим его и собственником территории, где было найдено “сокровище” (земельного участка, строения и так далее). Это при условии, что от собственника заранее было получено согласие на раскопки. А если нет — он имеет право получить весь “навар.” В случае же, если клад содержит “памятники истории и культуры”, его надо отдать государству, а уж оно выплатит собственнику и кладоискателю по 25%. Конечно, эти правила соблюдают далеко не все охотники за кладами. Тут уж, как говорится, не пойман — не вор... Самым сознательным рекомендуют поступать так: прийти в местный краеведческий музей и предложить штатным археологам свои услуги. “Вы перестанете ощущать себя разрушителями памятников и сможете обогатить науку новыми интересными находками”, — заключают ученые. Так что — металлоискатель в руки, и — в Питер!

СЮРПРИЗЫ ДЛЯ ГУРМАНОВ
Что новенького в питерских музеях?

     Куда первым делом идут туристы, впервые приезжающие в Санкт-Петербург? Конечно же, в Эрмитаж и в Русский музей. Вот наиболее интересные временные экспозиции, которые представлены или будут представляться публике в этом сезоне.
    
     Русский музей. Корпус Бенуа.
     “Дионисий. К 500-летию росписи Рождественского собора Ферапонтова монастыря”.

     В собрании музея хранятся уникальные иконы Дионисия и его мастерской, происходящие из иконостаса Рождественского собора (1502—1503 гг.), а также из Троицкого собора Павлова Обнорского монастыря, созданные прославленным иконописцем вместе с его сыновьями (около 1500 г.). Эти памятники вместе с образами близкого по времени иконостаса Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря (1495 г.) и составили основу выставки. В экспозицию вошли также факсимильные копии фресок, миниатюрные зарисовки и схемы росписи Рождественского собора Ферапонтова монастыря.
    
     До 24 ноября. Эрмитаж. Синяя спальня (зал №307).
     “Балтийский янтарь в собрании Государственного Эрмитажа”.

     Музей впервые показывает полное собрание предметов из янтаря, которые находятся в его фондах с конца восемнадцатого века и были специально отреставрированы к экспозиции. Янтарные вещицы, принадлежавшие Петру I, трость Екатерины II, рожок для табака Петра III и безделушки, сделанные по эскизам супруги Павла I, великой княгини Марии Федоровны — все это можно увидеть на выставке.
    
     24 сентября — 17 ноября. Эрмитаж.
     Аполлонов зал Зимнего дворца.
“Арсиноя или Клеопатра?”

     Центральный экспонат выставки — статуя царицы древнеегипетской династии Птолемеев. Но какая именно? Сие до сих пор остается загадкой для исследователей. Одни считают, что это Арсиноя, обожествленная при жизни. Другие — что легендарная Клеопатра. Представление о времени правления обеих цариц иллюстрируют других исторические экспонаты. А посетители вместе с учеными погружаются в мир “археологического детектива”.

     С 31 октября. Русский музей. Корпус Бенуа.
     “Святые шестидесятые”.

     Выставка посвящена 1860-м годам — одному из интереснейших периодов в истории русского искусства. Экспозиция представит около 350 живописных, графических и скульптурных работ из собрания Русского музея, а также из Третьяковской галереи и Эрмитажа. Ведущее место займут произведения “бытового жанра” — картины художников Перова, Прянишникова, Соломаткина, а также портреты кисти Крамского, Ге, пейзажи Саврасова, Шишкина и других классиков русской живописи.

КАМИН БАРОНА ВРАНГЕЛЯ
Элитная недвижимость Петербурга: от бывших коммуналок до новых дворцов

     Как Петр, рубитель окон, создавал Петербург для элиты Империи, так сейчас на невских берегах появились люди, которые могут себе позволить суперэлитное жилище.
     Особость Питера заключается в том, что, будь дом хоть с тремя лифтами и пятью ванными, он не будет считаться ну о-очень элитным, если не находится в историческом центре северной столицы. Желательно, чтобы он был с “престижным прошлым”.
     Чего стоит хотя бы объявление о сдаче в аренду квартиры на Фонтанке, в которой проживал Врангель! Правда, агентство, сдающее жилплощадь белого генерала, сообщило, что пора из объявления историческую личность изымать — слишком многие требуют именно эту квартиру... В свободной продаже оказалась и пятикомнатная квартира на улице Радищева, в которой когда-то жил и работал Николай Гумилев и бывала Анна Ахматова. И вообще, если покопаться в истории любой старой квартиры в центре города — непременно выплывет какая-нибудь историческая подробность, которая будет греть душу нового хозяина...
     Ценники на элитное жилье в Петербурге стартуют от $1,5 тыс. за кв. м. А в основном его стоимость колеблется от 2 до 3 тысяч долларов за квадратный метр, что пока еще меньше, чем в Москве. Однако последние темпы роста свидетельствуют о том, что скоро северная столица догонит официальную.
     В первую очередь котируется территория, прилегающая к Невскому проспекту в районе между Исаакиевской площадью и площадью Восстания (то есть не сам Невский, а пересекающие его улочки). Также ценятся некоторые участки на Петроградской стороне (Каменноостровский проспект), территории в районе Таврического сада, набережная Робеспьера, Дворцовая набережная, Малая Конюшенная и Итальянская улицы, Малая Садовая и набережная Мойки, а также Каменный остров.
     Большое значение придается виду из окна. Квартира с видом на любую улицу или площадь никогда не будет стоить так же дорого, как вид на воду (Невы, Фонтанки, Мойки), исторический парк или достопримечательность вроде Спаса на Крови.
     Очевидно, что свободные участки или объекты под реконструкцию найти непросто. Поэтому застройщики ищут новые места. Наиболее перспективными сегодня могут считаться Крестовский и Каменный остров. К примеру, на Крестовском заканчивается строительство современного жилищного комплекса, по объемам больше напоминающего дворец.
     Нельзя забывать и об исторических пригородах Петербурга. Чего стоит хотя бы Пушкин, где ведется строительство элитных и высококомфортных объектов. Зеленый пригород, расположенный в получасе езды от Петербурга — “лакомый кусочек” для ценителей. Квартиры раскупаются еще на стадии строительства. Впрочем, каждый проект невелик по масштабам, так как строительство в центре Пушкина строго ограничено. Здания, согласно градостроительному регламенту, должны здесь иметь не более пяти этажей, протяженность фасада — не превышать 40 метров.
     Если в Москве “отселение” промышленных объектов на окраины идет пока не очень активно, то в Петербурге этот процесс налажен уже давно — на месте фабрик и заводов строятся новые комфортные дома. Например, на Васильевском острове реконструкции подверглись здания фабрики “Восход”. Можно вспомнить и волшебное преображение владений бывшего молокозавода №3. На Каменном острове, на 2-й Березовой аллее, сейчас возводится малоэтажный комплекс на месте кинокопировальной фабрики.
     А недавно было подписано распоряжение о реконструкции под элитный комплекс зданий фабрики “Знамя труда”, расположенных на Петроградской стороне. Общая площадь участка — 17 340 кв. м.
     Намечаются и новые проекты. Недавно городская администрация заявила, что считает перспективной территорию на Московском проспекте, где сегодня расположены заводы “Пигмент” и авторемонтный завод. Кроме того, объявлено о проекте строительства жилого комплекса по соседству со Смольным на месте психоневрологического интерната...
     Представители питерских агентств недвижимости утверждают, что москвичи пока не стремятся стать обладателями квартир в Северной Пальмире. А вот снимают жилье очень охотно — это относится не только к туристам, но и к бизнесменам, которым по роду работы приходится бывать в городе на Неве. Варианты предлагаются самые роскошные: например, двухуровневые десятикомнатные апартаменты с видом на Петропавловку, антикварной мебелью, танцзалом, джакузи-сауной и услугами горничной в придачу.
     Главное отличие питерского элитного жилья от московского заключается в том, что не всегда покупателям могут предоставить подобающих соседей. Человек покупает квартиру в историческом здании, в центре Петербурга, оборудованную по последнему слову техники, но соседняя квартира на лестничной площадке представляет собой набитую клопами и тараканами коммуналку. А новых зданий в “самом-самом” центре немного — весь центр Питера является охранной зоной Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников, с которым застройщики и реконструкторы ведут непрерывные войны. Но варианты все-таки находятся: инвесторы проявляют большой интерес к историческим зданиям, когда они превращаются в аварийные объекты, подлежащие сносу. Тогда их можно в корне реконструировать или возвести на их месте нечто “в духе старинной застройки”. В общем, при желании в городе на Неве можно отыскать очень “интересные” квартиры, которым позавидовали бы многие обеспеченные москвичи. Ну где еще можно посидеть у камина, на огонь в котором некогда любовался сам барон Врангель!
    





Партнеры